Допинг для ангелов

Включат ли антидепрессанты в список запрещенных препаратов?

22 октября 2007 в 17:03, просмотров: 2132

Как ни парадоксально, но до сих пор Международная антидопинговая комиссия ВАДА, известная своей бескомпромиссностью, не включила антидепрессанты в список запрещенных препаратов.

Вспомните, как в олимпийской сборной австрийских лыжников и биатлонистов был обнаружен целый склад антидепрессантов, однако ни один из спортсменов не был дисквалифицирован. И хотя споры на эту тему идут уже несколько лет, в списке на следующий, 2008 год антидепрессанты также отсутствуют. Более того, вопрос о запрете этих препаратов пока даже не стоит на повестке дня.

Однако, как сообщил “МК” бывший глава Российской антидопинговой лаборатории Николай Дурманов, есть ряд людей, которые намерены в любом случае затронуть эту тему на III Всемирной конференции по допингу в спорте, которая будет проходить 15—17 ноября в Мадриде.

Николай Дурманов: “Существует две точки зрения на эту проблему”

— В мировом антидопинговом сообществе есть две диаметрально противоположные точки зрения на этот вопрос, — пояснил корреспонденту “МК” Николай Дурманов. — Одни считают, что и без того уже слишком намучились с препаратами для похудания и марихуаной, которые — увы! — общедоступны, а потому чаще всего вылавливаются на допинг-контроле. Поэтому им очень не хочется добавлять к этому списку еще не менее общедоступные антидепрессанты, и они говорят: “Зачем же мы будем еще больше угнетать спортсменов, у которых и без того много поводов для депрессии”. Между тем другая группа специалистов считает, что антидепрессанты — допинг, и их надо запретить, обосновывая это бронебойным резоном: “Если высококлассные спортсмены постоянно употребляют антидепрессанты, значит, это неспроста, и влияет на результат”.

— Каким образом?

— Получается, одни нервничают перед соревнованиями, у них стресс, мандраж, коленки трясутся. А другие накатили таблеточку перед стартом — и прекрасно себя чувствуют. А это нечестно.

— Какова ваша личная позиция в этом споре?

— На самом деле существует несколько видов антидепрессантов, которые кардинально отличаются друг от друга. Я считаю, старые добрые антидепрессанты можно не запрещать. Потому что  они скорее понижают уровень тестостерона, мужского гормона, ответственного за многие спортивные качества. А вот новые поколения антидепрессантов — это мощные препараты, которые на очень глубоком уровне воздействуют на психику спортсмена. И, безусловно, влияют на поведение атлета, на скорость работы нервной системы, на кураж. А значит, прямо влияют на спортивные результаты и являются допингом. Их, точно, надо запрещать!

— Но, судя по тому, что вы сказали, это чудное лекарство, а не допинг.

— Да, это чудные лекарства — в обычной жизни. Помогают справляться с нашими городскими стрессами, философски взирать на пробки на дорогах, пропускать мимо ушей ежедневную порцию страшилок из телевизора. А в спорте — это допинг.

— Тогда почему же ВАДА, которая вносит в запрещенный список чуть ли не все лекарства подряд, такие сильные антидепрессанты разрешает.

— На самом деле слухи о черных запретных фолиантах, содержащих десятки тысяч названий допингов, несколько преувеличены. Не так-то уж и много препаратов запрещено, “запрещенная” брошюрка-то очень тоненькая… Ну, анаболики — это понятно. И некоторые противовоспалительные средства, и то лишь во время соревнований. Запрещены также стимуляторы, некоторые гормоны. Если речь вести о лечении спортсменов, практически у всех у них есть отличные аналоги, которые запрещенными препаратами не являются. А вот насчет антидепрессантов — все разговоры об их запрещении впереди. И скоро.

Иоланда Чен, чемпионка мира по легкой атлетике: “Спортсмены гораздо честнее, чем многие думают!”

— Да нельзя ни в коем случае антидепрессанты запрещать! — уверила меня знаменитая легкоатлетка Иоланда Чен. — Вот Наташу Садову в 2001 году на чемпионате мира золотой медали лишили в метании диска. Обнаружили кофеин. А она же просто кофе пила по сто чашек в день. И так случилось, что прямо перед соревнованиями зашла в итальянское кафе. Я, помню, однажды маленькую чашечку такого итальянского кофе выпила, так потом чуть в больницу не попала, так мне плохо было: давление подскочило, сердце заколотилось со страшной силой... Ну а Наташа без такого кофе вообще жить не может. Организм-то у всех разный. Что ж теперь за это — казнить? А парадокс в том, что Наташу за этот кофеин дисквалифицировать не стали, только медаль отняли. Наверное, просто предупредить хотели, а доказать, что это допинг, не смогли. А потом кофеин вообще официально разрешили.

— Когда у тебя карьера закончилась, ты потом не чувствовала себя инвалидом в обычной жизни?

— Отнюдь. Я тебе больше скажу, только наше спортивное прошлое и помогает нам жить. А так бы уже давно лежали в клинике неврозов с вегетососудистой дистонией.

— Ну а во время карьеры приходилось антидепрессанты принимать?

— А я просто не представляю, как при такой жизни, как у нас, по-другому после бесконечных перелетов в себя приходить. Помню, в 1995 году у меня было турне по разным турнирам, когда я за неделю весь земной шар облетела в безумном ритме: выступила — полетела, выступила — полетела. Притом что я боюсь летать, меня даже от запаха самолетного тошнит. И многие боятся, потому что каждый день рассказывают, как самолеты падают. И вот ты мне скажи, как в такой ситуации спортсменам адаптироваться — вино без конца, что ли, пить?

Почему все вокруг могут себе помогать, когда им плохо, а спортсмены — нет? Они что — не люди? И их надо немедленно в наркомании обвинять. А при чем тут допинг, я вообще не пойму. Антидепрессанты ведь скорее отрицательное воздействие на результат оказывают. Ты сама пойми: организм спортсмена — это ведь очень тонкий механизм, который в постоянном напряжении находится. Ты постоянно форсируешь нагрузки — острые, технические. А потом вдруг раз — влюбился, и все! Мысли в другую сторону переключились, и все разладилось, руки опустились. Безответная любовь — ты лежишь и умираешь. А тебе надо бежать. Люди годами тренируются, идут к высокому результату. А результат-то от головы. Ты представь, что классный спортсмен вдруг ни с того ни с сего наестся антидепрессантов, которые совершенно непонятным образом могут ему на психику повлиять. Или мышцы вдруг отяжелеют. Это же очень опасно. Значит, если спортсмен и употребляет какое-то лекарство, значит, оно ему действительно нужно. Так при чем здесь допинг, почему надо за это наказывать?

— Представители антидопинговых лабораторий считают, что спортсменам не так уж много препаратов запрещено.

— Да куда ни глянь — ничего нельзя. Учитывая, что к каждому препарату всегда дописывается “и подобные”. А этих подобных еще штук по триста на каждые таблетки. Хорошо хоть в последнее время в инструкциях на лекарствах в аптеках стали писать: “Вниманию спортсменов: препарат может быть включен в список запрещенных”.

— А Пылева, с твоей точки зрения, виновата или нет?

— Да она просто приняла препарат, который концентрирует внимание. Самое интересное, что он создан для тех же биатлонистов и во всех аптеках продается. Его пьют врачи и люди, подолгу сидящие за рулем. Так почему им можно, а спортсменам, которым после долгого бега нужно сосредоточиться на мишени, нельзя? Можно подумать, если бы Пылева не умела так здорово стрелять, ей бы эти таблетки очень помогли! А вопрос, я считаю, по-другому надо ставить: на каком, собственно, основании этот препарат включен в список запрещенных?

— А помнишь, как бромантан, который в нашей лаборатории 20 лет разрабатывали специально для акклиматизации спортсменов, вдруг ни с того ни с сего запретили?

— Вот именно. Мне постоянно хочется спросить чиновников, которые все это запрещают: вы хоть раз-то в своей жизни 100 метров пробежали? Они ведь даже представления не имеют, как при таких нагрузках все эти препараты действуют. На мой взгляд, все эти запреты — просто гонка бесконечная и миллионы долларов, выброшенные в унитаз. Потому что за новыми средствами все равно ни одна антидопинговая лаборатория не угонится. Я считаю, допинг надо проверять только во время крупных соревнований.

— А какие препараты ты считаешь допингом?

— Психостимуляторы. Но ими уже давно никто не пользуется, потому что у них срок действия очень короткий и они мгновенно обнаруживаются в моче. Да и без всяких анализов — по одному виду человека все сразу понятно.

— А что ты скажешь по поводу гормональных препаратов?

— Господи, а ты знаешь, на каких гормональных препаратах чаще всего попадаются? Будешь смеяться — на ПРОТИВОЗАЧАТОЧНЫХ! В мое время, например, все кинулись на нон-овлон. Тогда ведь в Союзе вообще ничего не было, а от спиралей боль и нагноение. Так что было делать-то? Спортсменкам ведь противозачаточные таблетки нужны гораздо больше, чем всем остальным женщинам. Потому что если ты четыре года идешь к Олимпийским играм, то тебе как-то не с руки забеременеть, к примеру, за месяц, за два до выступления. А есть и другая проблема — месячные, которые тоже каким-то образом надо регулировать. А то представь — тебе бежать, а у тебя второй день цикла — вот весело-то. Можно вообще на старт не выходить. А главное, я одного понять не могу — допинг-то тут при чем? Противозачаточные таблетки не только не стимулируют, а, наоборот, угнетают гормональный фон. А девчонки столько раз на них горели! Да и сейчас, совсем недавно, Таня Лысенко и Екатерина Хороших перед чемпионатом мира были дисквалифицированы из-за противозачаточных. Как будто таблетку съели и быстрее побежали! Спортсмены на самом деле гораздо более честные люди, чем многие считают.

Ты сама подумай, насколько просто подсыпать кому-то допинг в еду или питье. К примеру, сплю я в одной комнате с конкуренткой, что мне стоит ей в бутылку с водой что-то добавить. Или в лифте шприцем в ногу ткнуть.

Поди потом докажи, что это из-за меня у нее допинг обнаружили. Никого не волнует, как он к ней попал, — хоть это и неправильно. Так что избавиться от соперника проще простого — однако такие случаи ведь чрезвычайно редки!

Я тебе сейчас смешную историю расскажу, которая покажет весь идиотизм ситуации. Была у нас одна девочка-бегунья, ее мама ненавидела спорт, считала, что все атлеты сидят на допинге. И вот однажды ни с того ни с сего нам велели к 9 утра анализ мочи для допинг-пробы привезти. А эта девчонка спросонья забыла свежую мочу в баночку собрать. Ну и маму попросила за нее пописать — надо же было что-то везти. Мама раскричалась: “Вот, сама анаболиков наелась, а меня пописать просишь!”. Так вот потом эту девочку после маминого анализа на два месяца дисквалифицировали за употребление каких-то препаратов. А девочка домой пришла и говорит маме: “Так кто из нас после этого на допинге сидит?”. И мама тогда все поняла и стала на всех углах спортсменов защищать.

— А что ты можешь сказать по поводу мандража? Все-таки антидепрессанты его снимают перед стартом — разве нет?

— Даже если мы уберем из нашей жизни все таблетки, то все равно один выйдет на старт с мандражом, а другой без. Но это проблемы нервной системы. При чем тут антидепрессанты? И вообще само понятие “честно—нечестно”, на мой взгляд, очень относительно. Один больше потренировался, другой меньше — это ведь тоже получается нечестно. Кто-то сильней от природы, кто-то слабей — и это несправедливо. А суть очень проста: кто-то выигрывает, а кто-то нет. Потому что люди — сердцем чемпионы, и таблетки тут ни при чем.

Григорий Родченков — директор федерального государственного унитарного предприятия “Антидопинговый центр”: “Я считаю, антидепрессанты надо запрещать”

— Я считаю однозначно — антидепрессанты надо запрещать, потому что это психотропные средства, которые, по определению, созданы для того, чтобы повышать психическую активность. А значит, это — стимуляторы, это — допинг!

— Даже если они оказывают седативное действие?

— В том-то и дело, что антидепрессанты на каждого человека влияют по-разному! В том числе и кофеин. Одни люди от кофе сутками не спят, а другие засыпают.

— Выходит, для одних это допинг, для других — нет?

— Так можно сказать про каждый антидепрессант. Но важно, что для кого-то они в любом случае являются откровенным допингом.

— Почему же в таком случая ВАДА не запрещает антидепрессанты?

— Да потому что это тут же выльется в крупные научные споры вплоть до судебных исков от производителей этих самых антидепрессантов, которые затратили миллиарды долларов на их создание. А ВАДА со своей стороны тратит много лет на разработку новых методов анализов, которые стопроцентно доказывали бы наличие той или иной группы препаратов.

— Но ведь кофеин с легкостью можно определить?

— Ничего подобного! В этом-то и проблема, потому что кофеин содержится в огромном количестве общедоступных продуктов, не говоря уже о чае и кофе. И почти невозможно доказать, что спортсмен сознательно употреблял его в качестве допинга.

— Скажите, а кофеин не опасен при больших нагрузках — сердце не выскочит?

— Как раз наоборот — кофеин готовит организм к большим нагрузкам.

— Скажите, а почему у легкоатлетки Садовой золотую медаль после чемпионата мира отняли, но потом не дисквалифицировали за употребление кофеина?

— Потому что после этого случая кофеин исключили из запрещенного списка. А вот на чемпионате мира по легкой атлетике в 2003 году американку Келли Уайт дисквалифицировали на 2 года за употребление модафинила — очень эффективного антидепрессанта, потому что перечень стимуляторов в запрещенном списке не ограничен, и в любой момент ВАДА может включить туда новый препарат.

— А в чем конкретно заключается действие модафинила?

— В том, что даже после серьезного недосыпа, к примеру, из-за долгого перелета и смещения во времени, спортсмены сразу приходят в нормальное бодрое состояние. На этот случай есть еще один очень сильный антидепрессант — флуоксетин, который воздействует на рецепторы обратного захвата.

— А если попроще?

— Ну, если попроще, от этих таблеток может наступать такое возбуждение, что доходит до бреда и галлюцинаций.

— Ну а если взять антидепрессант натурального растительного происхождения?

— Вы себе не представляете, какие коктейли из экстракта лимонника, гуараны и других натуральных продуктов спортсмены себе намешивают. Они потом ночами не спят. Не забывайте также о марихуане — это просто огромное зло в современном спорте. Особенно в экстремальных видах. Причем марихуану я тоже считаю допингом, потому что она очень сильно влияет на чувствительность спортсмена и на его психологическое состояние.

— А в чем состоит ужесточение допинг-контроля со следующего года?

— В определении атипичного результата анализов. Когда, скажем, у человека обнаруживают изменение гемоглобина в крови или тестостерона в моче. Сразу никто его не дисквалифицирует, потому что мало ли с чем эти изменения могут быть связны — с акклиматизацией, с высокогорьем, с чем-то еще. Но в течение трех месяцев у этого атлета несколько раз берут пробу. И если показатели не укладываются в допустимые нормы изменений — это уже служит доказательством, что спортсмен использовал запрещенные методы или манипуляции (переливание крови, использование тестостероновых гелей или пластырей и т.п.). Тогда атипический результат анализов превращается в положительную пробу на допинг.

Ярослав Бугаев, тренер-врач российской сборной по легкой атлетике: “Большинство антидепрессантов разрешено, и это естественно”


— Что вы думаете по поводу антидепрессантов в спорте?

— Большинство разрешено, и это естественно. Потому что антидепрессанты улучшают психологическое состояние. И даже кофеин, который был раньше запрещен, теперь разрешен, хотя он тоже считается стимулятором.

— С вашей точки зрения, это не опасно?

— В малых дозах нет. На самом деле кофеин разрешен под грифом “условно разрешенный”. Это означает, что официально в списке запрещенных препаратов его нет, однако ВАДА отслеживает все случаи его употребления без соответствующих санкций.

— Зачем?

— Для общей информации. Потому что очевидно, что кто-то просто пьет много кофе, а кто-то применяет кофеин в качестве стимулятора.

— На ваш взгляд, травма может повергнуть спортсмена в депрессию?

— Конечно.

— Что в такой ситуации делать, если не пить антидепрессанты?

— Возможно, поможет психокоррекция со стороны тренера.

— Вы лично как бы отнеслись к внесению антидепрессантов в запрещенный список?

— Лично мне будет обидно, если запретят гептрал, который является антидепрессантом, но при этом также лечит болезни печени и суставов.

Сергей Ясницкий, старший врач сборной России по теннису: “Теннисистам все равно, они антидепрессантов не употребляют”

— Честно говоря, нам от этой проблемы ни жарко, ни холодно, — заметил доктор нашей теннисной команды. — По крайней мере я никогда не слышал, чтобы наши ребята антидепрессанты употребляли. Вероятно, в теннисе это бесполезно. И с помощью антидепрессантов результаты не улучшишь. Может быть, конечно, кто-то из теннисистов в мире и пытался таким образом снять мандраж перед матчем, но мне лично такие случаи неизвестны. Теннисисты, какими бы эмоциональными они ни были, по сути люди психологически устойчивые.

Потому что одно дело выступать на турнирах два-три раза в год, другое, как они, — каждую неделю. Сами понимаете, каждый день антидепрессанты пить не будешь. И как бы тяжело от поражения ни было, никакой потребности в таблетках от этого нет. Потому что существует четкая внутренняя установка: “Этот турнир проиграл, следующий сыграю лучше”. На худой конец, если уж так тяжело на душе, можно и рюмку коньяку выпить — пока это не запрещено. Или на дискотеку сходить. А можно, как Марат Сафин, в горы сходить, переключиться, чтобы потом с новыми силами вернуться на корт.

Что думать, что делать?

Интервью с Иоландой Чен перевернуло все мои представления о самом понятии “допинг”. Конечно, отрицать четкие логичные доводы специалистов невозможно. В том числе и те, что некоторые антидепрессанты можно считать психотропными стимуляторами. Но все-таки не слишком ли безапелляционно мы — зрители, болельщики, критики — судим спортсменов высокого класса? Не прошел допинг-тест — значит, плохой. Притом что большинство из нас даже близко не выдерживали таких адских нагрузок! Не бежали дистанцию чемпионата мира после десятичасового перелета, не выходили на старт лыжной олимпийской дистанции в условиях высокогорья, где один спортсмен чувствует себя отлично, а другой в обморок в любой момент готов упасть. Так почему же мы в этой ситуации не говорим, что спортсмены не равны? И что одному из них препарат нужен вовсе не в качестве допинга, а чтобы просто прийти в себя. Обвиняем кого-то в приеме допинга и не понимаем, что стимуляторы на каждого влияют по-разному. Один под его воздействием сутками готов бегать, а другой засыпает, как в случае с кофеином, описанным Родченковым. Мы так часто говорим, что у спортсменов от постоянных нагрузок иммунитет существенно ослаблен, и поэтому они чуть что подхватывают вирус, простужаются, отравиться могут даже нормальной для обычного человека пищей. Но почему же в этом случае они не могут свой организм хоть как-то поддерживать за счет существующих препаратов? Почему научные лаборатории всего мира по 20 лет изобретают эти препараты, тратя миллионы долларов, — специально для спортсменов, а антидопинговые организации потом их запрещают? Почему, если атлет в течение года употребляет средства, подобранные его личным врачом, потому что никакие другие, в том числе и аналоговые, ему лично не подходят — потом его за это с позором дисквалифицируют? Так вот всегда и получается: вроде все выяснено, а вопросов остается больше, чем ответов. Но, возможно, это даже хорошо?



Партнеры