Ледовый творец

Сегодня знаменитый тренер фигуристов Виктор Кудрявцев отмечает юбилей

23 октября 2007 в 16:56, просмотров: 1131

Это какой-то неправильный гениальный тренер. Ни прилюдных взрывов собственной значимости. Ни высокомерных взглядов под настроение. И никаких колкостей в адрес коллег. Только труд и результат. Скромное обаяние таланта.

Вы удивитесь, но неповторимая Людмила Пахомова начинала у него, Кудрявцева, как одиночница. А в первой же его группе был знаменитый Сергей Волков, первый же наш чемпион-одиночник. А когда-то тренер еще и парами занимался — Смирновой—Сурайкиным, например. Их было (и есть) много, талантливых и знаменитых учеников. Он щедро впускал их в спортивную жизнь, даже не всегда пожиная плоды успеха. Учил прыгать Киру Иванову — но на олимпийский пьедестал фигуристка попала уже с тренером Ковалевым. Илья Кулик лихо выиграл с Кудрявцевым чемпионат Европы, а Игры в Нагано — с коллегой Тарасовой. Потом Мария Бутырская уехала покорять мир уже с Чайковской… Как считать тренерские медали? Он считает так: 108. Добытых на чемпионатах страны, Европы, мира, Олимпийских играх. И пусть оспаривают, если хотят. Только кто же захочет? Кудрявцев — гений техники, это знают все.

Кто-то, бывало, сочувствовал. Кто-то говорит, что над ним словно рок завис — только вырастит ученика, только тот крылышки за спиной уверенно почувствует, как тут же замену Кудрявцеву находит… Почему ученики вдруг уходили от тренера, который дарил им фигурное катание? Может, потому что любимчиков не было и нет, а им, в группе, кажется, что внимания недостаточно? А может, потому что большое видится на расстоянии, а расстояние обратно преодолеть уже значительно труднее, чем туда?

— Ну что поделаешь — в дипломатию не играю, в группе у меня всегда по нескольку сильных спортсменов, одному чуть больше внимания уделишь — и все, затаилась обида…

Да не важно даже почему. Главное — что тренер никогда не паниковал: ушел талант, что делать? Это не значит, что он не расстраивался. Кому приятно предательство? Но Кудрявцеву всегда было и есть, что и с кем делать дальше. Он берет новых учеников и доводит до ума уже чему-то наученных. И почему-то находит в себе силы оправдывать ушедших, считая, что у спортсмена может быть право выбора.

— В панику я вдаваться по поводу чьего-то ухода не собираюсь. Никуда от меня одаренные спортсмены не денутся: где тренировать есть, силы есть. Как говорят, я умею работать с сырым материалом и терпеть этот процесс.

Чему не находит оправдания — когда сплетни накатывают со всех сторон да когда коллеги себя некрасиво ведут, позволяя нетактичные высказывания. А если с уважением к труду твоему подходят и даже совета спрашивают: что делать с бывшим учеником в этом или том случае — поможет, присоветует. На вопросы, правда, тоже не каждый тренер способен, но так было когда-то, например, с Тарасовой и Куликом. И Виктор Николаевич советовал, потому что для него результат труда, в талант вложенный, важен, не собственные амбиции.

Он любит талантливых людей. Но не тех, кому просто от небес дано многое и кому можно этим легкомысленно пользоваться. А тех, кто умеет этот талант свой растить. Кто трудностей не боится. Он считал всегда, что если установки тренера не выполняются, то работать нет смысла. И вытирать носы фигуристам — взрослым уже мальчикам и девочкам — тоже нет смысла. Потому что работать они над собой должны сами. Он, тренер, уже поработал с их ногами. Он научил их движению.

— Чемпион — это спортсмен, наделенный особыми качествами. Физическими, моральными, психологическими. Чемпион умеет принять правильное решение уже и без тренера. Я уверен, что научить соревноваться нельзя. Если хотите, это либо есть, либо нет. И нельзя преувеличивать роль тренера на этом этапе.

Трудно ли ему сегодня? А он не скажет. Хотя какому тренеру не трудно в наше время? Папы с мамами, например, никогда не были подарком для наставников, а нынче многие из них вообще не душой и интересом к искусству, а кошельком нараспашку живут. Считают, что именно деньги — главный козырь в любом деле.

— Это единственное, что я готов пресекать на корню, — вмешательство родителей в тренировки. А ведь как многие считают: заплатили за обучение — значит, все можно.

Кудрявцев не скажет о своих трудностях. Потому что есть у него главное — собственный лед, на котором он работает. Что — редкость. И для такого заслуженного тренера, как Виктор Николаевич, тоже.

У него всю жизнь на льду не было этого самого льда. Где искали Кудрявцева? То в “Олимпийском”, то на “Кристалле”, то вообще под открытым небом. То есть там, где была оплачена аренда.

Сегодня у него есть каток “Москвич”. А он — у “Москвича”. И все там сделано по уму. Есть группы “за деньги”, есть — спортивного мастерства. Есть тренеры, которые хотят работать. И делают это не только под руководством Кудрявцева, но и по его методике. А он учит прыгать так, как никто. С ним консультируются, у него учатся. Он — продолжает растить членов сборной. И так встречает 70-летие.

Спросите его про возраст, он сошлется на “старших товарищей” в искусстве, кино, театре, которым есть что сказать, и главное — еще интересно сказать. Он не будет ставить себя в пример, просто будет работать.

Ирина СТЕПАНЦЕВА.

Виктория ВОЛЧКОВА, бронзовый призер чемпионатов Европы 1999 —2002 гг.:

— Я пришла к Виктору Николаевичу в группу, когда мне было 12 лет. Он меня заметил еще раньше и поэтому сразу узнал и принял. На первой тренировке, когда рядом со мной катались уже состоявшиеся чемпионы Маша Бутырская, Илья Кулик и другие, я просто слушала и смотрела на все, открыв рот. Было очень интересно, потому что он давал много нового — особенно в плане техники: какие-то подводящие упражнения, движения… Причем никогда ничего лишнего — только все то, что нужно спортсмену.

Вообще Виктор Николаевич — настоящий профессионал. Он никогда не позволяет себе поднимать голос на спортсмена! Сейчас у меня есть своя группа детишек плюс я помогаю Виктору Николаевичу — он взял меня к себе вторым тренером… Конечно, стараюсь перенять у него как можно больше.

Евгений НИКИТИН, заслуженный тренер СССР:

— С Витей Кудрявцевым мы познакомились в 1954 году в Тамбове. Это были соревнования всесоюзного общества “Спартак”. Мы оба в них выступали. Уж не помню, по каким мы тогда разрядам катались и кто выиграл. Но главное — нашей дружбе уже более пятидесяти лет.

Снова встретились мы через три года: я тогда уже учился в Институте физкультуры, а Витя только поступал.

Катались мы тогда на СЮПе (стадион Юных пионеров), где был маленький каток. Мы настолько были увлечены спортом, что порой тренировались до часа, до двух ночи. Он тогда жил в общежитии в Салтыковке, за городом, а я на Пресне. Так что порой ночевали в одной комнате.

Вообще Витя очень отзывчивый человек, всегда поможет, когда нужно. Вот у меня была ученица способная, а льда не было, он разрешил мне заниматься на его льду…

Подготовила Асия АЛИМОВА.



Партнеры