Владимир Ресин: “У нас не люди для власти, а власть для людей”

“МК” ведет репортаж со встречи главы столичного стройкомплекса с читателями и журналистами

23 октября 2007 в 14:53, просмотров: 972

Уникальная акция — “Пресс-матч с командой мэра” — стартовала в “МК”.  С одной стороны: 16 телекамер, полный зал журналистов из почти 70 московских, российских и зарубежных СМИ и, конечно, читатели газеты, от имени которых вопросы задавал наш корреспондент.

С другой стороны: первый зам мэра в правительстве Москвы, руководитель стройкомплекса Владимир Ресин с компетентной “группой поддержки” — заместителем председателя Мосгордумы Андреем Метельским, главным архитектором Москвы Александром Кузьминым, руководителем столичного Департамента городского заказа капитального строительства Леонидом Моносовым и руководителем Департамента экономической политики и развития города Мариной Оглоблиной.

В кулуарах слышится шепот: “Как всегда, все новое, даже пресс-матч, “обкатывают” на Ресине”. Но самому Ресину — все нипочем. Он, как обычно, собран, спокоен и в меру шутлив.

В газетной версии мы публикуем самые интересные вопросы и ответы.

Первый раунд: разминка перед боем

— Как столица выполняет нацпроект “Доступное жилье” и когда квартиры станут доступными?

Владимир Ресин: — Москва традиционно вносит большой вклад в реализацию нацпроекта “Доступное и комфортное жилье — гражданам России”. Столица начала заниматься этим вопросом 18 лет назад, но “жилищный вопрос” — это такая тема, которая останется вечной. По крайней мере, по генеральному плану развития города она будет реализовываться до 2020 года, а с учетом его актуализации и дальше. Замечу, с того времени, как город возглавляет Юрий Михайлович Лужков, в Москве построено около 80 млн. кв. м жилья — то есть более трети жилищного фонда, построенного в столице за все 860 лет со дня ее основания.

В ближайшие четыре года нам предстоит построить около 20 млн. кв. метров жилья, половина которого будет возводиться по городским социальным программам. При этом параллельно с жилыми массивами в Москве будет создаваться необходимая для комфортной жизни социальная, инженерная и транспортная инфраструктура.

— В чем, по-вашему, особенность этого года?

Ресин: — В этом году мы значительно увеличили долю социального жилья для очередников, переселенцев из сносимых 5-этажных и ветхих домов, молодых семей и других категорий граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Если в прошлом году такого жилья было построено около 1,9 млн. кв. м, то в этом году мы планируем выйти на рекордную цифру — до 2 млн. 300 тыс. кв. м.

— Как обстоят дела с домами для военных?

Ресин: — Программа строительства жилья для военных получила в Москве широкое развитие. В прошлом году мы построили 4 тыс. квартир для военных, и все они заселены. В этом году, несмотря на разные трудности, мы построим еще 4 млн. кв. метров. Ориентировочно уже в I квартале будущего года эти дома тоже будут заселены.

— Назовите крупные строительные объекты этого года, реализованные в соответствии с Генпланом?

Ресин: — Я не буду называть все — их много. Назову несколько. Это — открытие нового учебного корпуса МГУ площадью более 100 000 кв. м, реконструкция музейного комплекса “Царицыно” с прилегающим к нему парком.

Полным ходом идет реконструкция “большой” Ленинградки, строятся другие крупные объекты… Кроме того, в этом году в Москве мы построим 100 новых детсадов, 23 школы, 4 блока начальных классов, около 50 физкультурно-оздоровительных комплексов, а также объекты здравоохранения, новые дороги, гаражи, проложим необходимые коммуникации. Реальные дела, подтвержденные наглядными результатами. Все это свидетельствует о том, что мы на деле реализуем главный принцип мэра — не люди для власти, а власть для людей.

— Какова судьба точечной застройки?

Ресин: — В конце августа правительство города приняло постановление, регламентирующее вопросы т.н. точечного строительства. По проблемам, связанным со строительством внутри кварталов сложившейся застройки, начиная с 23 июля в стройкомплексе действует “горячая линия”, ее телефон 699-41-47. За 2,5 месяца работы линии поступило более 550 обращений граждан по трем сотням объектов.

Для принятия решения каждый вопрос выносится на межведомственную комиссию под председательством главного архитектора города академика Александра Викторовича Кузьмина. С 30 августа на еженедельных заседаниях межведомственной комиссии рассмотрено размещение 112 объектов. Решения по 70 рассмотренным объектам оформлены протоколами и опубликованы в СМИ. Каждую неделю информация о “точечных” объектах докладывается мэру.

— Затраты на капремонт зданий отныне возложены на жителей. Выдержат ли такие расходы москвичи?

Андрей Метельский: — В прессе действительно появилась информация о том, что мэр и Гордума якобы возложили ответственность за капремонт на плечи жильцов. Официально заявляю: это не так. Москвичи будут защищены от этой проблемы, поскольку все жилые здания им будут передаваться в собственность в исправном состоянии: отремонтированными и реконструированными за счет города. На эти цели мы выделяем более 40 млрд. рублей. А к 2010 году выделим еще больше — около 120 млрд. Москвичи не понесут никаких материальных затрат в связи с ремонтом зданий. В дальнейшем город станет уделять большое внимание содержанию переданных зданий и будет помогать нести бремя эксплуатационных расходов малообеспеченным москвичам.

Раунд второй: журналисты идут в наступление


— В этом году сильно подорожали строительные материалы, в первую очередь — цемент. В результате застройщики стали отказываться от работы по горзаказу. Не может ли сложиться такая ситуация, что в городе будет сорвана программа по строительству муниципального жилья, детсадов, школ и по другим зданиям, которые строятся именно за счет бюджета?

Ресин: — Слухи о том, что строители отказываются от застройки по горзаказу, несколько преувеличены. Хотя отдельные, единичные случаи все-таки есть. Инфляция в строительной отрасли оказалась значительно выше, чем ожидалась, — 18% против заложенных в плане 9%. В связи с этим в ближайшее время расценки по горзаказу будут пересмотрены. Строители об этом знают и продолжают участвовать в конкурсах. Так что программа городского жилищного строительства в этом году будет выполнена.

— При строительстве жилья для военных в Щербинке возникли проблемы. Не обернутся ли они тем, что сроки сдачи объектов будут сдвинуты?

Ресин: — Ситуация, которая сложилась в Щербинке в наших взаимоотношениях с областью, тяжело отразилась и продолжает отражаться на динамике выполнения программы строительства жилья для военных. Но Москва свои обязательства выполнит. Сроки сдвинуты не будут. Правда, цена для города будет очень дорогой. Для того чтобы уложиться в установленные сроки и наверстать потерянное время, дома для военных строятся в трехсменном режиме. Чтобы себя обезопасить, мы вынуждены были помимо намеченного строительства в Щербинке вести строительство еще 140 тыс. кв. метров жилья в других районах (в Кожухове, Северном Виноградове, Южном Бутове).

— Сегодня много говорят о недопустимости точечной застройки, однако на улице Коминтерна, владение 28, начинается строительство нового дома. Жильцы лишаются гаражей и детской площадки. Пытаются протестовать. А им говорят, что дом ведомственный, отдан ФСО, остановить стройку нельзя.

Ресин: — Новое строительство в городе не начнется, пока разрешение на него не даст специальная межведомственная комиссия. Ее председатель — главный архитектор города Александр Кузьмин.

Александр Кузьмин: — Мы как раз вчера, за день до нашего пресс-матча, рассматривали этот адрес. Проект планировки по объекту на улице Коминтерна пока не утвержден.  Комиссия приняла решение: вначале утвердить проект планировки, затем провести общественные слушания. Только после этого по итогам общественных слушаний будет вынесено окончательное решение и могут начаться работы по этому дому. Решение комиссии передано руководству города. Если строительные работы уже начались, надо обратить на это внимание управы и префектуры.

— Не кажется ли вам, что Москва выглядит как оккупированный город? Огромные рекламные плакаты давят и вредят внешнему облику города. Такого нет ни в одной столице Европы.

Кузьмин: — Вы знаете, в Москве есть три крупные проблемы, которые, как три джинна, в свое время “вылезли из бутылки”, а теперь их очень трудно загнать обратно. Это — остекление лоджий, пресловутые “ракушки” и наружная реклама. Если говорить про рекламу, был такой момент, когда этот вопрос был несколько упущен — не было законодательной базы, которая могла это сдержать. Сейчас мы приняли уже несколько постановлений правительства и постепенно начинаем убирать лишнюю рекламу. Пересмотрены нормативы по центру, там запрещено размещение новой крупной рекламы, сократили количество перетяжек и т.д. Если 20 лет назад посмотреть на тот же Париж, то там была та же самая проблема. Французы исправили положение с рекламой, исправим и мы.

Метельский: — Есть федеральный и московский законы о рекламе. Вместе с Комитетом по архитектуре мы выработаем требования к московской рекламе. Это уже делается. Мы упорядочим этот вопрос. В большинстве случаев сегодня реклама располагается в историческом центре города и в отдельных случаях загораживает памятники истории и культуры. На сегодняшний день решение принято и подобного рода рекламные места освобождаются. Мы направили в Госдуму документ о внесении поправок в Закон о рекламе. Там говорится, что на памятниках архитектуры и истории запрещено создавать рекламные места, на их фасадах нельзя даже крепить перетяжки или лайт-боксы. Но здесь нужно понимать еще один очень важный момент: рекламное место — это частная собственность. Нельзя взять и просто так лишить собственника того, чем он владеет. Похожей была ситуация с игровыми заведениями. Но мы уже решили этот вопрос. Кто бы что ни говорил, в Москве существенно сокращено количество игровых заведений. Точно так же мы придем к тому, что сократим количество рекламных мест в городе и решим, сколько их необходимо.

— Промышленные предприятия Москвы выводят из центра Москвы, чтобы освободить землю для элитного строительства. Выходит, столичное производство ликвидируется в угоду богатым?

Ресин: — Это абсурд. Во-первых, у нас есть комплексная программа, на основании которой предприятия не просто ликвидируются, а выводятся за пределы центра в специально отведенные для этого промзоны, сохраняя прежнюю нагрузку. И промышленность наша растет. В этом году на 18%. Во-вторых, на месте предприятия строится только то, что предусмотрено утвержденным проектом планировки. Все рассчитано: социальное и коммерческое жилье, озеленение, общегородские объекты и т.д. Приведу конкретный пример. Мы выводим “Красный Октябрь”, сохранив производство и даже увеличивая производительность предприятия. Те здания фабрики, которые являются памятниками, будут бережно сохранены. Кроме того, там будут построены апартаменты и общественные здания, посажены деревья. Все это гармонично впишется в облик центра Москвы.

— Когда закончат реконструкцию Ленинградского шоссе?

Кузьмин: — В 2009 году. Уже в октябре этого года будет закончено строительство основного тоннеля на Соколе, движение по нему будет открыто в начале ноября. Задача огромная: реконструировать трассу от Манежной площади до МКАДа. Сейчас мы обратились к президенту с просьбой продолжить трассу уже на территории Московской области: сделать дорогу от МКАДа до “Шереметьево”. Иначе на выезде из Москвы на трассе получится “бутылочное горлышко”. И никакого результата от того, что мы делаем, не будет.

— Почему на Третьем транспортном кольце нет разгонных полос? Будут ли они на Четвертом транспортном кольце? Такие полосы есть во всем мире.

Кузьмин: — На Третьем кольце их просто невозможно было сделать. Кольцо со всех сторон зажато постройками, железными дорогами или чем-то еще. Поэтому любую крайнюю полосу можно считать разгонной.

На Четвертом кольце другая ситуация. Там более свободно. Поэтому в наиболее напряженных участках мы будем стараться делать автономные съезды и разносить их между собой, чтобы не концентрировать повороты в одной точке. Это очень дорогое мероприятие, т.к. практически все Четвертое кольцо состоит из искусственных сооружений — тоннелей и эстакад. Участков, где трасса проходит по земле, мало. Там предусматриваются развязки более свободной планировки.

— В Москве есть Садовое, Третье и Четвертое кольца. Будет ли строиться пятое?

Кузьмин: — Четвертое кольцо — последнее, которое можно сделать на территории существующей Москвы, хотя в Генплане 1935 года было еще и пятое. Но сегодня его просто негде построить — не дает возможности существующая застройка. Впрочем, есть еще одно очень важное для Москвы кольцо — это реконструкция т.н. подмосковной бетонки. Ее можно считать следующим кольцом. Программа развития “бетонки” заложена в Генплане Московской области.

— Владимир Иосифович, вы сами признаете, что машин в Москве становится все больше и больше. Что будет дальше? Удастся ли вам справиться с проблемой пробок в городе?

Ресин: — Мы считаем, что эту проблему нужно решать не только строительством дорог и транспортных развязок, но и естественным ограничением количества машин, въезжающих в город. Это будет делаться путем создания парковок и перехватывающих стоянок, целым рядом других мероприятий. Думаю, к 2015 году, когда будет полностью готово Четвертое кольцо, а мощность столичного метро увеличится, многие москвичи сочтут удобным для себя пересесть с легковых машин на пассажирский транспорт. Тогда и дорожная ситуация в Москве нормализуется.

— Почему было принято решение о внеплановом ремонте Крестовского путепровода?

Леонид Моносов: — Крестовский путепровод не ремонтировался около 50 лет. Недавняя проверка показала, что он пришел в крайне плачевное состояние. Поэтому принято решение о скорейшей реконструкции аварийного путепровода.

До реконструкции на путепроводе было 9 полос движения. После реконструкции будет 10 полос. В настоящее время и в течение всего периода проведения работ там будет работать 6 полос движения — по 3 в каждом направлении.

— Мы все хотим, чтобы Москва стала привлекательнее для туристов. Что для этого делается?

Ресин: — Мы много делаем для развития туризма в Москве. Уже сейчас в город приезжает около 4 млн. туристов из дальнего зарубежья. У нас разработана целая программа, которая направлена на развитие туризма. Мы сделали пешеходный мост от храма Христа Спасителя через Москва-реку к Якиманке. Делаем туристическую тропу от Якиманки до “Сити”, прогулка по которой позволяет увидеть практически всю старую Москву. Согласен: нам надо более бережно сохранять памятники старины и где это возможно — малоэтажную застройку. Не трогать ее, не лезть в нее с высотными зданиями — мы это делаем. Не случайно наше высотное строительство — все 60 территорий — находятся за пределами старой Москвы.

— Дайте ясное и четкое определение: кого сейчас называют обманутыми дольщиками — тех, чьи дома не были построены по вине инвесторов, или тех, кто связался с мошенниками? Сколько еще времени этим людям мучиться без квартир?

Ресин: — И те и другие — обманутые дольщики. Но одними занимаются городские власти, а другими — правоохранительные и судебные органы. К сожалению, там, где вопросы требуют проведения следствия и последующего суда, сами законы не позволяют быстро разрубать эти узлы. Там, где вопросы касаются только организации и ведения строительства, проблема обманутых соинвесторов в Москве будет решена до 2009 года. В целом же она будет решена для обеих категорий вкладчиков.

— Что будет с офисами в Москве: их строительство ограничат или увеличат в рамках реализации программы “Строительство деловых центров для малого бизнеса”.

Ресин: — Центр Москвы сильно перегружен офисами и, как следствие этого, — автомобилями. Поэтому принято решение о прекращении офисного строительства в исторической части города. Теперь строительство деловых центров будет вестись главным образом в районе и за пределами Третьего транспортного кольца. Самым крупным из них станет ММДЦ “Сити”.

— Что все-таки называется объектом точечной застройки?

Метельский: — На сегодняшний день нет точного определения, что такое точечная застройка. Это житейский термин, который сейчас стали использовать и государственные органы власти. Это застройка в каком-то конкретном месте нашего города. И, на мой взгляд, сегодня надо давать не определение “точечной застройки”, а определять критерии, при которых возможно или невозможно строить то или иное здание или сооружение.

Данный критерий будет определен в новом градостроительном кодексе, который в самом скором времени будет рассмотрен и принят Мосгордумой.

— Последнее время некоторые политики заявляют о том, что малоэтажное строительство является единственным способом сделать жилье доступным. Ваше мнение по этому вопросу?

Ресин: — Вы так мягко сказали — “некоторые политики”. В данном случае такие заявления делает депутат Александр Лебедев. Он построил несколько домов, которые, как бы это помягче сказать, я бы своим близким не посоветовал покупать или в них жить. И построил он их не в Москве, а в Московской области. В Москве много прекрасных малоэтажных домов — в Бутове, Куркине. Их также будут строить в реконструируемых московских деревнях. Но не надо обманываться: по себестоимости эти дома дороже высотных индустриальных домов.

Третий раунд: в игру вступают читатели

Вопросы от читателей “МК” поступили к нам по электронной и по обычной почте. Их от лица авторов задала гостям наш корреспондент Екатерина Пахомова.

— Лариса Светлова, жительница Бескудникова. У нас на месте снесенных 5-этажек развернуто масштабное строительство современных высоток. Но никто не подумал о том, как люди будут отсюда выбираться. С 8 утра до 12—13 часов из района просто не выедешь: электрички после 10 часов не ходят — у них технический перерыв, а на Бескудниковском бульваре многокилометровые пробки. Собираются власти решать транспортные проблемы в Бескудникове? Когда покончите с порочной практикой: сначала строить жилье, потом — дороги?

Ресин: — Мы всегда связываем жилищное и социальное строительство с дорожным. И не строим жилье до тех пор, пока не построим дороги. Это однозначно. Но иногда трудности могут возникнуть. Например, сейчас мы строим полмиллиона квадратных метров жилья в поселке Северный. Решаем там проблемы не только доставки людей автобусами, троллейбусами, трамваями, а принимаем решение использовать и железную дорогу.

Марина Оглоблина:— Я добавлю. Мэр дал нам поручение: внимательно изучить Савеловское направление железной дороги, вместе с МЖД разобраться с графиком движения. Здесь планируется организовать так называемые узловые станции: одну — в поселке Северный, другую — на территории Москвы для того, чтобы максимально улучшить условия выезда и въезда в часы пик. Мы уже начали делать эту работу.

Моносов: — Все жилье, которое сейчас строят в Бескудникове, социальное. Среди новостроек нет ни одной коммерческой квартиры. Поэтому количество жителей там не увеличивается, а останется таким, каким было.

Положение несколько осложнилось из-за реконструкции участка на Дмитровском шоссе до МКАДа. В скором времени она закончится, и тогда выезд из Бескудникова станет нормальным.

— Будет ли построен мост в районе платформы Ухтомская, соединяющий Новокосино и Жулебино? В Генплане строительство такого моста есть.

Кузьмин: На сегодняшний день в первоочередных строительных работах этого моста у нас нет. Так что транспортной развязки, к сожалению, пока здесь не будет. Но будет построен транспортный узел в районе Ухтомской, где пассажиры смогут спокойно переходить с одной стороны на другую.

— Проектировщик Борис Айзенварг. Прошу прояснить перспективу освоения площади Рижского вокзала и прилегающей территории.

Кузьмин: — Рижский вокзал будет полностью сохранен, а часть железнодорожных путей, которые относятся к товарному направлению Рижской железной дороги, будет выведена из центра города. В будущем там может быть устроен второй выход со станции “Рижская” Калужско-Рижской линии метрополитена. Рядом с Рижским рынком планируется построить гостиницу, а на месте железнодорожного товарного двора — новый жилой комплекс.

— Какая судьба ожидает Коломенское? Что там планируется построить?

Кузьмин: — Территория Коломенского будет приведена в порядок. Прежде всего там будут решены природоохранные вопросы.  Нужно укрепить овраги, создать экологические маршруты, расчистить участки вдоль Москвы-реки... Если говорить про объекты, которые предполагаются к строительству именно на территории исторической части, то это в основном реорганизация тех исторических деревень, которые были, — Дьяково, Коломенское.

Макет дворца царя Алексея Михайловича в натуральную величину будет построен не на историческом месте, а ближе к станции метро. То есть он не будет нарушать историческую составляющую Коломенского.

— Евгения Чекмотаева, вдова автора проекта Государственного концертного зала “Россия”. Почему мэрия Москвы разрешила снос концертного зала “Россия”, имевшего статус государственного? Многие звезды были против этого. В тендере на снос и строительство гостиницы “Россия” концертного зала не было.

Ресин: — Снос концертного зала был необходим. Создавая новый гостиничный комплекс, оставлять устаревший киноконцертный зал не было смысла. Потомки бы нас просто не поняли. К слову, за сохранение “Военторга” обращений в защиту старого здания было больше, чем за зал “Россия”. Откровенно говоря, сейчас уже никто не говорит, что мы его снесли поспешно или зря. Вместо него будет построен современный киноконцертный зал уровня даже не ХХI, а ХХII века.

— Когда откроют гостиницу “Москва”?

Ресин: — По плану. В конце 2008 года.



    Партнеры