Бациллы невидимого фронта

Нашу прививку госзаказали?

23 октября 2007 в 14:22, просмотров: 576

При всех недостатках “совка” у государства было и немало достижений. Среди них — всеобщая вакцинация. Это благодаря ей мы не допускаем даже мысли о встрече с опаснейшими болезнями.

Технология отработана до мелочей: каждому малышу в поликлинике делают прививку, после чего о какой-нибудь дифтерии или оспе он узнает много позже, да и то из учебников истории. Однако стройность и безотказность этой схемы сейчас так же уязвимы, как не привитый организм человека.

Не исключено, что госзаказ на производство вакцин легко может уплыть в руки иностранных компаний, и тогда от заграницы будут зависеть не только наши цены на молоко, хлеб и мясо, но и биологическая безопасность российского населения. Насколько реальна эта ситуация, корреспондент “МК” попытался выяснить, отправившись на известный завод по производству иммунобиологических препаратов.

Неприметные пятиэтажные корпуса из белого кирпича, невысокий бетонный забор… У соседних модных коттеджей и то выше. Палевый пес дворянской породы, мирно спящий у входа в проходную... Сразу и не подумаешь, что здесь закладывается фундамент биобезопасности целого государства. И только спираль колючей проволоки, вьющаяся по периметру, выдает значимость объекта.

Производственную базу института вакцин и сывороток не случайно еще в 60-х годах прошлого века сосредоточили в Подмосковье. Тогда еще представлялось — дальнем, а сейчас кажется, ближе некуда, — в Красногорском районе. И только название села — Петрово-Дальнее — напоминает о прежних взглядах на расстояния.

В целом по стране о биобезопасности заботилось порядка 15 предприятий. Каждое выпускало препараты, предупреждающие те или иные болезни. На красногорское предприятие возложили архиважную задачу — выпуск вакцин, предупреждающих заболевание коклюшем, дифтерией и столбняком. Именно здесь увидели свет всем известная АКДС и ее разновидности — комплексная вакцина сразу от трех этих болезней, которую до сих пор применяют в детских поликлиниках. И лишь позже ее стали производить в филиалах в Перми и Томске. А спустя несколько лет этими вакцинами Советский Союз стал снабжать чуть ли не треть мира. В 70-х годах поставки шли в 37 стран, в числе которых были Турция, Вьетнам, Монголия, Афганистан, Эфиопия и другие. Ампулы с ценной вакциной отгружались тоннами. И счет спасенных жизней шел на миллионы.

Вклад оценили: предприятию разрешили отделиться от института и торжественно присвоили имя выдающегося ученого Ильи Мечникова. Правда, не предупредив, какие подводные камни ожидают микробиологов в этом свободном биоплавании.

* * *

Принося детей на прививку в поликлинику, мало кто задумывается, вакцину чьего производства его ребенок получит. Голова больше болит о противопоказаниях и возможных последствиях. И уж тем более большинство населения не мучает вопрос: а сколько это стоит? Мы слишком привыкли, что борьба с распространением опасных инфекционных заболеваний — забота государства. Однако не исключено, что в ближайшее время оно может переложить часть этого бремени, особенно материальную, на плечи своих граждан. Для этого даже создана законодательная база. И, в частности, закон о проведении тендеров. Безобидный на первый взгляд. Ну, действительно, что плохого в том, что государство объявляет конкурс и выбирает для “выдачи” госзаказа лучшего, наиболее конкурентоспособного производителя? Да ничего, если только речь не идет о биологической безопасности страны.

— Сегодня участвовать в тендере на закупку вакцин и, соответственно, выиграть его может любая иностранная компания, — констатирует гендиректор предприятия Виктор Михайлов. — Будь то китайская, корейская или любая другая. Остановка производства собственных вакцин за их ненадобностью тогда становится неизбежной.

Специфика биотехнологического производства такова, что при снятии с производства вакцины вместо нее не запустишь другое лекарство. Кроме того, сам процесс очень растянут во времени. Так, производственный цикл той же АКДС, от работы со штаммами и заканчивая конечным продуктом, занимает в среднем 9—10 месяцев.

Это с таблетками проще — сегодня выпускаешь одни, завтра другие. Без затрат на перепроизводство и обучение кадров. А здесь цепочка выстраивается просто — нет госзаказа, встает производство, сокращается персонал. Через год эту вакцину уже делать некому, да и не на чем.

С каждым годом доля госзаказа на вакцины предприятию сокращается. Сегодня она составляет всего 25% от общего объема. Остальное пока выпускают другие отечественные производители, но и у них такие же перспективы — остаться без работы.

Кстати, российская фармацевтическая отрасль уже понесла первую серьезную утрату. Конкретно в сфере производства антибиотиков. Зачахли институты, а вместе с ними исследования и разработки в столь важном направлении. Оставшиеся цеха могут в лучшем случае штамповать только сами таблетки и капсулы. Субстанции, т.е. первооснова антибиотиков, самая перспективная и прибыльная часть производства, уже лет десять как являются прерогативой иностранных компаний. Сегодня без преувеличения можно сказать, что все к тому идет и в биотехнологической отрасли. Например, в руки иностранцам недавно отданы поставки вакцины от гепатита В. Ее российский производитель оказался на грани разорения.

— Вакцины даже нельзя назвать коммерческой продукцией, — продолжает Михайлов. — Мы ежегодно подаем на утверждение цену на них, и ее повышают максимум на 10%. С иностранным производителем этот номер не пройдет.

Вообще, когда пахнет быстрой прибылью, иностранцев дважды звать не надо. Это известный факт. Морально-этический аспект их волнует меньше всего, об этом должно думать родное государство. Которое вместо того, чтобы блюсти честность проведения тех же тендеров, сквозь пальцы смотрит, как зарубежные партнеры “убивают” цену, подавая заявку на участие в них. Ничего, что год они поработают себе в убыток. Зато в следующем году, когда российские конкуренты совсем загнутся, они смогут диктовать свои условия и назначать нужную им цену. И государству ничего не останется, как согласиться, потому что для поднятия с колен отечественного производителя денег нужно втрое больше. Знакомая картина?

* * *

Ясно как день, что потеря отечественного производителя вакцин грозит полной зависимостью здоровья российского населения от зарубежных поставок. Но в таком случае наши соседи смогут влиять и на более глобальные вещи — например, такие, как наполняемость и даже сохранение государственного лекарственного запаса. Он распределен между разными фармацевтическими предприятиями по всей стране. Часть этого мобилизационного резерва хранится и в Красногорском районе. Всевозможные вакцины, причем не только этого, но и других предприятий, сыворотки, питательные среды для диагностики инфекций — набор препаратов разнообразен, так как может потребоваться в любой чрезвычайной ситуации. Будь то возникновение очага сибирской язвы, массовое заболевание, отравление или, не дай бог, война. Госзапас здесь тщательно берегут и регулярно обновляют. На счету Минздрава и МЧС каждая ампула, поэтому на предприятии прекрасно осознают степень ответственности. В том числе и поэтому с нами отказались разговаривать на эту тему, как-никак государственная тайна. Тем не менее вопрос поддержания лекарственного резерва в свете последних тенденций так и остается открытым.

* * *

Ну а пока государство не дает точного и честного прогноза на будущее нашим фармацевтическим предприятиям, они пытаются сами бороться за него. Как могут. Во всем мире сейчас большое внимание уделяется исследованиям действия бифидобактерий на организм человека. Однако, проливая елей на уши потребителей, производители утаивают от них маленькую, но очень существенную деталь: бифидобактерии не живут в жидкой среде. А если и живут, то очень недолго.

— Бифидобактерии живут только без присутствия кислорода, так как они анаэробы, — пояснили нам на предприятии. — Чтобы сохранить бактерии в жизнеспособном состоянии, мы их замораживаем, а потом сразу высушиваем. Препараты так и называются — лиофильно высушенные. Все это не отменяет полезности кефира.

Это замечательный кисломолочный продукт. Но за препаратами на основе бифидобактерий, которые должны быть сухими, надо отправляться в аптеку, а не в молочный отдел продуктового магазина.

А еще свой завтрашний день предприятие видит в производстве генно-инженерных препаратов, помогающих бороться с болезнями XXI века — онкологией, гепатитами, рассеянным склерозом, папилломо-вирусными инфекциями и др. Правда, все это потребует новых финансовых вложений и, конечно, поддержки государства.

Которое пока, судя по проводимой политике, не то что не заинтересовано в развитии собственной фармацевтической отрасли, а пытается загубить достигнутое.

— Пока на российском рынке дистрибуторы (посредники. — Прим. “МК”) имеют больше прибыли, чем производители, — резюмирует Михайлов. — Тревожит и ситуация открытости нашего фармацевтического рынка для иностранцев. Для многих цивилизованных стран это неприемлемо. Во французских аптеках вы не найдете немецких лекарств. Выставить в Америке на тендер вакцину импортного производства — просто нереально.

Только у нас все наоборот.

Немецкие антибиотики, венгерские микстуры, польские таблетки — мы уже привыкли к преобладанию в наших аптеках импортных лекарств. И лишь к ценам на них привыкнуть никак не удается. Чем дальше, тем они выше и недоступнее. Хорошо, когда есть более дешевые отечественные заменители. Но где гарантия, что завтра от них не останутся одни воспоминания?

Красногорский р-н.




Партнеры