На художников примерили робу

Кому выгодно поднимать шумиху вокруг выставки?

25 октября 2007 в 16:58, просмотров: 1579

День назад в Guardian прошла статейка о том, что собирательная выставка из четырех наших музеев (которая должна открыться в Лондоне 26 января) под названием “Из России: французские и российские шедевры 1870—1925 гг.” подвергается-де в Англии опасности в виде возможного ареста… Этого было достаточно, чтоб поставить на уши всех чиновников, музейщиков и — как же без этого — представителей СМИ. Так о чем же речь?

Итак, на выставку должны отправиться 120 картин из Эрмитажа, Третьяковки, Русского музея и ГМИИ им. Пушкина. “Гардиан” пишет, что “российские музеи серьезно рискуют, выставляя у нас свои картины”. “Если хотя бы одна из британских компаний докажет, что РФ заняла у нее деньги и не вернула их, то вполне возможно, что суд позволит ей удержать несколько картин из российской коллекции”. К этому добавлялось, что даже правительственные гарантии Великобритании могут не иметь для суда какого-либо значения… Конечно, все всполошились, вспомнив знаменитую историю с удержанием картин Пушкинского швейцарской фирмой “Нога”.

Мало ли? Мы связались с главой аукционного дома “Гелос” Олегом Стецюрой:

— Олег Николаевич, был же прецедент в Швейцарии…

— Как раз после этого случая на уровне Росохранкультуры было принято жесткое решение: все коллекции такого уровня вывозить на показ в другую страну только под гарантии государства. И, насколько я знаю, европейское сообщество дало такие гарантии.

— Речь зашла также о возможных притязаниях наследников русских коллекционеров. Насколько они правомерны?

— Вообще не правомерны. Было принято несколько международных договоренностей: не пересматривать итоги перераспределения культурных ценностей в результате, скажем, российских революционных событий или итогов Второй мировой войны… Видимо, кому-то сейчас выгодно в очередной раз “раскачивать” все эти тенденции.

В “провокативности” всей этой истории уверена и представитель аукционного дома Christie’s в России Анна Белорусова:

— Да это чистейшая провокация, игра на спекулятивной ситуации, которую поддержала зарубежная пресса. Точнее, всего одна газета. Когда произведения искусства выставляются за пределами одной страны, то, к сожалению, не у всех возникает интерес только духовного характера…

Однако более всего нас заинтересовала фигура так называемого “наследника”, претендующего на часть русской экспозиции. Представим его: господин Андре-Марк Делок-Фурко — потомок знаменитого коллекционера Сергея Щукина. Он не раз пытался в западных судах оспорить право на владение отдельными шедеврами (например “Танец” Матисса, хранящийся в Эрмитаже), но из этого, кроме бестолковой полемики, ничего не выходило.

Потомок хочет-де, чтоб перед ним извинились (за национализацию щукинской коллекции после революции), вернули, а он, в свою очередь, торжественно переподарит это России: “Не потащу же я эти картины к себе в квартиру!”.

А вот как прокомментировала ситуацию Лидия Иовлева, заместитель директора Третьяковки.

— Лидия Ивановна, вы испытываете страх за картины Третьяковской галереи, представленные на выставке?

— Страха нет. Существуют правила, по которым формируется выставка и выдается виза федерального агентства. Там должны быть гарантии от посягательства третьих лиц. Сейчас выставка в Дюссельдорфе. И там она надежно защищена германскими властями.

— Сколько картин Третьяковки участвует в выставке и есть ли среди них картины, которые когда-то были в коллекции Сергея Щукина?

— От нас — 35 полотен, среди них нет картин, которые принадлежали Щукину. Только из коллекции Морозова. Но у этих наследников нет никаких притязаний.

— А как вы сами считаете, могут ли наследники Щукина претендовать на картины?

— По российскому законодательству — нет. Но по другим — возможно. Знаете, мне только что, как и вы, звонил корреспондент из The Guardian. Я сказала ему, что есть такая русская пословица: нет худа без добра. Это значит, что Англия теперь должна позаботиться о сохранности картин более тщательно.

О “тщательности” как раз спросили замруководителя Россвязьохранкультуры Анатолия ВИЛКОВА. Он ответил:

— Разрешение на вывоз выставки принимает федеральная служба. Для этого нужно предоставить нам необходимый набор документов. Они проходят правовую оценку, и если есть угроза сохранности предметов, тогда мы не даем визы на вывоз. По-видимому, ГМИИ имени Пушкина сейчас прорабатывает этот набор, который и должен поступить к нам. Пока от них документов не поступало. Но могу сказать, что, если будут лишь малейшие сомнения в сохранности предметов искусства, мы не дадим визу. Наследники, конечно, могут подать иск. Ведь суды не зависимы от правительства. Если будет принят такой иск от наследника, то притязания будут рассматриваться. Мне известен подобный случай. В 20-e годы Феликс Юсупов, эмигрировавший из Советского Союза, увидел в одном из антикварных магазинов предметы, принадлежавшие его семье. Он подал иск, но суд отказал. Со своей стороны мы попросим Великобританию принять такой акт, который защитит наши интересы.

Что до “интересов”, то Дженнифер Фрэнсис (глава пресс-службы Королевской академии искусств, куда должна будет приехать выставка), сказала: “На протяжении нескольких лет Департамент по культуре, СМИ и спорту вел дискуссии с российским правительством относительно необходимости принятия эффективного противозахватного законодательства для того, чтобы поддержать дипломатическую и культурную значимость обменов произведениями искусства между двумя странами. Подобное законодательство уже прошло через парламент и в ближайшее время вступит в силу после окончательного обсуждения на всех уровнях. В то же время Департамент по культуре, СМИ и спорту сделает все возможное для соблюдения условий, обозначенных в письме российскому правительству относительно российских произведений искусства, которые Королевская академия искусств планирует выставить в рамках предстоящей выставки”.

Пока же нет этого законодательства, нам остается лишь гадать о возможных перипетиях русских картин на Западе. Но все эти скандалы хотя бы позволяют лишний раз обкатать спорные нюансы в международном законодательстве, связанном с перемещением культурных ценностей.

СПРАВКА "МК"

Андре-Марк Делок-Фурко — коллекционер, живущий во Франции. Пишет себе киносценарии, в охотку изучает историю Санкт-Петербурга. И, кстати, кавалер Ордена за заслуги в области искусства и словесности. В последние 10 лет возглавляет Национальный центр графических изображений и комиксов.

Его позиция вкратце такова: он утверждает, что “тот факт, что вором был Ленин, не оправдывает воровство”.

Делок-Фурко убежден, что запросто мог бы подать в суд на крупнейшие музеи по поводу картин, принадлежавших его деду, но на процесс у него нет денег. Впрочем, его дед придерживался совсем иной точки зрения.




Партнеры