Останкинская безбашенная

Полет с телевышки едва не оказался летальным

28 октября 2007 в 19:25, просмотров: 382

В минувшую субботу в Москве прыгали. И чуть не допрыгались. А все потому, что Останкинская башня отмечала свое 40-летие прыжками бейс-джамперов — любителей сигать со специальным парашютом с не предназначенных для этого площадок. Экстремальный аттракцион балансировал на грани шоу и драмы. И едва не заступил за невозможную грань.

Из всех экстремалов прыгуны с малых высот чуть ли не самые отчаянные. Это было ясно уже из разговоров внизу, у подножия башни. О секретах бейс-джампинга корреспонденту “МК” поведал один из участников шоу, Глеб. Инструктор по прыжкам с парашютом в обычной жизни, с особыми парашютами он прыгает уже 6 лет.

— В бейс-джампинг обычно приходят люди, позанимавшиеся уже обычным парашютным спортом. Чтобы так с улицы пришел человек и стал прыгать — такого не бывает, — рассказывал Глеб. — Если новичка “выбросить” без подготовки, то процентов на 90 это будет труп. Наши парашюты непростые. От броска “медузы” (так бейсеры называют вытяжной парашют, который они держат в руке и выбрасывают, когда надо раскрыть купол) до раскрытия купола пролетаешь всего от 30 до 50 метров. Так что увлечение это не для задумчивых. Я обычно раскрываюсь метрах на 100. Но уж тут все зависит от человека, что он больше любит — свободное падение или полет под куполом. С Останкинской башни я еще не прыгал, сегодня в первый раз. А обычное мое увлечение — это прыжки со скал. Вот в Швейцарии недавно прыгал. Там, кстати, в этом году один из бейсеров разбился, а всего в этом году погибли, по-моему, двое. Но это страсть.

Максимальная высота, с которой прыгал Глеб, — 250 метров. Но он говорит, что самые опасные прыжки — это прыжки с малых высот: парашют может не успеть раскрыться. Есть любители, прыгающие и с 16-го этажа, они выбрасывают “медузу” сразу после отрыва от точки. В Москве сейчас “работают” порядка 100 бейсеров, прыгают откуда только возможно. Увлечение это недешевое, парашют стоит от полутора до трех тысяч у.е. Да и штрафы за нарушения бывают солидные. Один из прыгунов признался нам, что однажды заплатил штраф в 10 тыс. рублей за то, что сиганул с режимной высотки.

Пообщавшись с прессой, бейсеры ушли через проходную на башню. Где-то в 11.30 полетела “первая ласточка”. Бейсер эффектно спланировал над головами телеоператоров и благополучно приземлился. Это был Вадим Попов. Раньше в Останкине не прыгал. А вот следующий спортсмен прыгал здесь уже в 10-й раз.

— Все как обычно, класс! — коротко резюмировал он свои ощущения.

А Сергей Старостин, которого я расспрашивал спустя еще полчаса, вообще только-только приехал из Малайзии, с чемпионата мира. Там он занял 12-е место.

Я поинтересовался у одного из бейсеров, что у них есть в запасе на случай нераскрытия парашюта.

— Парашют раскрывается всегда, тут главное, чтобы тебя на башню не отнесло, тут управлять уметь надо. А гибнут от того, что поздно “медузу” выбрасывают.

— А че будет?

— Че-че. Через плечо! Все будет. Головой думать надо, опытных людей слушать и самому уму-разуму набираться…

И тут один из спортсменов, Сергей Шволя (он прыгал 36-м номером), едва не вошел в историю. Приземление вышло довольно жестким, и его оперативно увезла “скорая”. Спортсмен, 1968 года рождения, при приземлении получил серьезные травмы — перелом костей таза. Но, по словам медиков, жизнь его сейчас вне опасности.

Таким образом, телебашня свой юбилей отметила почти благополучно. А то ведь высота, как и красота, — страшная сила!




Партнеры