Выступление и наказание

В Москве пройдет фестиваль юных осужденных

28 октября 2007 в 16:54, просмотров: 687

— Ма-а-а-ма, милая мама! — проникновенно выводит 16-летняя девчонка. Столько теплоты и любви в ее голосе, что даже профессиональные артисты восхищенно аплодируют. Чувствуется — она не просто поет, она живет этой песней.

— Знаете, за что она осуждена? — охлаждает пыл зрителей начальник колонии. — За убийство. Убийство своей матери.

8 ноября в Москве состоится финал первого и, наверное, самого необычного в России творческого фестиваля — фестиваля малолетних преступников. Один из его организаторов, режиссер и актер Вячеслав Спесивцев, только нашей газете рассказал, как готовится это уголовно-артистическое мероприятие, какой репертуар предпочитают молодые заключенные и какие награды ждут победителей.

— Финал фестиваля юных преступников будет проходить на сцене нашего театра всего один день, 8 ноября, — рассказывает режиссер. — И еще день перед этим ребята будут репетировать. Говорите, мало? Даже ради этих двух дней пришлось буквально до министра дойти. Ведь заключенные не имеют права покидать колонию, тем более вот так — ради гастролей. К счастью, руководство Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) пошло нам навстречу, ведь такой фестиваль сегодня — насущная необходимость.

— Почему же?

— Представьте, по статистике, каждый 23-й наш гражданин, включая стариков и младенцев, находится в заключении. Вдумайтесь! Это страшные цифры.

Знаете, мы с труппой много ездим по колониям для малолеток. Бытовые условия там улучшаются. В хороших колониях камера похожа на пионерскую палату, кормят их неплохо, клубы есть. Но тем сильнее там ощущается духовный голод, охвативший молодежь. Они уже выросли из того, чтобы довольствоваться только сытным житьем и просмотром телевизора. Им нужна духовная пища. Поэтому мы и организовали этот фестиваль. Его участники стремятся к идеалам, они еще готовы воспринимать прекрасное. Да, они оступились, и им надо протянуть руку.

— У кого родилась идея организовать такой фестиваль?

— Говорят, когда приходит время, одни и те же мысли появляются сразу в нескольких головах. Так и получилось у нас с руководителями ФСИНа. Я, к примеру, постоянно занимаюсь молодежью, в том числе и той, что оказалась за решеткой. К примеру, мы тесно сотрудничаем с Икшанской колонией, которая недавно отметила свое 103-летие. Говорят, раньше, в царское время, вокруг нее даже ограждения не было — никто не убегал, не бесчинствовал. Я постоянно задаю себе вопрос: почему до революции у тюрьмы для малолетних преступников не было даже забора? А теперь колоний для несовершеннолетних около пятидесяти, и уже в них пошла специализация. Например, недавно мы были в исправительном учреждении для юных убийц. Такого никогда в истории не было! Как режиссер, полагаю — это результат вырубленного вишневого сада, результат царящей бездуховности.

Спесивцев рассказал, что выступать на сцене его театра будут победители 6 номинаций фестиваля. Это драматический, кукольный и танцевальный театры, оригинальный жанр, плюс две вокальные — полифония (то есть хор) и авторская песня.

В конкурсе участвовали все пять десятков молодежных колоний. Отбор шел двумя путями: одни присылали отснятый материал — целые спектакли, концерты. К другим, тем, что поближе, режиссер ездил сам.

— С удовольствием съездил бы ко всем ребятам, — продолжает Вячеслав Семенович. — Посмотрел их номера, провел бы мастер-класс, но у Минюста нет для этого денег. Этапом послать могут, а для ознакомительных поездок — нет. Но мы, жюри, так или иначе отсмотрели материалы всех колоний. Знаете, я был потрясен их репертуаром. Конечно, кто-то подражает ТВ-программам: есть и местное “кривое зеркало”, и удачные пародии, и самостоятельно придуманные миниатюры. Но главное, у них совершенно бешеная тяга к настоящему искусству. Их интересует классика — Шекспир, Пришвин, Леонид Андреев. Как говорят мои ученики: на фуфло их не возьмешь.

— Молодежь в колонии увлекается театром — это замечательно для их развития. А какую-нибудь художественную ценность эта тюремная самодеятельность представляет?

— В Краснодарской колонии есть коллектив “Кубанские казаки”, который почти не отличить от профессионального. Они великолепно танцуют, поют. А в Белозерской колонии я посмотрел потрясающий спектакль — “Василий Теркин”. Это просто переворот! Казалось бы, они должны быть обижены на власть и общество. Ведь среди осужденных есть и те, кто без вины сидит, и те, кто наказан незаслуженно строго. Казалось бы, что для них такой далекий “правильный” герой? Однако ребята играют с потрясающей искренностью и самоотдачей. Они художественно более убедительны, чем профессиональные артисты. Я абсолютно уверен, что человек, переживший боль, страдание, беду, лучше воспринимает и творит искусство, ему есть что сказать. Говорят, Достоевского бы не было, если бы он не пережил свою псевдоказнь, если бы не отсидел потом немалый срок — 8 лет.

— И какая награда ждет победителей?

— Пока секрет, — режиссер мастерски держит паузу, потом загадочно улыбается. — Могу лишь сказать, что это то, о чем мечтает каждый заключенный.



    Партнеры