Маньяк Пичушкин: посадить и забыть

29 октября 2007 в 18:29, просмотров: 1895

“Зачем я живу? Ну скажите, зачем? Что меня ждет? Я собака? Кто я? Я никому не нужен. Меня должны были расстрелять, а теперь что? Пусть лучше у меня возьмут органы, кому-нибудь помогу, ну там, сердце или легкие, что у меня есть еще здоровое, может, уже все давно сгнило. Это же не жизнь. Зачем это все, ну скажите, зачем?”

“Я как насекомое или частичка ила, которая опускается все ниже на дно. Я начинаю взбадривать себя, поднимаюсь к поверхности воды. Но сил нет все время держаться. И я опять начинаю опускаться ко дну”.

Это слова не из последнего слова “битцевского маньяка”. Это строки из писем двух заключенных, осужденных на пожизненное заключение и отсидевших уже более десяти лет в самых жестких условиях. Пичушкин пока еще не понимает, что его ждет. Как не понимают это и те, кто ратует сегодня за восстановление смертной казни.

Для Пичушкина смертная казнь была бы гораздо более легким наказанием. Пожизненное — это борьба за жизнь и разговор с собственной совестью на всю оставшуюся жизнь.

Вряд ли Мосгорсуд когда-то видел в своих стенах столько журналистов одновременно. Интерес к приговору маньяку проявили, как подсчитали сотрудники суда, около 150 представителей различных СМИ. Несколько больше, чем обычно, в этот день пришло в суд и потерпевших.

Коридор, по которому Пичушкина вводили в зал суда, специально обычно не освещается. В него лишь проникает свет из общего вестибюля. Но как только дверь коридора распахнулась и конвой ввел туда Пичушкина, он оказался как будто освещенным молнией — заработали вспышки многих десятков камер. Маньяк тут же зажмурился от яркого света, ударившего в глаза. Увидев огромное число людей в зале, которых сотрудникам суда с трудом удалось там разместить, Пичушкин даже слегка опешил и раскраснелся. Но тут же пришел в себя и, вальяжно выдвинув ногу вперед, расселся на скамейке. Выслушал приговор спокойно и на вопрос судьи, понятен ли он ему, небрежно процедил: “Я не глухой”. Суд присудил Пичушкину отбывать наказание сразу в колонии особого режима, не назначив ему 15 лет тюрьмы, как просило обвинение. Он до конца своих дней будет лечиться и наблюдаться у психиатра. По закону, в какую именно из специальных колоний он будет направлен, Федеральная служба исполнения наказаний должна решить в течение 10 дней после того, как приговор вступит в законную силу. Однако скорее всего в колонию он так быстро не попадет, и в скором времени мы снова встретимся с ним в зале суда. По словам прокурора города Москвы Юрия Семина, сейчас в следственном комитете продолжают расследоваться 11 убийств, в которых Пичушкин признался дополнительно и которые не вошли в настоящее обвинение.

Прокурор Москвы Юрий Семин считает наказание, назначенное так называемому битцевскому маньяку в виде пожизненного заключения, справедливым. “Правосудие свершилось. Наказание назначено то, которое заслужил подсудимый”, — заявил Семин журналистам по окончании оглашения приговора. При этом прокурор Москвы посчитал некорректным обсуждение вопроса о том, заслуживает ли Пичушкин наказания в виде смертной казни.

На вопрос журналистов, не считает ли он, что Пичушкин “ощущает себя звездой”, Ю.Семин ответил: “Это его личное дело. Меня это совершенно не интересует. Он для меня — осужденный”.

В свою очередь, адвокат Пичушкина Александр Корягин заявил, что вопрос обжалования приговора будет решен после встречи с подсудимым.

Пичушкина ждет камера, где в лучшем случае у него будет один собеседник. Приглушенный свет, серая одежда, серая еда, тихие разговоры. Жесткий режим…

Для того, кто отбыл первый десяток лет в тюрьме для пожизненников, условия чуть-чуть улучшаются.

Добавляется одно свидание в год. Плюс еще одно, длительное: зэку до двух суток позволяют провести с близким родственником (женой, мамой) в отдельной комнате. После 20 лет — еще свидание и посылка. И только по истечении четверти века при хорошем поведении — три последних года без нарушений — его (теоретически!) могут отпустить на волю. То есть разрешить условно-досрочное освобождение.

До условно-досрочного пока не дожил ни один отечественный пожизненник. Они сидят значительно меньше. А психологи считают, что, даже если их выпустят, они не смогут адаптироваться в обществе. Проведя в серой клетке огромный кусок жизни, такой человек деградирует, станет асоциальным, у него перестроится психика.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

САМЫЕ КРОВАВЫЕ МАНЬЯКИ

Педро Алонсо Лопес — с 1973 по 1980 г. убил более 300 девочек в Эквадоре, Перу и Колумбии.

Бернгард Приган — с 1948 по 1952 г. задушил, а потом изнасиловал 147 женщин.

Бруно Людке — с 1928 по 1943 г. убил 85 женщин в Германии и Австрии.

Андрей Чикатило — “ростовский потрошитель”, с 1978 по 1990 г. совершил 53 зверских убийства женщин и подростков.



Партнеры