Шахматист, которого любили все

Сергей Николаев спасал других, а себя не уберег

29 октября 2007 в 17:57, просмотров: 2517

Вчера, 29 октября, было девять дней, как ушел из жизни Сергей Николаев — международный мастер по шахматам, первый, кстати, в Якутии. Ушел не сам. Его убили…

Об этом убийстве на юго-западе Москвы “МК” уже писал достаточно подробно. А вот о самом Николаеве — прекрасном шахматисте и человеке — рассказали не так много, как хотелось бы. Пора восполнить пробел.

В начале 80-х Николаев победил в турнире Центрального совета “Спартака”, трижды подряд выигрывал чемпионат Якутии. В 1983-м 22-летний шахматист стал мастером спорта СССР. Продвигаться дальше оказалось сложно: в те времена попасть в международный турнир было куда тяжелее, чем сейчас. Но в конце 80-х ситуация изменилась. И сыграв несколько турниров за границей, в 1989-м Сергей получил звание международного мастера.

Затем Николаев переехал в Ленинград, окончил финансовый институт, позднее перебрался в Москву, где преуспел в небольшом бизнесе, связанном с легкой промышленностью. Совмещать работу с шахматами было непросто — и он вынужден был оставить практическую игру, ведь для участия в турнирах требуется постоянно отлучаться на две-три недели.

Но шахматный мир — особый: мало кто, увлекшись в юности древней игрой, потом забрасывает доску. Вот и Сергей не забросил. В Москве он познакомился со многими мастерами — и все больше убеждался, что не все его коллеги успешно вписались в новую жизнь. Успешный бизнес позволял Николаеву оказывать шахматистам материальную помощь. Впрочем, кому-то еще нужнее была его моральная поддержка. Так, великому Смыслову, который в последние годы практически ослеп и не имеет возможности перемещаться по городу без машины, Сергей всегда посылал своего водителя. Помогал он и известному гроссмейстеру, тренеру многих чемпионов мира Игорю Зайцеву, когда тот тяжело заболел.

— По состоянию здоровья я практически не выходил из дома, и однажды мне позвонил Сергей Николаев, сказал, что хочет встретиться, поговорить о прошлых нашумевших матчах советских гроссмейстеров, — вспоминает Зайцев. — У меня почему-то сразу возникло доверие к этому человеку. Николаев привез мне книги, среди которых была “Неизлечимых болезней нет”. Николаев проникся моими проблемами, словно придал мне сил. Мало того, дал мне деньги на операцию. Просто так, по-человечески.

Вере Тихомировой — легендарной “шахматной маме”, как ее окрестили гроссмейстеры, — уже 89 лет. Сергей Николаев сам разыскал ее в Москве, они часами вели беседы. Сергею было обидно, что вклад Веры Николаевны в развитие отечественных шахмат недостаточно оценен, и к празднику 8 Марта он организовал целую серию достойных ветерана публикаций.

— Сергей пришел ко мне в гости, интересовался знаменитым матчем РСФСР — Москва 1975 года, — вспоминает Вера Николаевна. — Такой добрый, застенчивый… Мы с ним виделись буквально пару раз. Но меня поразила его отзывчивость: когда я опаздывала на чемпионат России среди ветеранов, он прислал за мной свою машину.

Входившей много лет в женскую сборную страны гроссмейстеру Светлане Матвеевой Российская шахматная федерация не выплачивала обещанную стипендию — и только благодаря вмешательству Николаева дело наконец сдвинулось с мертвой точки.

— Сергей был настоящим эрудитом и мыслителем. У него была масса планов — например, написать книгу об истории российских шахмат. И еще он всегда был окружен друзьями. Совершенно безобидный и искренний человек. Трудно поверить, что его жизнь так печально закончилась, — рассказал “МК” шахматист Александр Кентлер.

…Николаев мечтал написать книгу о незаслуженно забытых шахматистах. Конечно, теперь он и сам должен бы стать ее героем. Только кто эту книгу напишет?



Партнеры