Курс выживания для студента

Олег Гущин: “Москва мне показалась намного провинциальнее Риги”

29 октября 2007 в 17:33, просмотров: 724

Этот актер Театра им. Гоголя, запомнившийся по многочисленным сериалам, брал Москву приступом дважды. Сначала, как и многие, приехав поступать в актерский вуз, а затем, спустя десять лет, состоявшимся актером вернувшись в столицу. И второй раз было уже, естественно, намного труднее входить в одну и ту же не слишком приветливую воду. Но упорная борьба за место под солнцем дала свои плоды.

— Олег, помните свои первые впечатления от столицы, она вас ошеломила?

— Наоборот. Она мне показалась намного провинциальнее Риги. Да, да, не удивляйтесь. Так мне показалось, стоило лишь выйти на Рижском вокзале и увидеть вокруг людей, одетых в нечто серо-черно-коричневое. Это был 1978 год… И в Прибалтике люди одевались в то время гораздо ярче, моднее и изысканнее. Во многом это происходило от близости к Европе и оттого, что Рига — морской, портовый город, где процветали фарцовщики и при желании можно было найти подходящие вещи. Поэтому в Москве я выглядел как достаточно модный парень и провинциалом себя совсем не чувствовал.

— Приезжие обычно не любят коренных москвичей. Ваши опасения в этом смысле подтвердились?

— В некотором роде. У меня же весьма остро стоял вопрос московской прописки, из-за которой многие театры отказывали в работе, и именно на бытовом уровне ощущалось, что ты — приезжий. Поэтому чтобы прокормить семью, мне пришлось по окончании института поехать сначала опять в Ригу, а потом в родной город жены — в Екатеринбург. Вернулся в Москву я лишь спустя десять лет, уже далеко не мальчиком. Чтобы начать все сначала. Это было непросто. Снимая номер в гостинице, живя в квартире друзей, искал, где бы трудоустроиться. Повезло попасть в труппу Театра им. Гоголя. Затем несколько лет я жил в мастерской-студии его художественного руководителя и лишь двенадцать лет назад благодаря театру и мэрии получил квартиру и стал москвичом официально.

— Подождите. Расскажите, во времена голодной студенческой юности вам часто помогали местные?

— Кто-то, разумеется, помогал. Правда, позже выяснялось, что они не коренные москвичи, а просто люди, приехавшие в столицу много лет назад и осевшие тут.

— Случалось ли, что вас забирали в милицию?

— Конечно. Так как у меня никогда не было привычки носить с собой документы, поэтому неоднократно для выяснения личности отводили в отделение.

— Во время учебы вы рассчитывали, сколько вам нужно тратить в сутки, чтобы дожить до следующей стипендии?

— Так жестко — нет. Я старался учиться хорошо, чтобы получать повышенную стипендию в пятьдесят шесть рублей, плюс мне помогала мама, присылавшая по тридцать рублей в месяц, что было замечательным подспорьем. Поэтому я жил довольно комфортно, не бедствовал. Пытался с однокурсниками подрабатывать: бегал в массовке, что-то изображал на радио, вел театральную студию… Тем не менее частенько где-то за три дня до выдачи стипендии деньги имели тенденцию заканчиваться. Но это не было проблемой — всегда можно было у кого-то занять “трешку”. Потом я учился экономить, и эта привычка помогла мне в дальнейшем, когда кино было в совершеннейшем застое. Так, спустя несколько лет, получив звание заслуженного артиста и вместе с ним “красную” книжечку, благополучно проходил с ней в метро. Один раз меня всего остановили, когда я был в легкомысленных летних шортах, майке и шлепках.

— А помните момент, когда вас начали узнавать?

— Первый раз это случилось в том же метро, когда на экраны уже вышел сериал “Марш Турецкого”. На “Киевской” в полупустой вагон зашел подвыпивший мужчина с ссадиной на лице, плюхнулся возле меня, и когда я оторвался от журнала и взглянул на него, он произнес, запинаясь: “Извини, это ты?” И на мой утвердительный кивок добавил: “Убедительно”. После чего попросил автограф. Я ему сказал, что у меня нет ни ручки, ни бумаги. Поезд уже подъезжал к станции, он встал и со словами: “Ой, е…, и у меня нет” — вышел. Вот такой он — мой зритель, подумал я тогда. (Улыбается.)

— Этот город научил вас выживать?

— Несомненно. Я приехал сюда абсолютным ребенком, который доверяет всему миру. Но, получив тут ощутимые удары, научился защищаться, оброс необходимой броней, закалился. Москва же безумно тяжелый, суетной, изматывающий город, к нему надо уметь вырабатывать иммунитет, который может заключаться в обретении и сохранении собственного мира, уголка, в который другим нет доступа.

— Вы полюбили Москву?

— Да, мне тут уютно. Честно. Особенно мне нравится район “Фрунзенской”, где я живу, и рядом лежащие места — Нескучный сад, Лужники…

— О чем вы мечтали в юности?

— Я ходил по улицам этого мегаполиса и хотел только две вещи: иметь свое окошко среди тысячи домов и свою роль в театре. И я уже буду счастлив, думал я тогда. Но, знаете, сейчас у меня несколько окон, куча ролей, но не могу сказать, что я счастливее, чем был в то время.

— Вы считаете, что покорили этот город?

— Нет. А разве его можно покорить?! Мне кажется, что никто не может этого сделать, да и зачем? Это только иным провинциалам кажется, что они покорили Москву, а там кто знает, может, она их сама давно покорила…

СПРАВКА "МК"

Гущин Олег Иванович, родился 17 августа 1957 года в Риге.

В 1983 году окончил ГИТИС им. А.Луначарского.

В 1983—1984 годах — актер Рижского ТЮЗа.

В 1984—1991 годах — актер Свердловского ТЮЗа.

В 1991—1992 годах — актер студии “Москва” театра Романа Виктюка.

С 1992 года — актер Московского театра имени Гоголя.

Заслуженный артист России (1997).

Снимался в фильмах: “Убойная сила”, “Небесная жизнь”, “Авантюристка”, “Мужчины не плачут”, “Каменская”, “Русские амазонки”, “Кодекс чести”, “Звезда”, “Пятый угол”, “Марш Турецкого”, “Маросейка, 12” и проч.



Партнеры