В Москве отметили день наци-единства

В центре Москвы звучали антисемитские лозунги

5 ноября 2007 в 18:43, просмотров: 1062

4 ноября в центре Москвы прошел “марш” националистов. До народного единства на нем было далеко...

Маленькая москвичка (на фото) еще не знает, какую руку надо поднимать в нацистском приветствии. Но дедушка ее обязательно научит.

— Соратники, держим шеренги! В нашей любимой кричалке мат заменяем на “Проваливай отсюда”! — кричит человек с мегафоном.

— У…вай отсюда! Россия для русских! Москва для москвичей! — игнорируют увещевания соратники.

За происходящим из-за шеренги солдат внутренних войск с испугом наблюдает стайка дворников-гастарбайтеров в синих комбинезонах...

Третий по счету “Русский марш” 4 ноября в этом году был официально разрешен. Пока участники марша собирались и разогревались, было относительно тихо. Но как только началось движение, пошли “кричалки”. Великовозрастные антисемиты, шедшие отдельной колонной, требовали — с известным присловьем — “спасать Расею”. Молодые националисты скандировали “Зиг хайль”. Выступление лидера Движения против нелегальной иммиграции г-на Белова толпа встретила антисемитскими лозунгами...

На силовиков все это впечатления не произвело: под конец сотрудники милиции забрали в околоток лишь троих человек.

Член Общественной палаты, правозащитник Александр Брод дал происходившему совсем иную оценку. Он официально заявил о том, что совместно с Московским антифашистским центром подготовил обращение в Генпрокуратуру, дабы привлечь к ответственности организаторов и участников марша. Г-н Брод возмущен тем, что ксенофобские призывы и лозунги проходят мимо внимания правоохранительных органов.

Примерно в это же время на Славянской площади прошло “Молитвенное стояние”, которое организовали православные монархисты.

За час сюда начали стягиваться люди в черных кубанках и кирзовых сапогах. Вскоре развернулся целый штаб — появились яркие хоругви с изображением православных святых, знамена союзов и братств. Замерзший народ подбадривали песнями об “этнической войне”, “непобедимой нации” и… ножках Буша, которыми травят русский народ.

Однако как организаторы ни зазывали москвичей, у монумента собралось всего-то человек 50. В основном — журналисты и милиция. Положение не спасла даже “массовка” из старушек в пуховых платках.

Народ оживился, когда организаторы начали уничтожать новенькую зеленую иномарку. Правда, игрушечную. Детскую модель давили кирзовыми сапогами, прыгали по ней. В секунду моделька превратилась в горку мелких осколков.

Ненависть к машине объяснили тем, что неделю назад профессора Московской духовной академии Андрея Кураева не пустили в рясе... на экскурсию на российский завод, собирающий автомобили этой марки.

Уже вечером снятая с выборов партия “Народный союз” во главе с вице-спикером Госдумы Сергеем Бабуриным провела мероприятие, анонсированное как “факельное шествие”. В итоге собралось около трехсот человек, которые прошли проторенным маршрутом от моста “Багратион” до гостиницы “Украина”. Единственным предметом, который хоть как-то соотносился с заявленными факелами, была церковная свечка, вставленная в антикварный фонарик...
“Противовесом” националистическим акциям стал митинг “Против фашизма и ксенофобии”, организованный “Яблоком” на Болотной площади. Пришли туда около 400 человек — включая Григория Явлинского и Гарри Каспарова.

Константин Новиков, Дарья Федотова.

Ноябрьское одеяло

Активисты движения “Наши” провели в воскресенье на Васильевском спуске акцию “Праздник с новой традицией”. Несколько тысяч участников  принесли к Кремлю 13 одеял длиной 100 и шириной 3 метра и сшили их в большое “Одеяло мира”.

По мысли организаторов, если к Новому году русский человек наряжает елку, то к 4 ноября должен шить одеяло. Почему, собственно, одеяло? Ну, во-первых, состоять оно должно было “из маленьких одеял с национальными орнаментами разных народов” (я, впрочем, увидел только вполне себе интернациональные цветочки, звездочки, смайлики и пр.), а во-вторых, как пояснила нам 18-летняя Мария Дрокова, комиссар “Наших”, “одеяло — это такая довольно интимная вещь, которой мы укрываемся только близкими людьми. И если представители разных национальностей, социальных слоев ложатся под одно одеяло, это значит, что они вместе”.

Под конец “Одеяло мира” свернули в рулон и уже потом именовали его исключительно “колбасой”. “Многие из вас ехали всю ночь, — вещала со сцены ведущая, — но приняли участие в самом ярком мероприятии, которое я когда-либо видела!” И действительно, несколько тысяч человек, скандирующих у стен Кремля: “Колбаса! Колбаса!” — это было куда как ярко. А уж сколько практической пользы Родине принесло...

Егор Соколов.



Партнеры