В вихре последнего танца

Москва простилась с Игорем Моисеевым

6 ноября 2007 в 17:58, просмотров: 1071

…Три часа дня; пред залом им. Чайковского на Маяковке вечная “базарная” давка, крутится город в буднях своих. Но что-то напряженное висит в воздухе, не давая людям просто так пройти мимо: то ли стоящие рядком автобусы, то ли странная вдруг несуетность для этого столь суетливого места. Ну конечно. Сейчас здесь, в зале, пред строгим фасадом органа “Ригер-Клосс”, полностью затянутого черной материей, говорят последние слова прощания и благодарности у гроба Игоря Моисеева — легендарного хореографа и великого человека. Кстати, благодаря именно ему этот зал был достроен много лет назад…

На втором этаже зала Чайковского большой оркестр играет музыку из различных балетов. Именно на эту музыку сам Игорь Моисеев ставил свои танцы. Последней композицией стал “Похоронный марш” Шопена. Партер в зале полностью разобран. Почетный караул — это четыре танцора, которые сменяют друг друга каждые несколько минут. Траурную церемонию начал министр культуры Александр Соколов:

— Кончается великая эпоха. Игорь Александрович представлял миру Россию в тот самый момент, когда страна была за “железным занавесом”. И это подвиг. Но еще больший подвиг то, что предшествовало этому: его грандиозный труд по созданию такого уникального коллектива, неведомого доселе. Потому что он привнес поразительный синтез великой хореографии Большого театра и народной традиции. Сейчас все воздано — все титулы, все звания, ансамбль получил президентский грант. Но наша главная тревога и забота — сохранить эту традицию в момент, когда ансамбль осиротел.

Уже в фойе народу тьма-тьмущая; казалось бы — такой почтенный возраст (маэстро скончался на 102-м году жизни), все должны были быть готовы… но нет же — слезы, слезы, валерьянка, корвалол, безутешность. Даже врачи из больницы в Романовом переулке, где Игорь Александрович пролежал весь этот год, рассказывали, что до последнего часа “он был бодреньким, смотрел телевизор, живо всем интересовался”, но сердце…

— Какой он внимательный! — Слова простой гардеробщицы на “служебке” филармонии. — Он еще на свое 100-летие приходил, хорошо его помню. Настоящий аристократ. И возраст был ему не помехой: в свои 95 так с молодыми девочками репетировал, показывая им их ошибки!..

…Вспомнилось, как провожали Олега Лундстрема. В таких случаях нет-нет да у кого-то вырвется: “Ну ведь он уже долго не руководил своим оркестром (ансамблем танца)”. Мол, для коллектива кончина не будет столь страшным ударом… Какая это ошибка! Через таких людей, пока они живы, мы говорим со своей историей…

Связующее звено. Память о настоящем. Эталон первого сорта в искусстве. В Голливуде в 30-е каждая киностудия была очагом своеобразного танца — от степа до африканского фольклорного примитива; здесь, в Советском Союзе, Моисеев отдувался за весь Голливуд, возглавив в 1936-м новый Театр народного творчества, с которого и пошел его знаменитый ансамбль. Гендиректор Большого театра Анатолий Иксанов:

— Уходят последние могикане… И вот главный вопрос: а кто придет следом, кто заменит? Ведь такие люди рождаются раз в столетие, и, конечно, одно его имя для Ансамбля народного танца было и брендом, и авторитетом — чем хотите.

Так как же теперь? Сегодня здесь, у гроба, все друзья и ученики мастера. Гюзель Апанаева, директор школы-студии при ансамбле, еле сдерживает слезы:

— Самое первое впечатление… Он поднимался по лестнице, а я спускалась. И мы встретились глазами. Я никогда не забуду этот взгляд. Он каждого из нас создал. Мне он доверил школу-студию, которая готовит будущих артистов.

Здесь же, в почетном карауле, рядом с родными директор ансамбля Елена Щербакова — человек, от которого зависит дальнейшая судьба великой школы танца (160 человек!):

— Несмотря на то что последний год Игорь Александрович болел, он был с нами в постоянном контакте, давал рекомендации, составлял программу… Он извинялся, что не может каждый день ходить на работу, говорил: “Вот сейчас я чуть-чуть поправлюсь и сразу приду, я хочу на концерт!” Долг ансамбля — сохранить то, что он сделал. У нас не может быть нового руководителя, не может быть второго Моисеева.

…После официального прощания гроб перевезли в нижнюю Преображенскую церковь храма Христа Спасителя, где он простоял всю ночь. Наутро, с 11.00, - обряд отпевания. Однако ни газетчиков, ни телевидения, ни поклонников таланта Моисеева там уже не будет — таково было пожелание супруги. И оно правильно: чего устраивать карнавал… Около часа дня 7 ноября Игоря Александровича похоронят на Новодевичьем кладбище.



Партнеры