Брайан Ферри: “Из-за русских в Лондоне выросли цены”

В Москве Брайан Ферри не первый раз и уже успел опробовать самые разные концертные площадки

8 ноября 2007 в 17:16, просмотров: 977

Но если выступает он в России с удовольствием, то интервью раздает весьма осторожно. “ЗД” удалось попасть на прием к человеку-легенде.

Два концерта Брайана Ферри в “Б1 Maximum” стали настоящим торжеством денди-рока. Костюмы, манеры и неброские песни этого вальяжного джентльмена вряд ли претендуют на массовый успех, однако от каждого телодвижения бывшего лидера Roxy Music веет отменным вкусом. Даже скандалить он умеет с большим достоинством. Его заявления о том, что охота на лис — неотъемлемая часть деревенской жизни в Великобритании, взбесили “зеленых”. Высказанное в одном из интервью мнение о том, что культура Третьего рейха и особенно парады в фашистской Германии выглядели весьма эстетично, всполошили еврейские общины (артист даже лишился контракта с магазинами Mark’s & Spencer, лицом которых он тогда был), а скромные замечания о нелепости запретов на курение в барах тоже наверняка признаются политнекорректными. Видимо, ущербная современная политкорректность и стремление политизировать все что угодно никак не вписываются в мировоззрение артиста, чья жизнь и карьера олицетворяют добрые британские традиции, одна из которых — несомненное право на самовыражение и терпимость к самовыражению других.

— У вас уже весьма солидный опыт выступлений в России, вот и сейчас вы приехали из Петербурга…

— Да, там был потрясающий концерт. Мы выступали на сцене Большого драматического театра, а я просто обожаю такие исторические места. Там сразу чувствуешь себя большим артистом. А в Москве было совсем по-другому, здесь в зале сложилась прямо рок-н-ролльная атмосфера. Я люблю подобные перемены, когда каждый день тебе приходится выступать в местах, совершенно не похожих друг на друга. Тур сразу перестает быть рутинным процессом.

— Вы, наверное, уже видите разницу между российскими городами?

— По крайней мере между Петербургом и Москвой. Это все равно что сравнивать Нью-Йорк и Лос-Анджелес. И там и там здорово, но здорово по-разному. В Петербурге я — как в музее, на этих восхитительных улицах с красивыми домами. И Эрмитаж — просто потрясающее место. В Москве все по-другому, здесь чувствуется какая-то невероятная сила. Когда я смотрю из окна моего номера на эту сталинскую архитектуру, то просто дух захватывает от того, с каким пафосом все сделано. Не скажу, что это в моем вкусе, но вид завораживает. Должен признаться: Россия добавила новых красок в мою жизнь. С тех пор как я стал к вам регулярно заезжать, среди моих знакомых появилось немало русских, причем даже в Лондоне.

— Есть подозрение, что россияне добавили новых красок не только в вашу жизнь, но и в жизнь всего Лондона…

— О да, с этим не поспоришь. По крайней мере цены на все ужасно выросли. Но это неудивительно, вы, русские, не очень любите считать деньги.

— Ваш новый альбом называется Dylanesque, и на нем представлены кавер-версии песен Боба Дилана. Наверное, нелегко было собрать одну пластинку из всего того, что написал этот музыкальный гигант?

— Я давний поклонник Дилана, и у меня уже сложились какие-то приоритеты. Его музыку хочется исполнять, а его слова — петь со сцены, и мне нужно было лишь выбрать песни, которые сблизили бы таких разных артистов, как Боб и я. Судя по отзывам моих поклонников, у меня это получилось. А лично я очень доволен туром в поддержку Dylanesque. У нас на сцене десять человек, три потрясающих гитариста, отличный барабанщик, и нам под силу очень многое из того, что я успел сочинить и записать. Мы играем и Дилана, и кое-что из Roxy Music, и песни из моих сольных пластинок.

— Вы можете как-то обнадежить поклонников Roxy Music — им стоит ждать возрождения группы?

— Думаю, это возможно, и не исключено, что в будущем году мы объединимся — если и не для записи, то по крайней мере для нескольких концертов. Но, по правде говоря, меня сейчас больше занимает мой собственный материал. Последнюю пластинку со своими песнями я выпустил больше пяти лет назад и с тех пор как-то заездился по миру. Одни сплошные гастроли. Но ничего не поделаешь. Деньги нужно зарабатывать. Вот и сейчас. Только что из Петербурга, до этого были Рига, Вильнюс и Таллин, а еще раньше сплошная экзотика — Марокко и Казахстан.

— Вы когда-нибудь играли на частных вечеринках?

— Много раз. Трижды это было в Москве, совсем недавно — в Лондоне, и в Казахстане, кстати, тоже была частная вечеринка. Такие выступления давно стали обычной частью моего гастрольного графика. Не открою большого секрета, если скажу, что доходы с продаж пластинок сейчас резко упали, и поэтому приходится больше выступать. Все-таки у меня студия, группа, и это требует немалых расходов. В общем, я очень-очень занятой парень.

— Наверное, каждый модный журнал по крайней мере однажды назвал вас иконой стиля. Вы помните об этом, когда одеваетесь по утрам перед зеркалом?

— Представляете, я смотрю в зеркало и вижу там икону! Это забавно. Скажу честно: я наслаждаюсь красивыми вещами, поэтому в моем доме есть и хорошая мебель, и картины, и много одежды. Получается, что глаза для меня не менее важны, чем уши, хотя я и музыкант. В моде я не очень разбираюсь, и мне гораздо симпатичнее классические вещи, сделанные на заказ у портных на Сивил-роуд. Ручное шитье обладает настоящей магией.

— Наверное, поэтому на вас рубашка с вашими инициалами…

— Пиджак тоже сшит на заказ, а вот джинсы — обычный Levi’s. Ну а кто сказал, что икона стиля не может иногда расслабиться?

— Вы отец большого семейства, у вас четыре сына; кто-нибудь из них проявляет интерес к музыке?

— Мой третий сын — неплохой барабанщик, у него даже какая-то группа была. Еще один играет на гитаре. Не то чтобы фантастически здорово, но неплохо. Иногда я их привлекаю к совместной работе, так что они в курсе моих дел, могут даже покритиковать.

— Наверное, пора подумать о собственной музыкальной империи?

— Отличная мысль, только мне бы там по душе была роль главного менеджера.



Партнеры