Французы сводкались на память

Писатели Бегбедер и Уэльбек вместо дебатов устроили в Москве пьянку

11 ноября 2007 в 18:49, просмотров: 1670

Итак: долгожданные дебаты двух “культовых” писателей из Франции — Фредерика Бегбедера и Мишеля Уэльбека. Выглядело это так: на сцене в мягких креслах восседают Они с бутылкой водки. На полу перед сценой, на уровне их ботинок, лежат ниц человек тридцать фотографов; еще чуть-чуть, и кажется, они начнут кланяться и молиться. А дальше — зрители, зрители, зрители…

У нас, как всегда, “дверь отперта для званых и незваных, особенно из иностранных”, это еще Грибоедов понял.

Посмотреть на ловеласа Бегбедера и аутиста Уэльбека приехали даже из других городов России.

Бегбедер, автор “Любовь живет три года” и “99 франков”, приехал по делу — привез книжку о России под названием “Идеаль”. Зачем приехал Уэльбек — никто не понял, потому что обещанный фильм, снятый им по своей книге “Возможность острова”, он не привез. Зато мужики классно потусили. Ведь, как они сами признались, во Франции их не любят. Зато в России всем “культовым” комфортно.

Бегбедер и Уэльбек — полная противоположность друг другу, поэтому они и сходятся. Уэльбек всегда грустен, и если он хотя бы улыбается — значит, Бегбедер уже хохочет во все горло. А если Уэльбек посмеивается, Бегбедер уже катается по креслу. Уэльбек курит, зажав сигарету не между указательным и средним, а между средним и безымянным пальцами. А Бегбедер ерошит волосы и гордо говорит по-русски “да” и “спасибо”.

Но дискуссия не могла начаться, пока французским работникам пера не поставили на стол бутылку водки. Они ее и выпили — потягивая, как виски. Без всякой закуски.

— Это мой дорогой старший брат! — сказал Бегбедер об Уэльбеке.

— А это мой младший брат! — сказал Уэльбек о Бегбедере.

Все ждут, когда они начнут мутузить друг друга, а им и поспорить-то не о чем. Разве что Бегбедер признался, что ничего не может сказать о Путине — ему мешает страх! А Уэльбек, оказывается, Путина обожает.

Потом писатели ощутили себя на завалинке и разложили по косточкам Николя Саркози и его жену, сравнили ее и с Анной Карениной, и с Эммой Бовари.

А вот что они думают про клонирование.

— Я думаю, это вполне возможно, мир скоро придет к этому, — раздумчиво говорит Уэльбек.

— Оно уже существует! Пройдитесь по Лос-Анджелесу — одинаковые пухлые губы, груди, — добавляет Бегбедер.

Был вопрос, любят ли они смотреть на реки. Уэльбек сказал, что в плане рек России нет равных, но, может быть, только потому, что в России нет моря. А у Бегбедера возникла тут же идея создать телепередачу, где будут показывать только море. В России, правда, моря достаточно, но французам об этом думать было некогда — пора было выпить следующий бокал водки и отвечать на вопрос, сколько в Бегбедере от его героя — Октава.

— Все меня об этом спрашивают. Почему вы думаете, что я, как и он, совокуплялся с 15-летними девочками?

Вопрос из зала: вы возбуждаетесь, когда описываете сексуальные сцены?

— Да! — радостно крикнул Бегбедер. — А вы, тот, кто задал вопрос, возбуждаетесь, когда их читаете?

Задавший вопрос молодой человек тут же куда-то ретировался.

Бутылка водки подходила к концу. Уэльбек в ответ на последний, самый элементарный вопрос, не собирается ли он написать новый роман, забормотал что-то совсем уж бессвязное. И писателей-побратимов решили оставить наедине.



Партнеры