“МК” прокатил чиновников

по столичным пробкам

12 ноября 2007 в 17:21, просмотров: 363

Пробки стали непреходящим кошмаром и для руководства города, и для всех жителей. Простые люди выражаются о них чаще всего нецензурно, да и поделать с пробками ничего не могут. Поэтому корреспонденты “МК” отправились в рейд по улицам города в компании с чиновником, во многом отвечающим за порядок на московских трассах. Прокатиться с нами решился глава Департамента транспорта и связи Леонид Липсиц.

Для начала несколько цифр. Сейчас в Москве зарегистрировано около 3,5 млн. автомобилей. Еще от 480 до 560 тыс. машин каждый день приезжают к нам из-за МКАДа. Итого — 4 млн. железных коней. Тесновато. Особенно если учесть, что изначально (еще при советской власти) столичные магистрали проектировались из расчета 12 автомобилей на тысячу жителей. А сейчас их на тысячу — 320.

Вместе с Леонидом Липсицем и его заместителем Сергеем Николаевым мы садимся в микроавтобус и отправляемся в экскурсию по московскому часу пик. Для ее начала Новый Арбат — отличное место.
Итак, 17.00. Поехали.

Направляемся в сторону Кремля. Новый Арбат еще кое-как движется. Рядом с бывшим роддомом №1 машины припаркованы в два ряда. Наши собеседники комментируют картинку.

— Подсчитано, что средняя полоса дороги со светофорами пропускает в час 1200 автомобилей (без светофоров — до 1800 машин). Одна неправильно припаркованная машина разом “съедает” это количество. А на Новом Арбате именно в этом месте сужение. На Арбатской площади много офисов, здесь слабое место улицы. И такие места есть почти на каждой московской улице.

Пока говорили о нарушителях правил парковки, выкатились к повороту на Знаменку. И — встали. Спрашиваем у “гидов”: чего, мол, стоим? “Зеленый” же.

— Давайте поближе подъедем и посмотрим, — отвечает Леонид Липсиц, который транспортными проблемами Москвы занимается аж с 1978 года.

Когда мы выезжаем на Знаменку, причина выясняется сама собой. Здесь сливаются два потока — один с Нового Арбата, другой с Бульварного кольца. Вот и затор. Минуем его и выскакиваем на Большой Каменный мост, затем сворачиваем под него. Уже 17.05, а ведь едем…

— Действительно странно, — соглашается Липсиц, — обычно в это время здесь пробка. А все — от недисциплинированности наших водителей. Ну не могут они нормально “сопрягаться” с общественным транспортом. Оттого и автобусы, и троллейбусы стоят. Вот нас завалили просьбами увеличить количество машин на маршрутах. Но как раз машин-то выезжает достаточно. Количеством ситуацию не исправишь. Нужны полосы для общественного транспорта. Мы надеемся, что уже в начале следующего года в районе Волоколамского шоссе появятся первые такие полосы. Причем задействованы в реализации этого проекта будут не только наши силы, но и ГАИ, службы ЖКХ, Мосгортранс. Все это довольно сложно…

17.11. Мы уже на Тверской. Городские начальники указывают на машины, забившие все тротуары у дома №4, и на парочку машин с включенной “аварийкой”.

— Тоже умельцы! Инспектору ГАИ, чтобы доказать, что машина в исправном состоянии, надо ворох бумаг исписать. А водитель в ответ скажет: вот пока вы не подошли, не заводилась! Я, — говорит г-н Липсиц, — за рулем с 1973 года. Видел, как менялся город. И считаю, что движение у нас не хуже, чем в других столицах. Город все же движется. Но учтите: каждый день в Москве прибавляется по 500 машин! Если их выстроить в линию, то она протянется от Кремля до площади Маяковского.

17.19. Подъезжаем к Пушкинской площади. Водитель “четверки” прямо перед нами тормозит и берет пассажира. Причем во втором ряду. Чиновники комментируют:

— Ну, вот встал он, а Тверская на 30 секунд замерла. Пробку собрал, а она бывает, что и 10 минут разъезжается. Мог же ведь прижаться к тротуару, а лень, потом выезжать надо, он лучше других остановит. Все беды — от бескультурья…

17.22. Страстной бульвар. Липсиц признается:

— Я-то к нашему движению привык. А вот супруга моя, она тоже за рулем, нервничает. Смотрите, здесь, на Петровских воротах, вся площадь заставлена машинами. Они все равно не помещаются, вот хвост и тянется до Пушкинской. Причем налево поворачивают сразу из двух рядов, в результате пробка становится не только длиннее, но и толще, поэтому нельзя проехать и в сторону Трубной площади тоже.

17.25. Теперь мы стоим на Каретном Ряду.

— Это довольно редкое для Москвы место, — говорит Липсиц, — тут Каретный Ряд пересекается с Садовым кольцом в одной плоскости. Вот смотрите, смотрите! Фургон повернул налево. А ведь должен был пропустить других. Но вот… “собрал” 20 машин и заблокировал перекресток. Ну, что делать?!

По словам чиновников, в часы пик движение по городу определяет движение по “кольцам”. Забиваются они — забиваются и радиальные направления. Оборачиваемся назад, на Каретный Ряд. Нам еще повезло. Сзади в обе стороны — пробка. А все потому, что кто-то еще повернул, не пропустив других.

— Весь вопрос организации дорожного движения — в способности находить компромиссы. Вот, например, сейчас: надо либо “держать” Садовое, либо пропускать Каретный. Нужна “золотая середина”. Пробки зависят от многих причин: геометрия дорог, объекты притяжения автомобилей (офисы, торговые центры). Конечно, надо строить многоуровневые развязки, но их строительство в центре затруднительно.

17.48. Наконец мы съехали с Садового на Каланчевку. Тут тоже слияние двух потоков — с проспекта Сахарова и с Каланчевки, да еще поток от Комсомольской площади. Кто-то из водителей сворачивает на Южный проезд, а мы упрямо стоим. Чиновники говорят, что на Западе люди ездят по-другому. Если ты не уступишь дорогу, то через полчаса можешь сам оказаться в пробке. Там это понимают, у нас — пока нет.

17.53. Этого момента корреспонденты “МК” ждали давно... Три вокзала и местные “левые” парковщики. Леонид Липсиц выходит вместе с нами и берет деляг “за шиворот”. Те сначала наглеют, но потом, поняв, с кем имеют дело, частично бегут, частично замолкают. Вызываем милицию. Липсиц говорит:

— Водители должны знать — этим самодеятельным парковщикам платить нельзя! А угрозы их на 99% блеф. Но если они все же причинят ущерб вашей машине, немедленно вызывайте милицию и стойте до конца! Но вообще, пока есть хождение наличных денег, эта проблема будет. Сейчас мы вводим пластиковые карточки, которые можно будет купить в любом киоске, тогда таких “деятелей” полностью прижмем.

Выезжаем с Комсомольской площади и попутно переезжаем через трамвайные пути.

— Обратите внимание — не снижая хода проскочили, — отмечают чиновники. — А все потому, что каждый год город закупает по 2000 кв. м специального покрытия из резины. Приятно!

Попутно Липсиц указывает на светофоры (они тоже в ведении его департамента):

— У нас в Москве порядка 2000 светофорных объектов. И ведь работают все. Тоже большое дело.

— Леонид Моисеевич, а как с маршрутками? — спрашиваем.

— С прошлого года действуют жесткие правила на допущение компаний к этой работе. Сейчас в городе 85 компаний-операторов. Они владеют 5000 маршруток. Если где-то что-то они нарушают, сообщайте в ГАИ, транспортную инспекцию или нам на телефон “горячей линии”.

18.07. Сухаревская площадь. Не без проблем двигаемся, но едем. Чиновники просят напомнить читателям “МК” об одной важной вещи:

— Город напичкан коммуникациями. Они требуют ухода и ремонта, а значит, нужны ограничения движения.

Поэтому, граждане, читайте газеты и смотрите в Интернете — информация о местах, где проводится ремонт, сообщается постоянно. Вам же легче будет.

В тот вечер мы проехали полцентра Москвы. И даже в ходе этого небольшого рейда в очередной раз убедились: главная проблема наших дорог — даже не сами дороги, а те, кто по ним ездит.

18.19. Маяковка. Опять движение застопорилось. Чиновники объясняют:

— Ну, тут все очевидно. По Садовому кольцу — 5 полос в одну сторону, а в тоннеле — 3. Но и здесь все бы ничего, но вот опять — никто никого не пропускает. Это вообще одно из самых трудных мест в Москве. Что вам сказать — работаем…



Партнеры