Безотказные руки для отказников

Как складывается жизнь детей, которым “МК” помог найти семью?

15 ноября 2007 в 17:37, просмотров: 1096

Пронизывающий ветер, свинцовое небо и бесконечные сумерки за окном. В эту тоскливую пору особенно нужен теплый и уютный дом — с ароматом маминых пирожков и горячим малиновым чаем.

Такой дом должен быть у каждого ребенка. Должен, но… Не дай бог никому пережить то, что чувствуют дети-отказники, встречающие каждый новый день в казенных больничных стенах.

В этом году благодаря людям с большими и щедрыми сердцами и отчасти благодаря нашей газете несколько обделенных судьбой ребят обрели настоящий родительский дом. Какой стала для них их первая осень в семье?

Катюша

Год назад трехлетняя малышка сильно обгорела при взрыве бытового газа, который произошел по вине ее матери. У девочки почти 100%-ный ожог головы (чудом уцелели лишь глазки да кончик носика), пальцы на руках просто обуглились. Врачам удалось сохранить лишь один большой пальчик. Катю спасали в московской детской Морозовской больнице. Возвращаться из больницы малышке было некуда — ее пьющую мать, по вине которой и произошел взрыв, лишили родительских прав, отчим погиб.

Об этом несчастном ребенке мы писали в апреле. За прошедшие полгода в жизни девочки произошло много важных событий. И самое главное — у Катюши появилась семья! Узнав из заметки в газете об этой страшной истории, дальняя родственница Кати — двоюродная бабушка Галина Дмитриевна, живущая под Нижним Новгородом, забрала девочку к себе, оформила опеку. Так что нынешнее лето Катюша провела уже в новой семье.

Галина Дмитриевна в девочке души не чает, говорит, даже родные внуки ревнуют. В шутку, конечно, — в новой семье все полюбили Катеньку и помогают ей чем только можно. Но впереди у девочки еще много нелегких испытаний — ей требуются многочисленные операции и долгие годы восстановления. Недавно бабушка с внучкой снова приехали в Москву. Они готовятся к подсадке волос и челюстно-лицевой операции.

…Когда мы зашли в палату к девочке, то сначала даже не поняли, чем она занимается. Быстро-быстро, придерживая культями картинку, Катя собирала паззлы единственным оставшимся пальчиком. “Ряба!” — деловито показала она картинку и улыбнулась. За лето девочка сильно изменилась: стала спокойнее, увереннее, даже рубцы от ожогов кажутся не такими страшными, как раньше.

Сейчас Катя находится в реабилитационном центре, где с нею занимаются психологи, педагоги, логопед. Сутки пребывания в центре стоят 700 рублей. Пока на оплату лечения девочки идут деньги, собранные нашими читателями, — низкий поклон всем, кто пришел на помощь. О том, что делать, когда деньги закончатся, Галина Дмитриевна старается не думать. Новая семья девочки совсем не богата, живет в деревенском доме без всяких удобств. Только этим летом Галине Дмитриевне и ее мужу удалось провести газ. “Зато воду так и не сделали, не хватило денег и сил, — вздыхает бабушка. — Не представляю, как будем с Катюшей зимой, особенно если, не дай бог, зима выдастся суровой!”.

Марина, Илья, Наташа

Две сестрички, семи и трех лет, и их 5-летний брат оказались в тоскливых больничных стенах все вместе — после того как их забрали у пьющих родителей. Да так и застряли там аж на полтора года. За это время пару раз находились желающие усыновить одного из детей, но ребята отказывались наотрез. Они ни за что не хотели расставаться — уж лучше жить в больнице, чем порознь.

И все-таки им повезло — по весне замечательная семья Светланы и Алексея Буркиных взяла к себе всю дружную троицу. Лето ребята со своей новой родней провели на даче, а перед сентябрем переехали в Москву.

Это было не так просто, как кажется: ведь в семье Буркиных помимо троих приемных детей еще три взрослых сына и один 2-летний. А живет семейство в обычной “трешке”…

— Было довольно трудно втиснуть в нашу квартиру новые кровати, стулья, столы, — рассказывает мама Света.

— Так, сяк пытались — не влезают, и все! Но в конце концов все-таки утрамбовались… Это все ерунда по сравнению с проблемами в поведении, которые возникают у наших новых ребятишек. Период адаптации проходит очень сложно, особенно у старшей, Марины.

В этом году Марина пошла в первый класс. Девочка, которая привыкла верховодить над младшими, считала себя умнее, лучше остальных, в школе оказалась в последних рядах. В результате она отрывается дома: изо всех сил грубит старшим, подбивает младших никого не слушаться…

— Ведь за пару месяцев, что она у нас, мы не успели научить ее читать и писать, а большинство ребят в ее классе это уже умеют, — сочувствует девочке Светлана. И тут же возвращается к хорошему: — Зато Марине очень нравится заниматься в разных кружках. Ходит сразу в четыре — ее увлекают шахматы, гимнастика, танцы и рисование! А Илья пошел в детский сад. Группа ему нравится, хотя он там самый маленький и слабенький. Это естественно — после казенных учреждений ребята сильно отстают в росте и весе. Например, Наташе три с половиной, а ей велика одежда моего 2-летнего сынишки. Но не беда, я знаю, что все эти трудности преодолимы. Главное — меня поддерживают муж и старшие сыновья.

Наверное, в жизни действительно невозможного мало. Если ты не боишься ее. Если веришь в лучшее. И если рядом близкие люди, на которых ты всегда можешь рассчитывать.

  Илюша

От этого мальчика, которому сейчас 5 лет, родители отказались сразу в роддоме — у ребенка обнаружилась тяжелая патология мочевого пузыря. Всю свою жизнь он провел в больнице. После нашей публикации об Илье звонков было море. Люди предлагали материальную помощь, многие готовы были дежурить у его кровати или приезжать поиграть с малышом.

Было и несколько претендентов на усыновление. Например, Алексей и Мария Н. хотели взять мальчика, будучи уверенными, что операция (или даже несколько) за границей сделает его здоровым. Увы, медицина, даже самая лучшая, не всегда всесильна… Илюше в любом случае придется всю жизнь пользоваться катетером и придерживаться определенных медицинских предписаний. Поняв это, супруги Н. не решились взять ребенка.

Другая претендентка, Татьяна, наоборот, полагала, что мальчику всю жизнь будет нужна сиделка. И была готова взять на себя эту нелегкую роль. Однако увидев, какой Илья подвижный и спортивный, Татьяна поняла, что ему необходимы родители более активные и молодые, чем она. В любом случае спасибо всем, кто откликнулся, — каждый добрый порыв, пусть даже нереализованный, делает мир вокруг нас добрее и чище.

Деньги, собранные нашими читателями, позволили нанять для Ильи няню, которая ухаживала за ним в больнице, а потом почти на все лето отправить мальчика в Крым. Он вернулся оттуда только в начале октября — загоревший, окрепший. А спустя две недели мальчика все-таки взяла приемная семья. У этой супружеской пары собственные дети уже выросли, и они, узнав об Илье, тут же стали оформлять документы. Патронатные родители не нарадуются на Илюшу — какой он привязчивый, ласковый, смышленый. А уж о мальчике и говорить нечего — сбылась его самая заветная мечта. Правда, по-прежнему остро стоит денежный вопрос. На весну намечена операция в Америке, которую хирурги согласились провести бесплатно. Но пребывание в клинике (понадобится не меньше месяца) стоит очень дорого, и пока денег на него нет.

Руслан

Маленькому богатырю Руслану, о котором мы писали в апреле, на днях исполнился год и четыре месяца. У Русланчика тяжелое поражение центральной нервной системы, и врачи не радовали потенциальных родителей.

“Вполне возможно, что он даже никогда не научится держать головку”, — говорили специалисты. И все-таки нашелся человек, не испугавшийся печальных прогнозов. В последний момент, когда мальчика уже переводили из больницы в специализированный дом ребенка, Руслана взяла многодетная мама Татьяна. И что вы думаете?

Буквально за несколько месяцев — огромный прогресс. Мальчик не только держит голову, но и научился переворачиваться, сидеть, пытается общаться. Что удивительно — он не любит все, что связано с больницей.

Казалось бы, что может запомнить такая кроха? Так нет, Руслан обращает внимание даже на мелочи. Например, он терпеть не может лежать на спине — ведь в больнице лежал только так. Ненавидит игрушки — в палате их у него было много. Не любит манную кашу и картофельное пюре, которыми его кормили нянечки. “Конечно, умом я всегда понимала, что Русланчик никогда не вырастет полноценным человеком, — грустно улыбается Татьяна, — что на всю жизнь останется то ли трехлетним, то ли пятилетним… И все-таки, когда очередной консилиум подтвердил его нерадостные перспективы развития, я рыдала всю ночь. Но все равно Русланчик дает столько тепла и любви, что и я, и мои ребята теперь не мыслим жизни без него”.

Настя

7-летняя сирота Настенька, у которой один за другим умерли родители-алкоголики и утонул маленький братишка, благодаря нашей публикации тоже обрела семью. За добрую и ласковую, хотя и педагогически запущенную девочку даже развернулась настоящая борьба. Ей захотели помочь две семьи, в одной из которых уже есть несколько приемных детей. “Настеньке нужен коллектив, общение с другими ребятами! К тому же у нас большой педагогический опыт!” — настаивали многодетные родители. Но органы опеки пришли к выводу, что девочке будет лучше во второй семье. Там тоже уже есть ребенок — правда, только один, девочка, немного постарше Насти. Настя быстро привыкла к новым родителям и подружилась со своей сестрой, которая очень опекает ее.

В сентябре девочка пошла в обычную, а не коррекционную школу. И это уже большое достижение ее новых родных и самой девочки. 

Малышей берут в семьи, и это замечательно!

Но, увы, на больничных койках появляются все новые брошенные дети.

Ванечка, родился 07.07. 2007

Крохотный недоношенный малыш с большими проблемами. У мальчика порок сердца. Правда, врачи говорят, что через пару лет можно будет сделать операцию и все проблемы с сердцем у Ванечки решатся. Есть надежда, что также снимут и другой нелегкий диагноз — ВИЧ. Для этого спустя время нужно будет сделать более подробные анализы.

А пока сероглазый русоволосый малыш растет в казенной больничной палате. Правда, к нему здесь отношение гораздо лучше, чем было “дома”. Вернее, в притоне, где не удалось даже определить биологических родителей крохи. Там Ванечка настолько привык, что на него не обращают внимание, что почти разучился кричать. “Мы бы его взяли на руки, приласкали бы, — говорят медсестры. — Но не слышим, как зовет. Заходим в палату, а он уже весь в слезах”. Это действительно так. Когда я зашла в палату к Ване, там было тихо. А по лицу крошки бесшумно катились огромные недетские слезы.

Катя, 1 год 4 месяца

У девочки была врожденная эмфизема легких — то есть часть легких не выполняла свою работу. В два месяца Кате сделали операцию, пораженные доли удалили. И, если бы девочка жила в семье, она была бы практически здорова. Но, к сожалению, Катенька — отказница. Она второй ребенок у молодой инфантильной женщины (но непьющей, что уже большая редкость для родителей-отказников). Мать лишена родительских прав. Катенька все время находится в больнице, где постоянно заражается от других детей разными инфекциями. Ее организм не справляется с таким испытанием, и состояние здоровья малышки весьма нестабильное. “Была бы семья, все было бы в порядке, — вздыхает главврач больницы Михаил Бушуев. — Прогноз у нее хороший, нужны только забота и защита от инфекций. Если же Катя останется в больнице или приюте, несмотря на все старания врачей, вряд ли она доживет до школьного возраста”. Может быть, из-за того что Кате достается много внимания медиков, развитие девочки почти соответствует возрастной норме (что тоже редкость для больничных детей).

Катенька очень эмоциональная, ласковая и умненькая девочка. Она доверчиво вглядывается в лицо каждого нового взрослого — вдруг это ее мама или папа?

Аня, 14 лет

Третий раз попадает в приют — родители то забирают ее, то снова отдают государству. В последний раз пришла уже сама. Родители лишены родительских прав. Девочка на них не обижается, скорее жалеет и мечтает о новой, нормальной семье. Анечка — маленькая барышня, она обожает танцевать и кокетничать. Девочка общительная, подвижная, артистичная.

Кто готов помочь этим детям, звоните по тел. 250-72-72, доб. 7409



Партнеры