Сыновья Константина Цзю

за 10 долларов моют папину машину

15 ноября 2007 в 16:03, просмотров: 1106

Я помню маленькую Настю Цзю, когда она впервые прилетела в Москву. Еще совсем малышка, измученная долгим перелетом из Австралии, она тем не менее стойко выдержала “уси-пуси” от столичной прессы, с серьезным видом дождалась, пока папа раздаст интервью и с тем же серьезным видом направилась к машине...

Помимо 5-летней дочки у знаменитого боксера, экс-чемпиона мира среди профессионалов Константина Цзю два сына — 13 и 9 лет. Они с рождения живут в австралийском городе Сиднее, куда Цзю уехал в начале 90-х. Русские они или уже иностранцы? Косте очень не нравится такая постановка вопроса. Они же дети русских родителей!

— Если бы тебе предложили очень коротко рассказать о своих детях, буквально в двух словах...

— Честные и добрые...

— У тебя же их трое... И они прямо все такие?

— В большинстве своем. По крайней мере я стараюсь прививать им эти качества. Очень жестко к этому отношусь. Что я ненавижу больше всего в жизни — так это вранье. И злость... Но у меня дети добрые!

— Как это проявляется?

— Элементарно — по отношению к животным, к другим детям... Маленькие дети постоянно к ним тянутся. Хотя Тимоха скромный, Никитка боевой... Но Тима — лидер. Пусть тихий, но лидер. А Никита тоже лидер, но громкий. Настюха... То же самое. Представляешь, у меня трое детей. Все трое — лидеры. Дома — война!

— И кто побеждает?

— Вот это пока непонятно. Мне кажется, Тимоха — он более... мудрый, что ли. Мое место в семье — во главе стола. И вот когда я уезжаю, младший, Никита, садится на это место и заявляет: “Теперь я в доме хозяин”. А старший, Тимоха, воспринимает это так: “Сиди, сиди. Все равно будешь делать, как я скажу”.

— Мне кажется, что выяснение отношений — кто хозяин, а кто нет, закончится тем, что всем будет руководить Настя.

— Вот мне почему-то тоже так кажется... К ней все тянутся. Она интересный человек, без комплексов. У меня вообще-то все ребята без комплексов.

— Ну это, по-моему, свойство зарубежных детей?

— Да, действительно. Чистая непосредственность... Вот, к примеру, у меня жена не носит ногти. То есть они у нее обычные. Ну по работе, из-за домашних дел неудобно ей с длинными ногтями. И Никита ни разу у нее их не видел. Так вот, приходит к нам девушка-корреспондент с большими-большими ногтями. И Никита со своей детской непосредственностью знаешь как отреагировал? Он взял ее руку, рассматривает и говорит: “О, мой бог, как же ты такими ногтями в попе-то ковыряться будешь?”
Опять же... У нас все на “ты”. Никто не выкает.

— Ну так это особенность английского языка.

— Да они и на русском так же разговаривают. Вот Никита приходит домой, говорит: “У нас новая учительница в русской школе. Зовут Люся”. Идем знакомиться с Люсей в следующее воскресенье. Ей оказывается 70 с лишним лет, старого поколения русская учительница. Как можно ее звать Люсей? У меня язык не поворачивался. Он ее: “Люююсяяя! Иди сюда, с папой будешь знакомиться...” При этом все нормально относятся. Потому что можно называть на “ты” с уважением. А можно и на “вы” с подковыркой...

— Откуда в австралийской школе русская учительница старого поколения?

— Это русская школа. Просто мы ходим туда по воскресеньям для изучения русского языка. Дочке 5 лет, и она посещает ее уже третий год. Специально водим, чтобы язык не забыла. У детей же это быстро все происходит.

Они вот даже часто приходят в эту школу, а разговаривают на английском. Несмотря на то что там это запрещено. Многие наши родители поначалу сами заставляют своих детей говорить на чужом языке, и в итоге ребенок свой родной забывает. А я знаю местных родителей, которые в русскую школу водят специально, чтобы ребенок изучил наш язык. Интересно же! Вообще это уже заметная тенденция в мире...

— Ну так что Люся?

— Так вот, Люся — она как-то подходит и говорит: “Костя, твой сын... Твой сын... Он сегодня такое сделал!” У них класс на втором этаже. Никита спустился вниз на первый по проволоке. Ладно бы сам слез. Весь класс полез за ним следом. Представляешь состояние 70-летней Люси? Но он же не хулиган! Он баловник. Очень энергичный, от него всего можно ожидать...

— Вот мне как-то прямо хочется задать этот вопрос: а они у тебя не избалованы?

— Мне важно, чтобы дети чувствовали себя простыми детьми. Жена меня в этом отношении поддерживает. Она всегда берет авиабилеты в экономический класс, чтобы они знали — это нормально! Правда, когда они летают со мной, то все по-другому. Сразу идут на бизнес-ланч, в самолете привычно поворачивают налево (то есть в бизнес-класс. — Т. А.).

— Тогда понятно. После тебя им, наверное, действительно трудно к эконом-классу привыкнуть...

— Даже меня жена как-то раз поставила в такие условия — попросила девочку, которая нам всегда билеты делала, купить мне в эконом-класс. Из-за нее я эту девочку чуть не уволил. Она оправдывалась: “Костя, я под давлением твоей супруги...” Я все равно потом поменял билеты.

— Чему ты детей учишь!..

— Я-то это заслужил. А вот они... Ко мне как-то раз подходит Тима: “Когда я вырасту, у меня будет “Бентли”. Я говорю: “Чтобы иметь “Бентли”, надо много работать”. А он мне: “Зачем работать? Вот он — в гараже стоит...”

— У нас в России чей-нибудь сын тоже получает “Бентли” на 16-летие, а потом давит всех подряд. Потому что водить не умеет...

— И у нас такое есть. Говно-то везде одинаково воняет... Все зависит от людей, от родителей, их воспитавших. У меня у каждого ребенка своя обязанность. Не за деньги! А просто он отвечает за определенный фронт работы. Но бывает и так, что я говорю: “Мне машину помыть надо. Вот вам на двоих 10 долларов...” И мне выгодно.

Потому что на мойке эта же работа стоит 20—30 долларов. А они немножко времени потратят и заработают по 5 долларов каждый. Таким образом я стараюсь обучить своих детей тому, что в жизни надо не получать, а зарабатывать. Думаю, что на следующий год сын пойдет работать в ресторан быстрого питания.

— Ну вот ты сам бы пошел на такую работу?

— А что? Я, например, спокойно выношу мусор. Соседи, когда видят, в обморок падают. Или после завтрака всегда мою посуду. После обеда и после ужина обычно посудомоечная машина моет…

— Ну ответственность за заправленную постель — это понятно. А вот как насчет более сложных вещей?

— Тимоха может прийти и сказать: “Папа, мне вот этот человек не нравится”. Почему? Если он не может сказать ничего конкретного, если чувствую, что мой сын не прав, я пытаюсь объяснить, при этом никогда не навязываю своего мнения — пусть он до всего дойдет сам. Но свои чувства он должен научиться объяснять.

— А любовь?

— Да, там сейчас как раз интересная ситуация... Тимофей поделился с мамой, это она мне уже потом передала. У него через два дня день рождения. Пригласил девочку, которая ему нравится. Но вот не хочет, чтобы приходила ее подружка. Скорее всего все вместе придут. Но дилемма, конечно, серьезная. (Улыбается.)

— А как дни рождения отмечаете?

— Все вместе. Это сейчас меня нет, но они там сами отметят. А я вернусь — еще куда-то пойдем. Если это детский праздник, то обязательно в парк. В этот раз они диск-жокея привозят какого-то...

— У австралийцев все так же?

— Совершенно по-другому, у них без размаха. Пошли как-то на детский день рождения, не знали, что подарить, подарили деньги — 30 или 40 долларов. Нам потом сказали: очень много дали. Надо было 3—5 долларов. Но мне бы самому совестно было такие копейки дарить. Или взрослого человека поздравляешь, даришь ему 200—300 долларов... Не принято! Надо 30—40. Нет нашей доброжелательности, размаха такого! Мы как-то дочке устраивали детскую вечеринку. А для взрослых накрыли стол. Поставили водку, коньяк... Гости сначала удивились, потом развеселились. Смотрю, уже соседи кричат: у тебя водка есть? Тащи сюда!

— То есть у твоих детей сейчас дилемма: принимать или твои порядки, или австралийские?

— Мои! Я хочу, чтобы была русская душа. И она будет. Потому что воспитываются они в моей семье.

— А как они реагируют на себя в газетах?

— Очень адекватно ко всему относятся. Тимку несколько раз показывали по телевизору. Не потому что он — мой сын. Он капитан спортивной сборной своей школы. Мне важно, чтобы дети были горды за фамилию Цзю, но у каждого было свое имя. Чтобы узнавали: “О! Тимофей! У тебя же вроде бы папа был боксер...”

— А Настя твоя каким будет человеком?

— Хорошим. В этом году, кстати, в первый класс пойдет... Она умничка! Честно! Очень любит учиться.

— У меня почему-то всегда возникает ощущение, что ты ей слишком многое позволяешь…

— Мама уже с ней не справляется. Я жестче отношусь. Не люблю капризы. Ненавижу просто. Мне даже некоторые говорят: “Костя, ну ты чего такой злой? Это же ребенок, он маленький”.

— А отчего капризы появляются?

— Да отчего могут в этом возрасте появляться? Туфли хочет вот такие, а мама не разрешает... Я говорю: туфли наденешь такие, какие мама сказала! Или — мама не разрешила надевать юбку. Все равно надела. Я говорю: “Настя, сняла юбочку и надела то, что мама сказала. Быстро! У тебя на это две минуты”. Это все оправданно: нам нужно идти, мы торопимся — времени нет.

Понимаешь, я, конечно, балую Настю. Но это выглядит следующим образом. Пошли в магазин. Слова “нет” не существует. Мне самому нравится покупать красивые вещи ей. Был момент, пошли в магазин покупать туфли. Выбрала себе сама, красивые туфли... Стоят 180 долларов! Сколько?! Вы с ума сошли, что ли?! Сторговались до 120. Приходим домой. Жена спрашивает: “Сколько стоят туфли?” Я говорю: “Сто”. Жена: “Костя, ты с ума сошел, что ли?!”

Но! Если я по каким-то причинам отказываю в чем-то, то капризы типа: “Хочу! Дай!” — не принимаются.

— Ну если ты сам все покупаешь, зачем капризничать-то?

— Ну так и за покупками мы не слишком часто выходим...

— Чувствуешь разницу в воспитании мальчиков и девочки?

— Конечно! Смотрю иногда на Настю и поражаюсь: елы-палы, ведь это — маленькая женщина!



Партнеры