Сливной бачок — не повод для восстания

В подмосковных СИЗО заключенных содержат с нарушениями

20 ноября 2007 в 17:04, просмотров: 799

Бунты в российских колониях заставили снова обратить внимание на проблемы уголовно-исправительной системы. Финансирование по остаточному принципу, халатность персонала, закрытость службы исполнения наказаний и, как следствие, обрастание ее работы неприглядными мифами… Все это, к сожалению, не снижает риск возникновения новых волнений. Изменить ситуацию к лучшему можно только совместными усилиями — считает Уполномоченный по правам человека в Московской области Александр Жаров. О том, какие конкретные шаги для этого делаются, он рассказал корреспонденту “МК”.

СПРАВКА "МК"

На территории Московской области расположено 45 изоляторов временного содержания, 10 следственных изоляторов и шесть исправительных колоний. Среди них одна женская — в Можайском районе и две воспитательные для несовершеннолетних — также в Можайском районе и городе Икша.

Доверяй, но проверяй

Жалобы на деятельность правоохранительных органов занимают второе место в потоке обращений, приходящих на имя Уполномоченного по правам человека в Московской области. Пальму первенства они уступают лишь сетованиям на жилищные проблемы. Значительная часть этих обращений приходится на долю заключенных.

— Рано или поздно каждый из осужденных выйдет на свободу. Кто-то должен заботиться о том, чтобы после освобождения в социум возвращались люди, не потерявшие человеческий облик, — поясняет Александр Жаров. — Каково бы ни было число тех, кто “исправился”, работать для этого необходимо.

Следственные изоляторы (СИЗО), колонии, изоляторы временного содержания (ИВС) — в аппарате омбудсмена не разделяют эти учреждения по степени важности. Проверяют все. В каком состоянии камеры, есть ли душ, горячая вода, какое питание — ничего не ускользает от глаз правозащитников. Нередко на место выезжает сам Уполномоченный. Так, в этом году проверено уже более 20 ИВС и СИЗО в Зеленограде, Химках, Волоколамске и других городах и районах Подмосковья. Выяснилось, что условия во многих из них не соответствуют требованиям закона.

Службе омбудсмена пришлось преодолеть множество препятствий, прежде чем места заключения открыли для общественного контроля. Ради справедливости надо заметить, что навстречу в последнее время идут и правоохранительная система, и служба исполнения наказаний. Так, летом 2007 года в Зеленограде Александр Жаров и начальник УФСИН России по Московской области Петр Посмаков подписали соглашение о сотрудничестве. Сейчас готовится такое же соглашение с областной прокуратурой.

Без окон, но в шубе

Любому человеку понятно, что тюрьма — не санаторий. Кроме того, нередко заключенные на свободе, у себя дома живут в гораздо худших условиях, чем здесь. Однако рассчитывать на трехразовое или хотя бы двухразовое питание могут даже животные. Тем не менее в некоторых изоляторах временного содержания на это банально не хватает денег. Сотрудники ИВС вынуждены кормить подследственных только в обед, выдавая на завтрак и ужин лишь кипяток с хлебом. Проблема “что поесть” дополняется проблемой “где поспать”. В некоторых ИВС отсутствуют индивидуальные спальные места, т.е. в камерах сделан сплошной деревянный настил. Хорошо, если на него набросаны матрасы, а бывает, что заключенные спят на своей одежде, которую, между прочим, согласно букве закона должны убирать в специально предусмотренные для этого шкафчики. Но, увы, их тоже чаще всего нет.

Во многих изоляторах до сих пор стены покрыты штукатуркой, выполненной методом набрызга, — “шубой”. Оконные проемы заделаны не стеклопакетами с решетками, а металлическими листами с отверстиями, так называемыми фальшь-решетками. Т.е. практически этого окна нет, поэтому в камере темно даже при искусственном освещении.

Нередко подследственные жалуются на отсутствие душевых кабин или горячей воды, а порой и того и другого вместе взятого. Вроде мелочь, если учесть, что в ИВС держат максимум 10 суток. Но за одним нарушением выстраивается целая цепочка последующих: без санобработки не выдают постельного белья, в камерах начинается антисанитария, возрастает риск заболеваний. А на дворе XXI век…

Также часто заключенные сетуют на отсутствие в камерах бачков с питьевой водой. Предметом обращения к Уполномоченному может быть и отказ в выдаче бритвенных принадлежностей перед поездкой на суд. Впрочем, делается это не из вредности, а опять же из-за элементарного отсутствия этих предметов мужского туалета в изоляторах.

Узелок развяжется?

Мониторинг не ограничен осмотром помещений. Самим затворникам также дается шанс выразить свои претензии. Конечно, в суровых условиях тюрьмы или колонии честный диалог вряд ли возможен, особенно в присутствии сотрудника УВД или ФСИН. Но выход тем не менее найден. Заходя в каждую камеру, Уполномоченный либо его сотрудник предлагает заключенным написать свои жалобы, если они есть. Возвращаясь после осмотра остальных помещений, эти обращения сразу собирают и увозят в Москву. Т.е. сотрудники закрытых учреждений не могут прочитать написанного в них.

Таким способом к Уполномоченному поступили жалобы из ФГУ КП-2 г. Зеленограда на отсутствие магазина, помещения для длительных свиданий с родственниками, ненормированное привлечение на работы. В Химкинском и Щелковском ИВС жаловались, что нет бачков с питьевой водой, индивидуальных спальных мест, постельных принадлежностей.

Конечно, никто не отменяет и устных обращений. Например, в Можайской колонии для несовершеннолетних к приехавшему туда Уполномоченному подростки подходили сразу группами и жаловались на условия содержания и обращения с ними. В тот раз правозащитники и сами заметили, что далеко не все гладко в Датском королевстве.

— Мы увидели, в каком ужасном состоянии были душевые, туалетные комнаты, — говорит Александр Жаров. — В спальнях стояли грубые двухъярусные кровати, помещения давно не ремонтировались. Надо признать, что после обращения в УФСИН России по Московской области картина совершенно изменилась. Был назначен новый начальник колонии, поменялся в значительной степени кадровый состав. Приехав меньше года спустя, мы обнаружили, что сделан хороший ремонт, благоустроена территория. Каждый воспитанник получил свою отдельную кровать, прикроватную тумбочку, форму. Туалетные комнаты выложены плиткой, установлена новая сантехника. Сейчас здесь находятся 125 человек, что вдвое меньше прежнего.

Говорят, вода камень точит. Так и с местами заключения. Медленно, но улучшения все-таки приходят и в этот закрытый мир. В этом году полностью отремонтирована колония-поселение в Зеленограде, где содержатся под следствием жители Москвы и области. Корпуса оборудованы новейшей системой охраны, вентиляцией и освещением. Здесь стали нормой регулярное наблюдение за состоянием здоровья, флюорография, прогулки и внимание к гигиене. Хороший ремонт сделан в Химкинском, Лотошинском, Волоколамском ИВС. В стадии ремонта Солнечногорский и Сергиево-Посадский ИВС.

Позитивной тенденцией можно назвать и другое новшество. С 1 ноября этого года сотрудники аппарата Уполномоченного регулярно проводят встречи с личным составом ФГУ СИЗО УФСИН по Московской области. Им объясняют, как возник институт омбудсмена, зачем он нужен, как написать обращение на имя уполномоченного. Также их просят соблюдать профессиональную этику.

В ходе таких встреч выяснилась интересная деталь. Оказывается, персонал УФСИН нуждается в правовой защите не меньше, чем сами заключенные. Многие даже не знают о существовании Уполномоченного. Низкая зарплата, отсутствие жилья и медицинских полисов, суровые условия работы, которые ничем не компенсируются… Клубок этих проблем, накопившихся по обе стороны решетки, надо распутывать не один год, но другого выхода нет. Если, конечно, мы хотим жить в цивилизованном обществе…

МЕЖДУ ТЕМ

В минувшую субботу по поручению Уполномоченного по правам человека в Московской области была проведена проверка условий содержания и соблюдения прав подследственных в ИВС УВД по Мытищинскому району и ИВС ОВД по городскому округу Лобня. При посещении изоляторов установлены нарушения условий содержания обвиняемых и подозреваемых. Кроме того, камерные помещения нуждаются в капитальном либо косметическом ремонте. С целью устранения нарушений будет направлено обращение на имя начальника УВД Московской области Николая Головкина.



Партнеры