Фредерик Бегбедер: “Ленин, вернись, они сошли с ума!”

Французский писатель посвятил книгу самому себе

22 ноября 2007 в 16:46, просмотров: 918

О любимец женщин, великий пиарщик мира сего, гламурный холодный циник, писатель, играющий в писателя! Бегбедер посетил Москву, очаровал сотни своих поклонниц и не поклонниц, набуянил в крутых московских ресторанах, выпил водки с Уэльбеком, объелся икрой и выдал французам и русским новый роман “Идеаль”. Бегбедер решил, что видит Россию насквозь. Он, конечно, ошибается, ну да ладно — книжка ведь вышла искрометная. Ай да Фредерик, ай да сукин сын!

“Посвящается мне!” Вот такой вот у бегбедеровского шедевра эпиграф. Автор забрался на крышу храма Христа Спасителя и оттуда рассылает поклоны во все стороны — и Пушкину досталось, и Камю, и Платону, и Путину, и Алишеру Усманову, и Николя Саркози, и Иисусу Христу, и глобализацию не забыли, и кокаин, и Чечню, и порнографию с инцестом, и сталинские репрессии, и Солженицына, и русские морозы, и русскую душу. Все и сразу в четырех отделениях под названием “zima”, “vesna”, “leto”, “osen”. К каждой части, как в “Евгении Онегине”, есть эпиграф из классики типа Булгакова, Тургенева и иже с ними.

Бегбедер снова назвался Октавом, снова разорался на наше поганое время и снова постарался шокировать своей откровенностью. Этакий Онегин наших дней приезжает из блистательной столицы (звать Франция) в деревню (звать Россия). “Довольно скучным уголком” ее по-пушкински не назовешь — здесь с героем происходят такие метаморфозы, что мало не покажется. Герой надумал взорвать — что бы вы думали? — храм Христа Спасителя! И взорвал, кстати. А все потому, что встретил здесь Татьяну, русскую душою. Не очень русскую — девушка мечтает вырваться из этой страны. И не очень Татьяну — зовут ее Лена Дойчева.

Октаву 40 лет! Трепещите, ангелы, трепещи, отец Иерохиромандрит — батюшка храма Христа Спасителя, которому придется не только выслушать исповедь любвеобильного кокаиниста из страны вина и сыра, но и погибнуть под развалинами таки взорванного собора. Октав ехал в Россию искать моделей для рекламы крупнейшей французской компании “Л’Идеаль”. Попробовал бесчисленное количество русских девушек, подробно описав, как они изумительны в постели. Померз на московских улицах, разложил Россию по косточкам.

Автор уверен, что все наши беды от советского ига. Приложил нас за то, что мы перестали быть собой, разукрасив Москву дикими яркими рекламами. Едва забыв серп и молот, мы, по его мнению, сразу кинулись ко всему блестящему, наша свобода еще подросток, и, глядя на оргию одного олигарха, Бегбедер начинает призывать Ленина.

Цитатки: “В России физическое страдание служит забвением для нравственных мук”. “Свобода — это бремя, но ее можно одомашнить, как и страх смерти. И вам, в России, это известно лучше, чем где бы то ни было”. “Вы, русские, начинаете читать раньше, чем мы, потому что у вас, как правило, не хватает средств на игровую приставку”. “Наши “бандиты” отлично умеют припугнуть: звонят в дверь, поднимают вас за воротник, распахивают окно и спрашивают, какие проблемы. Со времен Петра Великого в России все проблемы решаются именно таким образом”. А потом — влюбился! В прекрасную 14-летнюю нимфетку Лену Дойчеву.

Потеряв ее, он обложил взрывчаткой храм Христа Спасителя и предложил тому самому батюшке найти Лену — ведь он их и познакомил. Итог: “В результате обрушения храма погибли или пропали без вести 526 человек, 362 человека получили ранения. Тело Октава Паранго опознано не было”.

Написана вся эта антибиблия бойко, сочно и вкусно, без передыха, как из пулемета. Игра слов — отлично (“Косметика космична. Бог — это всего лишь makeup, batiushka”)! Находчивые сравнения — замечательно (“деревья, по примеру Христа, воскресают каждый год)”. Афоризмы — еще замечательнее: “от “Правды” до Прады один шаг” (газета “Правда”. — В.К.). Бегбедер угадал: нам в России будет сладко, горько и смешно это читать. И даже если обидно за державу, даже если Бегбедер нарисовал мир слишком лубочный, слишком крикливый, слишком по-западному невзаправдашний — читать книжку вы все равно не бросите. А мои отсылки к Пушкину не имели целью назвать мсье Бегбедера Пушкиным (или Puchkinim?) XXI века. Ведь вы, мсье, как ни рядитесь, а в Пушкины вы не годитесь.

ВООКвально

Денис Гуцко

“Покемонов день”

Лауреаты разных премий быстро возносятся на гребень славы и так же быстро с него слетают. С Денисом Гуцко, лауреатом скандального Букера-2005, произошла похожая история. Несмотря на то что в печать вышел новый, очень любопытный его роман “Покемонов день”. Родиться и вырасти без отца, а потом найти его… у смертного одра — и снова потерять.

Исаак Башевис Зингер

“Семья Мускат”

У классика еврейской прозы и драматургии Исаака Башевиса Зингера вышел новый роман, ранее в России не выходивший, написанный в 50-м году. “Семья Мускат” — роман про семью польских евреев, отлаженный быт которой кардинально меняется в течение нескольких десятилетий.

Юз Алешковский

Новая книга небезызвестного Юза Алешковского появится вскоре в книжных магазинах. Мы знаем “классику алешковского жанра” до эмиграции автора, как говорят, самую чистую любовь, описанную самым чистым матом. Новый Алешковский американского периода — сборник рассказов “Свет в конце ствола” — скоро предстанет перед русскими читателями.



Партнеры