Во саду ли на погосте

Сестры-пенсионерки навлекли на себя гнев соседей, устроив могилу в огороде

23 ноября 2007 в 16:42, просмотров: 309

Церковно-траурный скандал назревает в уральской глубинке. Две пожилые жительницы города Березовского Свердловской области устроили на огороде… кладбище. Старушки с умилением глядят на дорогие сердцу могилы и, несмотря на все увещевания, не хотят переносить останки родных на официальный погост. А соседи пытаются силой выселить покойников с земельного участка. Разобраться в этой непростой ситуации попытался “МК”.

Обычное частное подворье: на 12 сотках — грядки с морковкой и капустой, пасется коза. Вот только полуразрушенный сарай хозяйки участка, 82-летняя Вера и 87-летняя Валентина Колюжины, гордо именуют… церковью. Рядом православные кресты венчают две могилки.

За религиозные взгляды Вера и ее муж в 80-е годы отсидели несколько лет в нижнетагильских колониях по редкой для того времени статье 227 УК РСФСР (“Посягательство на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов”). После освобождения вся семья — сестры, мама и муж Веры — переехала к родственникам в Белоруссию. Спустя десяток лет на чужбине скончалась мама старушек, а затем отдал богу душу отец Александр. Так и покоились бы усопшие в Витебской области, если бы не видения бабы Веры.

— Отец Александр каждый день посещал нас во сне, умолял о перезахоронении, — поведали старушки соседям.

— Мы живем по святоапостольским правилам, согласно которым священника нужно предать земле около церкви, где отец Александр проводил богослужения. 

В Березовском странные старушки объявились в прошлом году, после почти 30-летнего отсутствия. Жили обособленно. Поговаривают, что Колюжины никогда не работали — получали деньги от единомышленников из Канады, где находится митрополия их Святоапостольской церкви.

Этим летом Вера Георгиевна отправилась в Белоруссию — получать необходимые справки для эксгумации тел и перевоза останков через границу. Почувствовала прилив бодрости и оставшаяся дома Валентина Георгиевна. Старушка взялась за лопату и приступила к рытью могил на заднем дворе. Вскоре подоспела и сестра с останками. Сестры с трудом опустили в ямы дубовые гробы, закидали их землей и водрузили на холмики два креста. Изумленные соседи крестились, наблюдая за похоронами.

— Просыпаюсь как-то и вижу кресты, — с содроганием вспоминает соседка, чьи грядки вплотную примыкают к участку Колюжиных. — Сначала подумала, что умерла и нахожусь на погосте, но видение не исчезало.  

Земляки попытались было переубедить старушек: мол, мертвым место на кладбище. Но те остались непреклонны: “Святые останки должны быть захоронены на святой земле, коей является наш огород!”
Настоящий ужас соседи испытали, когда пенсионерки ненароком обмолвились, что покойники не разложились! По словам сестер, только ряса у священника изменила цвет — покраснела.

— Как же мы будем соленья закатывать? Ведь огурцы с помидорами растут недалеко от могил, — возмутились дамы. И написали заявление в милицию. Местные власти тут же устроили паломничество на загадочную фазенду.

— Упрямые они, — делится депутат городской Думы Ирина Козлова, тоже соседка набожных сестер. — Отказываются от пенсии. Говорят, вера не позволяет эти деньги брать. А недавно почтальон им принес 10 тысяч рублей, присланных из Витебской области.

Сотрудники милиции выяснили, что все справки о переводе останков находятся в порядке. А прокурор затаив дыхание выслушал мистическую историю, рассказанную ему бабой Верой. Мол, когда в Белоруссии выкопали покойника и положили в доме, к ней подошел мужчина, у которого тяжело болела жена. Старушка велела несчастной женщине поклониться усопшему священнику, и спустя всего несколько дней здоровье женщины восстановилось. А благодарный супруг оплатил доставку тел на Урал.

В итоге администрация города заколебалась в решении о немедленном переносе могил.

— Возможно, все так и останется, город относится к ним в высшей степени лояльно, — размышляет руководитель пресс-службы администрации Березовского городского округа Ольга Позднякова. — Они установили высокий забор, могил никто не видит. Конечно, в случае судебного решения останки будут переносить, но непонятно: за чей счет?! Ведь бабушки никогда на это не пойдут.

— По правде говоря, с человеческой точки зрения здесь сложный вопрос — закон Божий перекликается с мирским, — говорит зампрокурора города Иван Еременко. — И как тут следует правильно поступить — непонятно.

В местном приходе также считают, что нужно оставить все на своих местах. “В канонах церкви прописано, что нужно предать усопшего земле, а вот где это сделать — не указано, — разводит руками староста храма Во Имя Успения Пресвятой Богородицы. — В войну вообще хоронили где придется, даже в самых неподходящих местах. А огород — не скверное место”.

Может, и правы защитники старушек, и земля на частных подворьях в принципе подходит для захоронений, и на “проделки” Колюжиных можно закрыть глаза. Но каково соседям рядом с могилами окучивать грядки с картошкой, обсуждать мирские дела, да и просто повышать голос?!

Между тем сестры не собираются останавливаться на достигнутом. Бабушки надеются, что на огороде в недалеком будущем появятся и их могилы.

Мнение экспертов

Комментирует вице-президент Союза похоронных организаций России Андрей БОЧАРОВ:

— В данном случае местной власти необходимо решить — обращаться в суд или каким-то образом попытаться договориться о переносе могил. Если практика захоронения на частных подворьях станет повсеместным явлением, России грозит экологическое бедствие. Малообеспеченные семьи будут тогда использовать свои огороды как кладбища .

Комментирует заместитель главного врача Березовского отдела управления Роспотребнадзора по Свердловской области Наталья ГРИГОРЬЕВА:

— Конечно, при разложении тел загрязняются и почва, и грунтовые воды. Ведь при тлении тканей выделяются сероводороды, образуется масса различных органических соединений. Этими веществами и будут питаться выращиваемые рядом с захоронениями овощи. Но как это скажется на здоровье человека, никто не знает. Что касается санитарных норм по кладбищам, то, согласно правилам, под зеленые насаждения погост можно использовать только по прошествии 20 лет. При этом кладбище должно быть на расстоянии не менее 1 км от водозаборного источника, не затопляться при паводках, иметь сухую, пористую почву.



Партнеры