Фарш несогласных

Анализ с пристрастием

25 ноября 2007 в 19:33, просмотров: 331

Прошедшие в субботу в Москве и в воскресенье в Санкт-Петербурге “Марши несогласных” не стали ни демонстрацией единства противников Путина, ни даже торжеством провокационных технологий. В Москве, несмотря на то, что власти разрешили провести только митинг, “несогласные” прорвали кордон и устроили шествие. Однако драка с ОМОНом явно не задалась — правоохранительные органы действовали жестко, но без “излишеств”. Из субботнего мероприятия можно сделать один вывод — маргинальная оппозиция собралась на проспекте Сахарова не для того, чтобы выразить свою политическую волю, а чтобы похулиганить, чтобы по телевизору показали. В этом смысле оппозиционная тусовка достигла своих целей.

Смотрите, кто пришел

Накануне проведения “Марша” один из его организаторов — экс-нацбол Александр Аверин — пообещал, что в акции примут участие 2—3 тысячи человек. Собралось же в разы меньше. Первый заместитель пресс-секретаря мэра Москвы Михаил Соломенцев во время мероприятия так комментировал происходящее на проспекте Сахарова: “Мы выдали журналистам 200 жилеток, и сейчас число принимающих участие в акции даже чуть меньше, чем количество корреспондентов. На данный момент в акции оппозиции участвуют приблизительно 180—190 человек”. По официальным данным, на митинге в итоге участвовало около 1000 человек.

Примерно сотня из них пришла от СПС. Что любопытно, “партию капиталистов” представляли отнюдь не респектабельные бизнесмены и даже не офисные клерки. Любопытно, что “массовка” СПС и возраста была в основном пенсионного.

Борис Немцов и Никита Белых отгородились от своих соратников спинами телохранителей. Немцов во время, свободное от произнесения речи и раздачи интервью многочисленным иностранным журналистам, пытался воодушевить собравшихся футбольным кличем “оле-оле!”. (Наверняка воодушевившись видом представителей организаций футбольных болельщиков.)

Остальные собравшиеся принадлежали “Другой России”. Их возглавляли Гарри Каспаров и Эдуард Лимонов, чья “нацбольская гвардия” выделялась черными куртками и флагами. Немногочисленными знаменами были представлены движения “Оборона” и “Смена”. Зато на мероприятии не оказалось Михаила Касьянова: то ли обида на Каспарова взяла свое, то ли экс-премьер решил, что дома отсидеться по-любому будет спокойнее.

Отдельно следует отметить “гостей форума”: под бело-красно-белыми флагами белорусской оппозиции сгруппировалась кучка “несогласных” из Белоруссии и Украины. “Смогли в Украине — сможем и в России!” — время от времени подбадривали хором они стоящих рядом коллег из СПС.

“Жора, речь!”

Молодежь, впрочем, на митинге тоже была. Двух видов — профессиональные оппозиционеры и разовые профессионалы. Наш корреспондент разговорился с одним таким, державшим плакат “Буковского в президенты!”. “Ты знаешь, кто такой Буковский?” — “А хрен его знает, депутат, наверное, какой-то”. Несколько молодых людей шумно отгоняли от себя бомжеватого мужичка, просившего выдать и ему кепку СПС.

На сцене между тем лидеры говорили речи. Выступающие читали письмо из Лондона от Буковского, вспоминали добрым словом Литвиненко и Ходорковского. Немцов вспоминал, как лихо боролся с олигархами в 90-е. Каспаров обратился к строителям-гастарбайтерам, наблюдавшим за митингом с соседней стройки. Мол, морят вас голодом кровавые эксплуататоры? Таджики радостно закивали — морят, родимый. Но вскоре потеряли интерес и ушли заливать бетон.

Голос Лимонова, певца революции, срывался и переходил в истеричный визг. От “Обороны” выступил Олег Козловский, невысокий мальчик с черной бородой. В своей речи он обратился к бойцам ОМОНа: “Мы ведь не хулиганы, никогда даже урны не перевернули. Так что не бейте нас, пожалуйста!” Но впечатление от миролюбивого спича Козловского испортил Николай Храмов — представитель Буковского в России. Начав с проклятий Центризбиркому, он свернул на свою “программную” тему — о легализации марихуаны и однополых браков в России. Толпа радостно заулюлюкала, хотя сложно сказать, что именно из предложенного Храмовым ей понравилось.
На этом официальная часть закончилась.

“Даешь ЦИК!”

Затем несколько десятков человек неожиданно рванули к Садовому кольцу. Впереди с криками “Да, смерть!” неслись нацболы. Они прорвали оцепление из солдат ВВ и полностью парализовали движение на проезжей части. Фотокорреспонденты запрыгивали на крыши автомобилей, снимая происходящее. Водители матерились в голос, и дело чудом не дошло до монтировок. (Вряд ли это потом понравилось москвичам такое последствие “Марша” — помятые автомобили. Как бы потом в итоге не дошло до исков от граждан к организаторам.)

Свернули на Мясницкую, но на подходе к метро “Чистые пруды” “Марш” застопорился — улицу перекрыли плотными кордонами омоновцев. Они задержали Лимонова и Каспарова, ловко врезались в толпу, разделяя ее на секторы.

Марина Литвинович и Маша Гайдар тем временем уговорили милиционеров пропустить их к Центризбиркому, где отдали дежурному свою петицию. Сделать это, вероятно, они могли и в частном порядке после митинга, но кто бы тогда об этом узнал?

Немцов тихонько испарился еще до начала беспорядков.

Принципы наизнанку

Согласно Конституции РФ, осуществление гражданами своих прав не должно нарушать прав и свобод других лиц. Борцы за свободу опять продемонстрировали свое пренебрежение теми, кого они, по собственным словам, собрались защищать на “Марше несогласных”.

“Жители нашего Красносельского района жалуются — ни пройти, ни проехать. Сейчас шла семья на Уланский переулок, гуляют в выходной день. Так не могли пройти. Очень были недовольны. На Докучаев переулок шли две женщины — тоже этот марш стал для них препятствием. Безобразие полное”, — говорит Афанасий Рощин, руководитель внутригородского муниципального образования “Красносельское”.

Елена Семина, работница Центрального почтамта, тоже недовольна: “Это уже не первый раз. Естественно, полным-полно милиции, ОМОНа, это очень нервирует народ. Самое неприятное у этих “несогласных” — кивают головой на Запад, а сами не хотят цивилизованно выражать свои взгляды. Зачем им эта беготня по улицам? Чтобы с ОМОНом драться? Нам это надоело видеть у нашего здания”.

Светлана, многодетная мать, жалуется, что “несогласные” напугали ее детей: “У меня девочки в изостудию ходят, в культурном центре “Красные ворота”. Хотели сейчас на занятия пройти, а тут шествие или демонстрация какая-то. Людей много, милиции много. Никого не пропускали. Даже Софью Яковлевну, мою соседку — совсем старенькую бабушку. Она тоже в культурный центр шла. Оленька, моя младшенькая, даже заплакала, когда эту толпу демонстрантов увидела. Теперь не знаю, как и успокоить”.

Кому это надо?

Разумеется, вопрос риторический: ради чего лидерам “несогласных” потребовалось доставить столько неудобств москвичам и подставлять головы своих соратников под дубинки ОМОНа?

Банальность подоплеки “Марша” отмечает и политолог Виталий Иванов: “С моей точки зрения, оценивать тут можно только участие СПС. Учитывая то, что тот же Белых говорил про “Другую Россию” и “Марши несогласных”, это демонстрация бессилия, обреченности и фактически агонии. Никита Белых еще пару месяцев назад крыл все это последними словами”.

В субботу “Марши несогласных” должны были пройти в 30 городах России. Но везде провалились. В Калуге и Красноярске в митингах приняло участие по девять человек, в Томске — 15, в Новосибирске прошли два одиночных пикета, в остальных городах на “Марши” просто никто не пришел.

А вот воскресный “Марш” в Питере “несогласные” планировали провести по московскому сценарию. Об этом свидетельствует официальное заявление руководителя питерской организации СПС Леонида Гозмана, распространенное накануне. Но неожиданности оказались мнимыми. С начала “Марша” лимоновцы сразу подняли свои знамена. До двух десятков “несогласных” задержаны. Немцов поспешил обвинить в разгоне “Марша несогласных” лимоновских нацболов. Он назвал “выходкой радикалов” неожиданно поднятые над толпой черные флаги упраздненной НБП, что якобы и послужило сигналом для милиции. Учитывая все обстоятельства, представить себе, что для Немцова это было “неожиданной провокацией” со стороны “соратников”, просто невозможно.

Но, возможно, эта провокация все же принесет ее устроителям политические дивиденды? Реакция же на “Марши” в очередной раз показала, что большинство граждан России с безразличием относятся к их участникам и их требованиям.



Партнеры