Павел Шапкин: “В среде малых предприятий происходит постоянный отсев”

25 ноября 2007 в 15:22, просмотров: 309

“Пока государство не упростит процедуру регистрации для небольших компаний и не пересмотрит налогообложение, люди, уже имевшие свое дело, будут уходить работать менеджерами в крупные холдинги”, — убежден исполнительный секретарь экспертно-консультативного совета при Комитете Совета Федерации по экономической политике, предпринимательству и собственности, президент Национальной алкогольной ассоциации Павел ШАПКИН. В своем интервью корреспонденту “МБ” Юлии ШЕСТОПЕРОВОЙ он рассказал о прямой связи между положением малого бизнеса в России и инфляцией.

— Павел Сергеевич, расскажите  о структуре малого бизнеса. Торговля по-прежнему впереди?

— Совершенно верно. Основная часть — это потребительский рынок и, конечно же, торговля. Есть небольшие предприятия, которые занимаются, опять же, небольшим производством разного рода продукции — питания, одежды, обуви, ширпотреба и химических средств для ухода за вещами и посудой. Малые предприниматели заняты также в сфере строительства, отделки помещений, предоставления услуг, связанных с обустройством жилища (устанавливают окна, двери, охранные системы, “тянут” электрику). Иные продают подержанные автомобили, доставляют в офисы канцелярские товары и питьевую воду. В общем, возьмите в руки журнал “Товары и цены”, и все они будут там.
Но, к сожалению, мы вынуждены наблюдать картину, когда сектора российской экономики все больше начинают консолидироваться вокруг крупных компаний. Товарные рынки страны представлены крупным бизнесом, многие из них входят в международные холдинги. То есть компаниями, которые сумели в наших экономических условиях, с частыми изменениями нормативно-правовой базы, занять доминирующее положение. А вышеупомянутые изменения не дают устаканиться как раз таки маленьким предприятиям, происходит постоянный своеобразный отсев, как через мелкое сито. Получается, что те люди, которые раньше вели свое дело, вынуждены уходить в менеджеры крупных компаний.

— Что, по вашему мнению, можно сделать, чтобы исправить ситуацию?

— Во-первых, упростить саму формальную процедуру регистрации. Давно известно: чем меньше бизнес, тем больше его владельца пугает бумажная волокита. Любая регистрация связана с налоговой и массой других отчетностей, которые требует государство. И этот документооборот с годами только увеличивается.

Помимо того что постоянно происходят изменения в нормативно-правовой базе, за которыми очень трудно уследить, есть еще и проблема судебной практики. Малые предприятия просто-напросто не могут отстоять свои права в судебных инстанциях и выиграть суд у налоговой инспекции, у правительства. И не потому, что они не правы, а потому, что так устроена сама система взаимодействия.

У людей, которые не имеют больших капиталов, больших лоббистских возможностей, то есть тех рычагов, позволяющих в нашей стране отстаивать свою правоту, практически нет шансов на выживание. Их обязательно поглотят более крупные игроки. Судите сами: представитель маленького бизнеса, трудящийся сам на себя, у нас пока все равно зарабатывает меньше тех же наемных менеджеров, сотрудников крупных компаний.

Есть и еще одна проблема. Очень часто складывается ситуация, когда в этом частном маленьком бизнесе появляется чья-то заинтересованность. И в ход идет все: рейдерские захваты, искусственное выдавливание с рынка... Все это, естественно, тормозит развитие самого явления — малого бизнеса.

Во-вторых, следует упростить саму систему налогообложения. Она слишком “завернутая”. Вроде бы как в последние годы в России в этом направлении что-то и делалось, даже девиз был придуман — “создание условий для инвестиций”, но кардинально ничего не поменялось. Как только один налог отменяется, вводится несколько других налогов, которые практически сводят на нет все предыдущие усилия.

— Вы являетесь президентом Национальной алкогольной ассоциации и не можете не знать, что происходит в малом бизнесе, связанном со спиртным. Государство как-то влияет на процессы?

— Порой странным образом. На мой взгляд, какой-то непонятный подход к малому бизнесу у Министерства экономического развития и торговли (хотя многие считали его чуть ли не оплотом “маленьких”), к примеру, в области алкоголя. В 2005 году был принят закон, который запретил индивидуальным предпринимателям торговать в розницу спиртным. А в некоторых субъектах Федерации до 80% частников рынка — именно розничная торговля продуктами питания (и эти граждане, как правило, зарегистрированы как индивидуальные предприниматели). Но любой человек, открывающий магазинчик или ларек с продуктами, должен обязательно торговать алкоголем. Это правило рентабельности. Пускай алкогольный ассортимент, каким бы широким или узким он ни был, и не дает большую часть оборота, но он должен быть. Причина проста: пропади бутылки с прилавков, и интерес потребителя к этой торговой точке снижается примерно на 50%. Люди просто перестают ходить в этот магазин.

Такой закон стал сильнейшим ударом по малому бизнесу. Если учесть, что до его вступления в силу субъектов малого предпринимательства, занимающихся продажей алкоголя и продуктов питания, было порядка 100 тысяч магазинов по всей стране. Дальше — компании были вынуждены пройти перерегистрацию и стать юрлицами (дабы им разрешили и дальше продавать спиртное). То есть перейти в другой статус, более серьезный. А это, как известно, вышеупомянутая большая отчетность. Плюс во многих субъектах введена система декларирования розничной продажи алкоголя. Все это повлияло на предпринимателей — торговцев продуктами. Они укрупнились (кто мог, конечно). И, собственно, покинули нишу “микробизнеса”.

Получается, что при некой декларативной составляющей из серии: “малый бизнес — оплот развития экономики России”, со стороны государства мало что делается.

— Если брать Россию в целом, как вы оцениваете кредитование “маленьких”?

— Есть целые программы по поддержке малого бизнеса в различных субъектах РФ, но, на мой взгляд, все эти деньги, которые закладываются в эти программы, заранее направляются известным получателям. А потому рядовому предпринимателю, чтобы получить финансовую поддержку, предстоит пройти долгий путь в виде предоставления всяческих бумажек, договоров с разного рода чиновниками. История знает немало случаев, когда предприниматель либо не добивался никакой государственной поддержки (не преодолев семь кругов бумажного ада), либо получал ее, но по очень сложным схемам. Которые вряд ли можно назвать поддержкой в полном смысле этого слова.

Все же видят положение дел в экономике России — несмотря на то что общее количество денег в ней растет, одновременно постоянно повышаются цены на потребительские продукты и услуги, а также на недвижимость. Жизнь дорожает. И если малый бизнес перестанет развиваться, а будет, напротив, стагнировать, — кажущееся благополучие в России и дальше будет оборачиваться инфляцией. Рынок не может быть насыщен товарами, если крупные монопольные компании диктуют цены, подминают под себя инвестиционные проекты. В том числе и в области недвижимости.

Чаще всего малый предприниматель — это человек, который ищет легких простых денег. И, к сожалению, это нередко ставит его за рамки закона. Используются серые схемы обналичивания средств и спекуляция, а также непонятные механизмы посредничества. К примеру, когда малый предприниматель выступает посредником между государственным чиновником и потребителями. Когда это, по сути, не услуга, а увеличение ее стоимости. Но порой “маленькие” не то чтобы не виноваты, но их за эту грань толкает государство. Вдумайтесь: даже если предприятие занимается инвестициями, оно даже на раннем этапе должно показывать прибыль. Иначе на него будет косо смотреть налоговая инспекция.

Из-за того, что для малого бизнеса государством делается мало, у нас в стране такой большой Стабилизационный фонд... Как только эти деньги вбрасываются в реальную экономику, это тут же приводит к инфляции.

— Многие предприниматели жалуются на многочисленные проверки разных контролирующих органов...

— Точно. И это после того, как нашими депутатами был принят закон, говорящий о том, что в первый год малые предприятия должны быть освобождены от всякого рода проверок, они могут не вести журнал учета этих самых проверок. Но маленькие бизнесмены все равно с завидным постоянством сталкиваются с произволом правоохранительных органов, с неоднозначным отношением к ним налоговиков. Может быть, в этом виновато не только несовершенство нормативно-правовой базы — со стороны государства нет хороших исполнителей. Может, это связано с тем, что и те и другие — и предприниматели, и проверяющие органы — это наши российские люди. И те и другие — плохо подкованы в знании законов, а также в самой сути того, для чего они нужны.

— В Москве ситуация все же отличается от региональной?

— Очень много зависит именно от исполнительной власти регионального уровня. А в регионах порой чиновники совсем невысокого ранга влезают в малый бизнес, и от этого ему явно несладко. У Москвы есть свои программы поддержки “маленьких”. Есть юридические службы, которые позволяют малым предпринимателям встать в один строй со средним бизнесом. Москва является образцом для всех остальных. И это хорошо. Потому что все, что происходит в столице, — тиражируется на регионы. Власти Москвы повернулись лицом к своим предпринимателям, и от этого хорошо не только последним, но и всей экономике страны.

Но есть и свои проблемы, присущие только нашему мегаполису. К примеру, очень дорогая недвижимость и ее аренда. Порой, чтобы малому предпринимателю открыть кафе и кормить людей хорошей качественной едой, ему требуются такие деньги, осилить которые он никак не может. Это требует не только больших инвестиций, но и плеча крупных компаний. А концентрации бизнеса у нас как раз таки и нет. Но предпосылки к изменению ситуации уже имеются. Недавно на правительстве прозвучала правильная постановка вопроса: для того чтобы в стране не было инфляции, нужно наполнить рынок товарами, а значит — нужно дать зеленый свет предпринимательству. Главное, чтобы это не осталось только словами. А вылилось в налоговые льготы и упрощение всех процедур регистрации и кредитования. Вылилось в переход на конкурсную основу при распределении тех же торговых мест, мест для различного вида производственной деятельности (пока же закрытые конкурсы далеки от прозрачности). В размещение госзаказов. Смотрите: если бы государство давало какие-то большие заказы, к примеру, на строительство Байкало-Амурской магистрали или канала Волга—Дон, привлекало бы компании в роли субподрядчиков, то был бы смысл в этих конкурсах участвовать и малым предприятиям. Они бы знали, что все честно и прозрачно. Плюс маленьким и средним бизнесменам просто необходим единый источник информации. Печатный. В котором бы публиковались все данные о государственных конкурсах, о госзаказах. Это бы позволило государству получить больше денег и добиться эффективности от предприятий.



    Партнеры