Раздумья главнокомандующего

Последний шанс на третий срок: осталось два дня

26 ноября 2007 в 20:29, просмотров: 2117

Королевство кривых зеркал стала напоминать российская политика за неделю до думских выборов. Прокремлевские силы обладают даже не сто-, а двухсотпроцентными шансами завоевать в грядущее воскресенье абсолютное большинство голосов. Но Кремль ведет себя так, словно он окружен кольцом могущественных врагов.

С упорством, которому мог бы позавидовать борец с ветряными мельницами Дон Кихот, власть ведет огонь по пустому месту — практически ни на что не влияющей российской демократической оппозиции. Зачем, например, надо было превращать лидера карликовой организации Каспарова в героя-мученика и объект внимания всей мировой прессы? Зачем понадобилось арестовывать Немцова, за которым, при всей нашей горячей любви к Борису Ефимовичу, кроме многочисленных жен и детей, мало кто стоит? Зачем, наконец, в кутузку были брошены даже такие абсолютно ручные для Кремля политики, как Белых и Гозман?

Однако логическое объяснение действий Кремля все же существует. Очень может быть, что все происходящее — часть многоходовой политической комбинации, целью которой является грандиозное манипулирование российской политической системой.

Во время предыдущих выборов четыре года назад губернаторы еще избирались народом. Сегодня все они президентские назначенцы. К чему это может привести в условиях, когда президент возглавляет одну из партий, наглядно показали недавние парламентские выборы в Казахстане. В стране Назарбаева администрации президента, по данным “МК”, даже не пришлось направлять в регионы конкретные указания. Акимы (губернаторы) регионов по собственной инициативе устроили неформальное соревнование: кто положит больше голосов в копилку президентской партии.

В России центральная власть решила многократно перестраховаться и не полагаться на чью-либо сознательность или сообразительность. Губернаторам, по нашей информации, прямо заявили: если в вашем регионе партия власти набирает меньше 60% голосов, можете считать себя уволенными. Благо отправить воеводу в отставку после завершения подсчета голосов будет проще простого. Большинство региональных владык возглавляют избирательный список партии власти в своих вотчинах. И “не оправдавшим доверия” просто предложат “выполнить свои обещания избирателям” и занять места в Думе.

Кроме того, какая непрокремлевская партия при нынешнем политическом раскладе имеет хоть какие-то шансы на успех на грядущих выборах? В последние месяцы свои позиции резко упрочила КПРФ. Именно за партию Зюганова собираются голосовать многие абсолютно не склонные к коммунизму граждане, которым не нравится нынешняя власть.

Но, как нетрудно заметить, компартию Кремль бьет лишь постольку-поскольку. В президентской администрации давно нашли изящный технологический способ блокирования КПРФ. Власти необходимо, чтобы в Думу кроме Зюганова и Ко прошли еще две псевдооппозиционные партии: Миронова и Жириновского. И тогда в нашей новой нижней палате будут заседать огроменный “Медведь” и три политкарлика. Не парламент, а чудо: и безопасность для власти, и “демократичность” в одном флаконе!

Власть почему-то убеждена, что главная опасность для нее исходит из правого лагеря. Нагляднее всего это проявилось во время недавнего выступления Путина перед своими сторонниками. От нарисованных ВВП картин масштабного олигархического заговора просто дух захватывало.

Но вот только где он, олигархический заговор экс-лидеров России ельцинской эпохи? Чета Юмашев—Дьяченко тихо живет на Рублевке и в политику больше не вмешивается. Абрамович верно служит ВВП. Волошин выполняет функцию главного советника первого вице-премьера Медведева. Прочие ельцинские олигархи готовы взять под козырек при любом чихе власти.

От кого же тогда исходит страшная опасность? Может, от Березовского, который трясется от страха в Лондоне за тройным кольцом охраны? От жителя страны Израиль Невзлина? Или, может, нити заговора тянутся к надежно изолированному в сибирской глубинке арестанту Ходорковскому? Не просто смешно, а очень смешно!

Почему же лидер России видит опасность там, где ее нет? Очень вероятно, что ответ заключается в самой структуре нашей нынешней власти. Если в стране есть только один человек, принимающий важнейшие решения, у прочих высших политиков остается один-единственный способ отстаивания своих интересов. Необходимо действовать через это самое первое лицо, создать в его сознании определенную картинку происходящего и тем самым подтолкнуть его к тем или иным решениям.

В нынешней ситуации с “могучей” правой оппозицией эта тенденция проявилась с просто предельной наглядностью. Говорят, что в начале осени ВВП доложили: в секретный предвыборный бюджет СПС олигархи обещали вложить 400 миллионов долларов. Именно после этого Путин гневно высказался о финансировании правых за государственный счет. И партию Немцова—Белых начали прессовать по полной программе.

Итак, к какому же решению сейчас подталкивают Путина? Нельзя исключать, что речь все-таки идет о третьем сроке. Спикер сената Миронов не зря кричит на всех углах, что ВВП может на совершенно законном основании остаться в президентах. Лазейка в законах действительно существует. Путину достаточно подать в отставку в промежутке между принятием Совфедом решения о назначении очередных президентских выборов (что произошло вчера) и его опубликованием (что скорее всего произойдет в среду).

В этом случае, как подтвердил “МК” крупнейший российский эксперт по конституционному праву, ВВП может на совершенно легальных основаниях участвовать в президентских выборах. Причем ему необязательно заявлять о своих намерениях сразу. Будет достаточно, если Путин заявит, что он складывает свои президентские полномочия потому, что намерен работать депутатом Госдумы. После этого экс-президент сможет еще несколько недель держать паузу и выслушивать “мольбы народа” в стиле “не бросайте нас, батюшка!”

Возможно также, что Путина мягко подводят к выбору в качестве преемника человека определенных политических воззрений и определенной клановой принадлежности. Мол, Владимир Владимирович, сами понимаете, оранжевые наступают! Либеральничать нельзя! На хозяйстве можно оставлять лишь преемника с железным кулаком!
Как бы там ни было, но наша высшая власть, похоже, оторвалась от реальности и живет в мире насквозь идеологизированных мифов. Для рядовых граждан такая ситуация предельно опасна. Когда лидер борется за “великую цель”, благосостояние всяких там “мелких людишек” представляется ему лишь разменной картой в большой игре. Помятые Гозман и Каспаров могут оказаться лишь первыми “жертвенными” ласточками. Алтарь суверенной демократии не терпит пустоты!

ВОПРОС ПОЛИТОЛОГАМ

“Какая позиция Путина во власти после президентских выборов кажется вам наиболее вероятной?”

Леонид РАДЗИХОВСКИЙ: “Есть версия превращения России в парламентскую республику — с Путиным во главе парламента. Хороший вариант для Европы, но нам парламентская республика совершенно не подходит.  Это плохой вариант, но лучше, чем гражданская война”.

Георгий САТАРОВ: “Я думаю, что Путин займет какую-то позицию, которая для него будет обозначать статус суперолигарха. Здесь возможны разные варианты — госкорпорация, ассоциация госкорпораций — это совершенно не важно. Не исключена побочная символическая позиция — либо лидер партии — поскольку это ни к чему не обязывает, но приятно, либо председатель органа по организации сочинской Олимпиады”.

Гейдар ДЖЕМАЛЬ: “Я не уверен, что передача власти в марте состоится. Можно обманывать себя сколько угодно, создавая образ национального лидера или совести нации. Но в Конституции таких понятий нет. И нацлидер, и совесть нации — это частные лица, которые не застрахованы от неприятных моментов, связанных с наличием в бывшей власти. Нет никаких гарантий того, что новый президент не воспользуется возможностью, чтобы поднять свой рейтинг, попинать предыдущего носителя власти. Единственный вариант этого избежать — сохранить пост номер один. Для этого существует целый ряд возможностей. Например, провести референдум. Совсем простой способ — в условиях нынешней нестабильности в мире объявить чрезвычайное положение и перенос выборов. Наиболее мягкий и вероятный вариант — воспользоваться конституционным большинством в Думе для изменения законов”.



Партнеры