Слабеющий мировой авторитет

Доллар теряет вес и влияние на финансовых рынках Европы и Азии

26 ноября 2007 в 18:20, просмотров: 307

На мировых рынках продолжается резкое падение американской валюты. В ноябре доллар четыре раза обновлял исторический минимум. Если в начале месяца за 1 евро давали $1,41, то 15 ноября — уже $1,47, а 20 ноября — $1,49. Пробой уровня $1,50 за 1 евро считается делом решенным, и участники рынка всерьез говорят об уровне стабилизации курса на уровне $1,60 за 1 евро к концу года. Не отстает и российский Центробанк: если в начале ноября он давал за доллар 24,78 руб., то сегодня — меньше 24,45 руб. В обменных пунктах крупных городов ощущается дефицит рублей, и даже образуются невиданные с 1998 года очереди. Но за падением курса любой ценной бумаги (не исключая доллар) обычно следует подъем. Так не пора ли покупать доллары?

Крутое пике

90 лет назад один из создателей автомобильной индустрии США Генри Форд заявил: “Метр должен оставаться метром, а фунт — фунтом, но если бы люди знали, что иногда вытворяют банкиры со старым добрым американским долларом”. За прошедшие годы многое изменилось, но политика постепенного ослабления национальной валюты, против которой возражал Форд, осталась прежней. Экономика США ориентирована на экспорт промышленных товаров, и постепенное ослабление доллара делает американские товары более конкурентоспособными на мировом рынке.

Но на сей раз финансисты, видимо, зашли слишком далеко. Признаки ускорения падения доллара появились еще в августе, вместе с сообщениями об ипотечном кризисе в США. Но тогда соотношение пары доллар/евро еще укладывалось в коридор $1,3474—1,3698 за 1 евро. Падение доллара за август составило всего 3%. В худшую для доллара сторону ситуация начала меняться после того, как 18 сентября ФРС США резко понизил базовую процентную ставку с 5,25% до 4,75%. К концу сентября курс пробил верхнюю границу коридора, и 1 евро впервые за свою историю стал стоить больше психологически важных для рынка $1,4. В октябре темпы падения доллара сначала несколько замедлились. Однако вскоре выяснилось, что вливание дополнительной ликвидности со стороны ФРС не закончено: 31 октября ФРС вновь понизил ставку, до 4,5%. Снижение было не столь сильным, как в сентябре, и доллар ожидаемо провалился ниже $1,43 за 1 евро и, казалось бы, закрепился на этом уровне.

Однако выход корпоративных отчетов американских компаний за III квартал показал многомиллиардные убытки лидеров экономики США. Общие потери от кризиса в настоящее время оцениваются в $82 млрд., но не исключено, что в итоге они намного превысят $100 млрд. На рынке заговорили о возможности еще одного снижения ставки ФРС на заседании 11 декабря. На волне этих слухов курс доллара пробил уровень в $1,46 за 1 евро. Дровишек в костер подбросил выход 20 ноября протокола заседания ФРС от 31 октября и ежеквартального отчета ФРС в новом формате. ФРС теперь пропагандирует открытость и позволила рынку узнать не только счет (9:1) и поименные результаты голосования, но и прогноз темпов роста ВВП США на 2008 год. А он оказался резко — снижен: с 2,50—2,75% до 1,80%.

После этого подавляющее большинство участников рынка (90%) пришли к выводу, что 11 декабря ставка ФРС будет снижена еще раз, чтобы избежать рецессии. Американские казначейские обязательства UST в настоящее время котируются в районе 4,20% годовых. Поскольку при текущей ставке ФРС в 4,50% покупать их невыгодно (а спрос тем не менее есть), вывод только один: рынок уверен в снижении ставки. После выхода отчета ФРС доллар тут же пошел вниз, и теперь стоит уже $1,49 за 1 евро. Таким образом, с начала года доллар потерял по отношению к другим мировым валютам более 10% своей стоимости.

В России с начала августа американская валюта подешевела на рубль. По данным ЦБ, на 1 августа курс доллара составлял 25,5448 рубля. 15 ноября курс доллара, установленный ЦБ, впервые пробил психологически важный рубеж в 24,5 за доллар — 24,4917. В обменных пунктах крупных городов, где курс наличного доллара иногда опускался ниже 24,2 и даже 24,15 рубля за $1, наблюдались очереди, чего не было с 1998 года. Но тогда доллары скупали, а теперь, похоже, теми же темпами несут обратно.

Антиимпериалистическая солидарность

Участники мировых фондовых рынков могут, конечно, быть уверены в снижении ставки ФРС. Однако не следует забывать, что у политики слабого доллара есть мощный ограничитель — мнение внешнеторговых партнеров США. Чрезмерное ослабление доллара для них невыгодно. Причем по той же причине, по которой оно выгодно для США: слабый доллар означает повышение конкурентоспособности американских товаров, но ее снижение для производителей из Евросоюза или стран Азии. И высказываются представители этих стран довольно резко.

Даже такой дружественный США политик, как нынешний президент Франции Николя Саркози, выступая в конгрессе США, вынужден был предупредить: “Доллар не может оставаться сугубо чужой проблемой. Если мы не проявим осмотрительности, эта монетарная неразбериха может перерасти в экономическую войну. И все мы станем ее жертвами. Те, кто восхищается нацией, которая создала величайшую экономику мира и никогда не оставляла усилий убедить мир в преимуществах свободной торговли, ожидают, что эта нация первой начнет развивать справедливые курсы обмена валюты”. У французского лидера есть все основания для подобных заявлений. Например, крупнейшая европейская компания Airbus при укреплении евро на один цент теряет 100 млн. евро прибыли. С августа компания лишилась 1,2 млрд. евро, а бюджет Франции и Евросоюза — соответствующих налогов.

Если уж об “экономической войне” заговорили партнеры США в Европе, то представители менее дружественных США держав и вовсе не ограничивают себя политкорректностью. Еще 12 ноября заместитель председателя Всекитайского собрания народных представителей Чен Си Вэй заявил: “Китай перестанет хранить большую часть своих иновалютных резервов, составляющих $1,34 трлн., в форме облигаций казначейства США (UST). Евро укрепляется, а доллар слабеет, и мы можем добиться лучшего соответствия этих двух валют между собой”. А уже после появления прогноза ФРС 21 ноября управляющий Дубайским мировым финансовым центром Омар бен Сулейман сообщил, что “Центробанк ОАЭ серьезно изучает сейчас вопрос об отказе от привязки национальной валюты к доллару и изменении валютного курса”.

Угроза для США очень серьезна. К концу текущего года суммарный объем долларовых резервов, находящийся вне американской территории, достигнет $6,5 трлн. В 2007 году этот показатель ежемесячно рос на $120 млрд. В 2006 году ежемесячный прирост составлял $80 млрд. К концу 2006-го объем резервов составлял $5 трлн., а в 2005-м — $4,2 трлн. Центробанки азиатских стран держат 2/3 этого объема ($3,7 млрд.), из них Китай — $1,343 трлн., Япония — $923 млрд. Если монетарные власти азиатских стран от заявлений перейдут к действиям, то $1,6 за 1 евро покажется не сверхнизким, а чрезвычайно высоким курсом, поскольку несколько триллионов долларов рискуют единовременно быть выброшенными на рынок. Чтобы избежать этого, монетарным властям США надо остановить темп падения доллара.

Разворот тренда

Любой кризис рано или поздно заканчивается, а доллар, как видно, нельзя ослаблять бесконечно. Поэтому рано или поздно в тренде падения доллара должен произойти перелом, и американская валюта может начать укрепляться. Кроме того, по окончании кризиса в ФРС обязательно вспомнят и про инфляцию. Прогноз ФРС по инфляции на 2007 год уже повышен: 2,90—3,00% вместо 2,00—2,25%. Заметим, что прогноз по инфляции ФРС повышала в два этапа: сначала 8 ноября он был повышен с 2% до 2,6%, а теперь говорится уже о 3% по итогам года. Когда бензин дорожает за год на 18%, ускорение инфляции нельзя не замечать, даже ради благого дела приостановки рецессии.

Кроме того, в ослаблении доллара есть вина не только ФРС, но и самих участников фондового рынка. Как ни странно, больше всего предложений о продаже долларов на мировых фондовых рынках исходит как раз от американских хеджевых фондов (фондов защиты инвестиций). И большинство предложений на покупку UST тоже идут от них. Стратегия фондов проста и понятна: под UST фонд может занять долларов на ту же сумму. Затем на эти дешевеющие (ставка снижена) доллары покупаются защитные активы: нефтяные и золотые фьючерсы, евро и иены. Одновременно из-за увеличения предложения падает курс. И все это на фоне слезных просьб тех же фондов об еще одном снижении ставки. Такая стратегия помогает обогащаться (и преодолевать кризис) самим фондам, но общее положение в экономике США не улучшает. Рано или поздно ФРС это наддается, и она, что называется, прикроет лавочку.

Впрочем, если это не сделает ФРС, инициатором может стать ОПЕК. На 5 декабря назначено заседание этой организации, на котором будет обсуждаться вопрос об увеличении квот добычи нефти. Если решение будет принято, то в результате снижения мировых цен на энергоносители у хеджевых фондов исчезнет надежный и постоянно растущий актив для игры, и стратегия станет убыточной.

Суммируя, можно предположить, что разворот тренда, видимо, произойдет не раньше конца января, когда будет ясен окончательный размер убытков от кризиса и последствия решений ФРС. Поэтому российскому частному инвестору скупать доллары пока рано. Сейчас их все же выгоднее продавать. Но необходимо внимательно следить за событиями 5 декабря (ОПЕК) и 11—12 декабря ФРС, чтобы не пропустить момент разворота тренда.



Партнеры