Почему ушел Торбинский

Журналист Игорь Рабинер продолжает раскрывать закулисные тайны московского “Спартака”

30 ноября 2007 в 15:47, просмотров: 388

Книга популярного спортивного журналиста Игоря Рабинера “Как убивали “Спартак”, в которой рассказывалось о скандалах в знаменитой команде (в том числе и о легендарном уже “бромантановом деле”), наделала немало шума в футбольной среде и стала настоящим хитом продаж. Вчера состоялась презентация сиквела, получившего, что логично, название “Как убивали “Спартак”-2”. Автор еще накануне предоставил “МК” свое произведение, предложив нам опубликовать любую главу из него. Мы выбрали ту, где рассказывалось о причинах поступка Дмитрия Торбинского: напомним, что спартаковский воспитанник и один из лучших футболистов красно-белых уже объявил о решении покинуть команду по окончании контракта. На наш взгляд, эта история ярко характеризует ту ситуацию, что сложилась в “Спартаке” эпохи правления Леонида Федуна и Сергея Шавло, чьи методы руководства так яростно критикует в своей книге Игорь Рабинер.

Бесплатный уход игрока сборной России (к тому же и продукта собственного изготовления), да еще и к потенциальным конкурентам — настоящее ЧП, и хочет того руководство “Спартака” или нет, по имиджу клуба оно бьет наотмашь.

Глубоко уважаемый мною телекомментатор Владимир Никитович Маслаченко имеет полное право на свое скептическое мнение об игровом уровне Торбинского, но Хиддинк-то не враг себе! Еще в 2006 году знаменитый голландец пригласил молодого спартаковца на сбор перед одним из матчей сборной, а в марте 2007 года впервые выставил его в стартовом составе национальной команды — в Таллине против Эстонии. К концу октября Торбинский провел за сборную России пять матчей: для одного сезона показатель весьма солидный.
Почему-то Хиддинку за год пребывания в России удалось разглядеть то, что боссы “Спартака” в упор не видели в собственном доме.

Потому он и Хиддинк, один из лучших футбольных тренеров на планете. А они — Федун и Шавло. Хозяин и гендиректор самого популярного клуба страны, которые никак не могут стать чемпионами.

В клубе, объясняя, почему Торбинскому еще прошлой зимой не предложили соответствующих его потенциалу финансовых условий, очень любят приводить статистику. Мол, в прошлом году 22-летний полузащитник сыграл 18 матчей, в которых не забил ни одного гола и не отдал ни одной результативной передачи. При том что он атакующий игрок!

На первый взгляд логика в такой аргументации есть. Вот только логика — сиюминутная, не распространяющаяся дальше собственного носа.

Как-то довелось мне беседовать с исполнительным директором “Челси” Питером Кеньоном — одним из лучших в мире клубных руководителей, которого Роман Абрамович перекупил за несметные деньги у “Манчестер Юнайтед”. Кеньон объяснял, почему они с Абрамовичем решили заменить на посту главного тренера Клаудио Раньери на Жозе Моуринью. И бросил фразу: “Я много раз беседовал с Раньери — и понял, что он мыслит не стратегически, а думает исключительно о “next Sunday”. В детской академии “Челси”, к примеру, Раньери за несколько лет работы в команде не был ни разу, а Моуринью поехал туда чуть ли не в один из первых дней на новом посту…

“Next Sunday” — “следующее воскресенье”. В устах Кеньона — аллегория матча очередного тура. 

Аргументация, что в 18 матчах чемпионата-2006 у Торбинского были показатели 0+0, — это как раз подход “next Sunday”. В сборную-то первый раз Хиддинк позвал Торбинского именно тогда! И его почему-то эти самые 0+0 не смутили! Значит, видел он у человека потенциал, который оказался для голландца значимее его показателей на тот момент!

Видел его не только Хиддинк. В матче первого тура сезона-2007 против “Динамо” Титов забил победный мяч как раз после прекрасного паса Торбинского. После матча спартаковского капитана спросили:

— В эпизоде, завершившемся голом, ждали такую передачу от Торбинского?

— Ждал. Дима сыграл как истинный спартаковец, который одинаково со мной мыслит на поле. Потому и пас у него получился идеальным.

Выходит, и для Титова уровень и потенциал Торбинского был очевиден уже в марте! А ведь, если руководствоваться логикой “Спартака”, после поединка с “Динамо” на его счету в премьер-лиге не было еще ни одного гола и лишь одна голевая передача.

А тут на тебе — “истинный спартаковец”, “одинаково со мной мыслит на поле”. И не от кого-то, а от человека, который играет в основном составе “Спартака” почти полтора десятка лет и абы кого истинным спартаковцем не назовет.

И еще. Летом 2007 года, узнав о царских деньгах от “Локомотива”, “Спартак”, по имеющейся информации, предложил-таки Торбинскому контракт более чем на миллион долларов в год — то есть уже на уровне ведущих игроков клуба. “Локо” дал все равно больше, но дело в другом.

Так, значит, стоил Торбинский тех денег, даже треть которых “Спартак” отказался платить ему всего несколькими месяцами ранее! Будь иначе, клуб пошел бы на принцип: весеннее предложение — и ни копейкой больше. А раз поднял цену, и значительно, — значит, в первый раз надеялся банально сэкономить.

Не вышло.

Весь 2007 год, когда Торбинский, напомню, стал уже полноправным игроком национальной сборной, “Спартак” по старому контракту платил ему нищенскую по меркам современного футбола зарплату — 5 тысяч долларов в месяц. Игорь Шалимов, хорошо знакомый с игроком и его агентом, озвучил конкретные цифры в печати, что происходит не так часто, и опровержений со стороны клуба не последовало. Нет сомнений, что они соответствуют действительности.

Конечно, Торбинский не Андрей Аршавин, лидер “Зенита” и капитан сборной. Но они вместе защищают честь национальной команды, что уже — определенный знак качества. И выглядит несколько странно, когда у одного игрока сборной контракт — порядка 3 миллионов евро в год, а другой за тот же период получает 60 тысяч долларов. У других “сборников”, конечно, поменьше, но, мягко говоря, не до такой степени. Торбинский, извините, не лох, чтобы об этом не знать. 

Тем не менее и у Торбинского, и еще у одного спартаковца, которого Хиддинк вызывал в сборную, — Алексея Ребко — столько и было. Если называть вещи своими именами и выражаться новоязом, то воспитанников “Спартака” родной клуб как раз и держал за лохов. Результат налицо: Торбинский уходит, Ребко хочет уходить.
В “Мастере и Маргарите” Воланд советовал героине никогда ни у кого ничего не просить. Сами придут и все дадут, убеждал Маргариту великий булгаковский персонаж.

“Спартак” и должен был — прийти и дать.

Если бы Торбинский был по-настоящему нужен “Спартаку”, клуб воспользовался бы распространенной в том числе и в России практикой, после попадания игрока в сборную в одностороннем порядке подняв ему зарплату.

Да, по условиям контракта игрок до конца сезона-2007 должен получать пять тысяч, но покажите ему, что вам небезразличен сам человек, а не сумма в его соглашении! Сами покажите, без напоминаний и просьб! И он, возможно, отплатит вам сторицей! Если же не отплатит, то у вас будет моральное право говорить, что вы сделали все что смогли.

“Спартак” решил действовать формально. И в ответ получил точно такое же формальное решение Торбинского. Он ниоткуда не сбегал, никого не кидал. Он честно доработал до окончания контракта — и ушел.

Даже из уст руководителей красно-белых, рассказывавших о трех предложениях, которые они якобы делали Торбинскому, ни разу я не слышал и не читал о том, что хоть одно из них прозвучало в 2006 году. Первая дата, которая озвучивалась, — зима 2007-го, после Кубка Первого канала в Израиле.

Довести дело до ситуации, когда у молодого перспективного игрока остается менее года до истечения контракта, — одно из высших проявлений непрофессионализма руководителей клуба. Игрока надо переподписывать за два, минимум полтора года до этого момента — и не будет никакого “пожара”, и сторона футболиста не будет, предчувствуя скорый выход на рынок свободных агентов, диктовать свои условия. Мяч, образно говоря, будет на стороне клуба.

Ну а если полтора-два года назад вы, господа, не были уверены, нужен вам Торбинский или нет, и потому тянули с предложениями, — тогда не жалуйтесь. И не ссылайтесь на завышенную финансовую самооценку футболиста и его агентов.

Федун и Шавло могут утешать себя и болельщиков тем, что частному клубу-де не под силу бороться с монстрами — государственными монополистами, которые денег не считают, — РЖД и “Газпромом”.

А болельщики — последними словами клеймить зарвавшегося футболиста, для которого, дескать, золотой телец оказался значимее ромбика на груди.

Я же полагаю, что дело здесь не только и не столько в деньгах. Дело — в человеческом отношении.

Давно уже замечено, что в “Спартаке”, да и не только в нем, к своим воспитанникам и их запросам относятся с высокомерной усмешкой. Им, мол, все равно деваться некуда, а серьезные деньги лучше потратить на очередного легионера. Во-первых, на покупку, во-вторых, на зарплату — потому что за скромные деньги в Россию ни один уважающий себя футболист не поедет. Бессребреников, любящих нас за экзотику, в мире не осталось. У всех игроков есть агенты, а любой агент, что называется, в рынке. И знает, какими деньгами сейчас оперируют российские клубы, тем более из категории “топ”.

Свои же мальчишки идут по остаточному принципу.

Весной 2007-го, по разным данным, “Спартак” предлагал Торбинскому зарплату от 250 до 300 тысяч долларов в год. То есть в десять раз меньше уже упомянутого оклада Аршавина. Торбинский в этот момент просил трехлетний контракт на сумму от 500 до 600 тысяч в год — тоже, по нынешним меркам, не бог весть сколько. Но клубу такие запросы показались чрезмерными.

Есть данные, что тогда, весной, в клубе состоялась встреча руководства “Спартака”, Торбинского и его представителей. И обставлено все было в типичном стиле нынешнего руководства клуба.

— Дмитрий, зарплата, как мы и договаривались, — 250, — якобы произнес гендиректор Шавло.

А они… не договаривались. 250 тысяч, согласно этой информации, хотел платить Торбинскому клуб.

Противоположная сторона свои предложения озвучила четко — 500. Поэтому фразу “как мы и договаривались”, если она действительно была произнесена, можно расценивать как дешевый демагогический прием. Как попытку взять на понт.

Торбинский расценил это “как мы и договаривались” по-своему. По некоторым данным, он просто встал, вышел из кабинета — и был таков.

Его агент остался. Кто-то из руководства клуба вышел и связался с Федуном. После чего вернулся и вроде бы даже заявил, что добро на полмиллиона у шефа получено.

— Где Дима? — вдруг хватились все главного героя.

А Дима — ушел. И больше в этот кабинет, как и в любой другой в офисе на Покровском бульваре, не вернулся никогда. Достаточно обидчивый человек, он понял, как руководство клуба к нему относится. Разговор для него был закончен. Федун дал добро — но, как говорится, забор уплыл. Все надо делать вовремя.



Партнеры