Кассета с ядом

Эксперты по “делу Шварцмана” будут копаться в бумагах и пленках

5 декабря 2007 в 21:42, просмотров: 733

Скандал с интервью газете “Коммерсант” бизнесмена Олега Шварцмана продолжает набирать обороты. Шварцман в эфире радио “Эхо Москвы” заявил, что его слова были вырваны из контекста, намекнул на возможность судебного иска и пожелал автору “Ъ” “выпить яду”. В ответ газета опубликовала фотокопию заверенной Шварцманом страницы интервью и решила подать в суд иск о защите деловой репутации и о попытке доведения до самоубийства журналиста. И даже предлагает ознакомиться с фрагментами аудиозаписи беседы на своем сайте. “МК” выяснил, какие юридические перспективы у этого дела...

Напомним, из интервью Шварцмана следовало, что некая “силовая группировка” в Кремле способствует “бархатной реприватизации”, “наклоняя олигархов” и по сути рейдерскими методами возвращая государству производственные и финансовые активы. Шварцман назвал имена замглавы Администрации Президента Игоря Сечина и депутата Госдумы Валентина Варенникова... Замглавы пресс-службы Кремля Дмитрий Песков заявил, что сенсационные признания Шварцмана — очевидная неправда (Financial Times).

Итак, чем же может закончиться иск “Коммерсанта” к Шварцману (или иск Шварцмана к газете?)
Как считает адвокат Руслан Коблев, “газета имеет существенные шансы выиграть дело, если у нее действительно есть доказательства”.

— В интервью Шварцмана на радио, в общем-то, прозвучали прямые обвинения журналистов в том, что они нарушили Закон о СМИ. Такие заявления, конечно же, могут повлиять на репутацию издания. И в этой части есть перспектива подачи иска. А вот по поводу доведения журналиста до самоубийства — вряд ли. Нет никакого шанса доказать такое намерение — мало ли кто что скажет. Это эмоции. И наказания за них не предусмотрено.

Тем более что выражение “Автор, выпей яду” — довольно распространенное.

Шварцману же придется доказывать, что смысл сказанных им слов действительно был искажен журналистом.
Адвокат Игорь Трунов: “В первую очередь суд должен будет выяснить, не подвергалась ли аудиозапись интервью каким-либо воздействиям. Если там будут какие-то разрывы, моменты монтажа, то она вообще не будет рассматриваться как доказательство”.

Если же с пленкой все окажется в порядке — необходимо будет сличить то, что на ней зафиксировано, и то, что напечатано в газете. Если есть различия, нужна лингвистическая экспертиза, чтобы выяснить, исказила ли редакторская правка смысл сказанного.

Если пленка окажется непригодной в качестве доказательства, есть еще распечатка интервью, подписанная интервьюируемым. Ее также нужно будет сравнить с тем, что вышло в газете. Если все совпадает, остается провести почерковедческую экспертизу, чтобы выяснить, действительно ли на завизированных листах с распечаткой интервью стоит подпись Шварцмана.

МЕЖДУ ТЕМ

Генерал Валентин Варенников, который в интервью упоминается Шварцманом как “передаточное звено в общении с господином Сечиным”, направил в “МК” комментарий, в котором говорится: интервью — это “подрывная акция”. “Зарубежные и внутренние враждебные России силы решили нанести очередной удар по патриотам. Искусственно связав их имена с сомнительными делишками грязного бизнесмена, рассчитывают на дискредитацию современной российской власти, а также патриотической общественности, — пишет г-н Варенников. — Конечно, мной никогда не скрывалось, что я был и остаюсь сторонником преобладания государственной формы собственности в ведущих отраслях экономики, что позволяет сохранить независимость страны и иметь гарантированную обороноспособность... Но я всегда был за то, чтобы все меры государства в этой области проводились исключительно законным образом”.



    Партнеры