Шоу маст гоу вон!

Почему убрали старшего тренера сборной России по биатлону?

5 декабря 2007 в 20:38, просмотров: 624

Этот конфликт набил оскомину. Всем. И всем было ясно: будут убирать. Вот только кто и кого? На следующий же день после первого этапа Кубка мира по биатлону от должности был отстранен старший тренер женской сборной Валерий Польховский. Причем не президентом Союза биатлонистов России (СБР) Александром Тихоновым, а главой Росспорта Вячеславом Фетисовым, еще в мае возвращавшим Польховского — против желания руководства СБР! — на главный пост в женской команде.

Стабильности, с которой Валерий Николаевич в последнее время сталкивался с проблемами, можно было только посочувствовать. Еще можно было растеряться от поступающих новостей. “Не пустили, не оплатили, не продлили, сорвали…” И любящие биатлон сочувствовали: ребятам и девчатам же вот-вот бежать, что же чиновники делают?! И мы терялись — потому что привыкли быть на стороне спортсменов.

Сезон начался, биатлонисты побежали. Польховский — вдоль трассы, почему-то без аккредитации, но с уверенностью, что может руководить сборной откуда угодно. И — не уставая повторять: моей вины в случившемся нет, ссориться ни с кем не собираюсь, хочу только работать…

Президент СБР Александр Тихонов тем временем рассказывал, что он прекращает всякие ссоры и требует только одного — подписи под какой-то декларацией. Позор прошлогоднего чемпионата мира с заклеенными логотипами спонсора сборной ему явно вновь испытывать не хотелось.

— Мы не запрещаем рекламу личных спонсоров, — утверждал Александр Иванович. — Но при этом на форме должен присутствовать логотип и генерального спонсора! Я вот разговаривал со знаменитым норвежцем Бьорндаленом, так он только два места для рекламы на своей форме имеет. И за прошлый год от родной федерации получил лишь… 10 тысяч евро. Мы же говорим: хотите три логотипа — пожалуйста, четыре — тоже нет вопросов!

* * *

Не знаю, жалел ли кто-нибудь бедного Бьорндалена, но в конце ноября после долгих размышлений и консультаций с адвокатами спортсмены и тренеры подписали “Декларацию об обязательствах спортсменов и официальных лиц” (ознакомиться с ней можно на сайте rbu-biathlon.ru). Заместитель директора Центра спортивной подготовки по зимним видам Александр Кравцов личным присутствием подтвердил серьезность намерений сторон и зафиксировал договоренность по размещению логотипов личных спонсоров на экипировке: 50 кв. см на винтовке, 60 и 40 кв. см на комбинезоне. Снег тронулся…

Но за день до старта Кубка мира выяснилось: Польховский никакой декларации не подписывал, а потому СБР… не включил его в список аккредитованных специалистов. А значит, шоу под названием “Танцы на лыжне с винтовкой. Второй сезон” продолжается.

Иностранцы открыли рты. Россияне опять удивились: они там что, все больные? Загуляло слово “саботаж”.

Оставалось понять, кто и что саботирует. И недоумевать, почему Польховский говорит, что никто ему никакой декларации не давал. Во-первых, она долгое уже время болталась на сайте СБР, можно было бы официальному лицу и полюбопытствовать. Во-вторых, даже Владимир Аликин, старший тренер мужской сборной (тоже регулярно высказывающий недовольство по тому или иному поводу), не раз в своих комментариях упоминал, что, ведя переговоры с СБР, все время созванивался с Польховским, который находился в Екатеринбурге. Решение о подписании они принимали вместе…

И еще: зачем в сложившейся ситуации руководство СБР вообще допустило появление Польховского на этапе Кубка мира? Чтобы тренеры из других стран предлагали ему свою помощь в аккредитации? Впрочем, есть такой психологический прием: если хочешь разрешить ситуацию, нужно довести ее до абсурда.

* * *

За день до первого старта наши девчонки (в их числе была и лучшая биатлонистка прошлого сезона Екатерина Юрьева) не прошли “материальный контроль” — там проверяется, на какие участки оружия и комбинезона нанесены логотипы спонсоров. Катя, говорят, плакала. Утром она все же бежала в гонке.

— Я не хотела просто так клеить генерального спонсора и принесла комбинезон вообще без рекламы, — это Екатерина Юрьева расскажет в своем блоге. — Вице-президент СБР Вадим Мелихов, занимающий еще и какой-то пост в IBU (Международный союз биатлонистов. — И.С.), его забраковал и не допустил до соревнований. Тут уже Сергей Рожков вмешался, наши адвокаты — они настояли, чтобы контроль проводили независимые от России члены IBU… В итоге нашу с девчонками экипировку рассматривали и фотографировали уже утром другие люди, но Мелихов присутствовал. Пришлось принести новый комбинезон с логотипами спонсора СБР, но я наклеила еще и рекламу своего личного спонсора.

А вот Катины же объяснения официальному сайту ЦСКА: “Проблема была еще и в том, чтобы не ущемить интересы личных спонсоров, которые есть у каждого члена национальной сборной”.

Не могу понять… Помните эту ключевую фразу, которую с нажимом вынужден повторять герой Евгения Миронова в фильме “В августе 44-го…”? Именно после нее там и начинаются основные события. Так вот, не могу понять: если девчонки вынуждены переделывать свою форму, значит, все-таки нарушения были? Если да — то почему те же самые адвокаты не отследили все это до старта?

Не могу понять: почему у спортсменок возникли визовые неурядицы, не позволяющие принять участие во втором этапе? Они что, свои паспорта только из рук представителей СБР или Росспорта видят? А сами считать не умеют? Многострадальная Катя Юрьева весь мир вон на уши поставила, чтобы лично после первого этапа решить проблему за считаные часы. Но если бы старший тренер не констатировал факт непопадания девчонок на этап словами: “Заканчиваются шенгенские визы, и если их оперативно не продлить, то выступить в Хохфильцене они не смогут” — а начал действовать заранее?

* * *

Звонить за границу нашим спортсменам и спрашивать во время важного старта, что они думают по поводу нового витка скандала, уже просто неприлично. Тем более что такие гонки, как подарили нам, например, Таня Моисеева из многострадальной женской сборной, Дмитрий Ярошенко и Иван Черезов в Финляндии, настраивают совсем на другую волну. Тем более что вопрос им этот за год задан уже сто раз. И сто раз они пытаются на него все лаконичней и лаконичней ответить, нынче все больше ссылаясь на адвокатов.

Адвокат — это хорошо, в духе времени. Адвокаты любят в таких делах публичность, они все время рядом. Они же в силу своей профессии найдут нарушения и пойдут на конфронтацию там, где обычный человек и спортсмен сумел бы договориться. Адвокаты же вольно или невольно выступают провокаторами ситуации. Поймите правильно: не призываю закрывать глаза на попрание прав. Просто сезон, на который спортсмены пашут все лето, не время для разборок. Лыжня и винтовка — вот экстрим. Борьба и победа — вот доказательства и аргументы.

У спортсменов давно уже выбили почву из-под ног. Ведь IBU признает только Союз биатлонистов России. А финансирование сборной осуществляет Росспорт. Государственная организация не имеет права вмешиваться в дела общественной организации, то есть СБР. А есть еще личные спонсоры, интересы которых тоже уже зашкаливают. Так и получилось, что спортсмены зависли между организациями. Что дало возможность для манипуляций — мнениями, ситуациями, нервами, людьми...

* * *

И напоследок — разговор из высших спортивных кулуаров. “Представьте себе, что вы были в командировке, приезжаете домой, муж сидит грязный и голодный. Вы ему задаете вопрос: а почему ты до такого состояния себя довел? “Ну, тебя нет, а я есть хочу!” — “Да на первом этаже ведь магазин, пошел бы, купил, поел, постирал свою майку, вообще ходить никуда не надо”. Но он без вас не может. И получается вечно плачущий мужик: то билеты не заказали, то визы не заказали, то на самолет опоздали, то патроны забыли — кто это все должен контролировать? Главный тренер, он же, по определению, мощный организатор. Польховский много сделал для биатлона, много лет проработал, но, видно, другие интересы его захлестнули нынче больше. Если подписываешь контракт с одной фирмой, а официально работаешь на другую, кто же так делает? Примитивно говоря, бабки взял, а больше ничего и не хочет, и начинается драка. А стране это нужно? Биатлон популярен в народе как никакой другой зимний вид спорта. Медаль в этом виде — ценнее ценной. Так что искать вечно виноватых здесь больше невозможно”.

Польховский снят с должности. Сняты ли проблемы?

Эксперт “МК”

Николай ПАРХОМЕНКО: “Наш биатлон без тренеров не останется”

— Вашим приказом — директора Центра спортивной подготовки (ЦСП) сборных — Валерий Польховский отстранен от должности. Почему это произошло именно сейчас?

— Если помните, еще на майской аттестации мы отмечали, что имеем к Польховскому много претензий — и в методике, и в организации тренировочного процесса. Его восстановление тогда в должности (а Росспорт не поддержал в мае решение СБР. — И.С.) было связано с определенными условиями: он должен обратить внимание на все претензии и постараться исправить ситуацию. То есть возможность пойти другим путем мы ему дали. Росспорт готов был удовлетворить все требования, связанные с подготовкой команды к сезону. И удовлетворил, когда эти запросы предоставлялись тренерским штабом вовремя. Но ситуация усложнилась еще больше. Экспериментировать больше невозможно, начался сезон!

— Почему Польховский не уволен, а отстранен от должности? С какой формулировкой?

— Основная претензия — не справляется со своими тренерскими обязанностями, нарушен ряд положений трудового договора с ЦСП. А уволить не имеем права, потому что заключен контракт до марта. Валерий Николаевич остается в сборной, получает там зарплату. Но он уже не главный тренер. В марте будет проходить переаттестация тренеров; если федерация подаст представление — будем рассматривать.

— Но Польховский не останется в сборной просто тренером?

— Думаю, не останется. Думаю, что и российский биатлон без тренеров тоже не останется.

— А сам он может расторгнуть контракт?

— Если сейчас приедет и напишет заявление, оно будет подписано. Потому что это будет его желание. Пока же Польховский отстранен, а исполнять обязанности старшего тренера женской сборной назначен Александр Селифонов.



Партнеры