Без жены виноватый

У офицера отняли супругу, чтобы не давать ему квартиру

5 декабря 2007 в 19:13, просмотров: 1009

Люди встречаются, влюбляются, женятся. Выбирая друг друга, им кажется, что проживут они душа в душу всю жизнь. Но не у всех получается именно так. Люди расходятся, и это касается только их двоих. И решать, с кем и как им идти по жизни дальше, они могут только сами. Офицер Космических войск Владимир Шевченко тоже так думал. До тех пор пока жилищная комиссия воинской части, где он служил, не лишила его жены. В квартиру, которая полагалась майору по закону, ему предложили поселить кого угодно, только не супругу — мать полуторагодовалых близняшек.

Владимир Шевченко в армии давно — с 1975 года. Семь лет палил кожу на Байконуре, потом был Дальний Восток, а в 1995 перевелся в подмосковный Краснознаменск.

В семье Владимира и его супруги было двое детей — Анна и Максим. Не один пуд соли вместе съели, но в какой-то момент жизнь семейная затрещала по швам. Дети к тому времени выросли, и в 2003 году супруги развелись. Тогда же Владимир Александрович стал дедом — у дочки родился Артемка.

Еще через год майор был уволен из рядов Вооруженных сил по состоянию здоровья и с благодарностью от командира в/ч за безупречную службу. Его календарная выслуга к тому времени достигла 26 лет, а в льготном исчислении перевалила за 30.

В 2005-м Владимир Александрович снова женился. А еще через год супруга, Анастасия Зиновьева, родила двойню. Малышей назвали Сонечкой и Богданом.

Своего жилья у Шевченко не было — его первая семья жила в служебной квартире в том военном городке, где он служил. По закону уволить офицера, не обеспечив его жильем, нельзя. Такие, как Шевченко, направляются в распоряжение командира в/ч и по-прежнему числятся в списках части. Бывает, что “висят” они так годами — жилье для военных хотя и строится сейчас ударными темпами, но всех очередников разом не удовлетворить.

— До настоящего времени я нахожусь в распоряжении командира в/ч 08317, — рассказывает “МК” майор Шевченко. — Таким образом, уже четвертый год я не могу оформить пенсию, найти приличную работу, получить социальную карту. Оклад денежного содержания — 5500 рублей.

Какая такая жена?

Младшие детки родились в мае, а в ноябре наконец-то в части состоялось заседание жилищной комиссии.

Анастасия и дети, естественно, были внесены в личное дело майора Шевченко. Именно поэтому решение комиссии его не сильно обрадовало. Служебная двухкомнатная квартира оставалась за его бывшей женой и старшим сыном Максимом. На остальных членов семьи распределялась трехкомнатная квартира. То есть жить в ней предстояло дочери Анне с внуком Артемом, самому Владимиру со второй женой и младшим детям. Аня — девушка молодая, и вряд ли она дальнейшую жизнь проведет матерью-одиночкой. То есть сейчас в квартиру должны въехать 6 человек. Практически коммуналка.

— Конечно, я возражал, — говорит Шевченко. — Но мне посоветовали довольствоваться тем, что квартира большая, — 97 квадратных метров. Деваться некуда, мы согласились.

Но после того заседания документы… были переделаны. Владимир Александрович узнал об этом случайно, только в апреле 2007 года. Командир части сказал, что документы прошли утверждение и можно оформлять квартиру. Владимир увидел план распределения жилья и обомлел — он был другим. Жены Анастасии там не значилось. Согласно новому документу отныне майор Шевченко должен жить с младшими детьми, старшей дочерью и внуком.

— Я — к командиру, — вспоминает майор Шевченко. — Помощник командира части по правовой работе подполковник Хилькевич мне говорит: “Если хочешь, чтобы мы дали жилье на твою жену, ты пропиши ее в служебную квартиру, к первой жене. Задача нерешаема, но ты попробуй ее решить”.

Ни одна женщина, даже самая добрая и покладистая, не позволит прописать на свою жилплощадь более счастливую соперницу. У Владимира Шевченко оставался только один, совершенно законный ход — он подал в суд.

Гарнизонный суд Краснознаменска вынес решение не в пользу Шевченко. Он тоже решил, что Анастасия не является членом семьи, несмотря на свидетельство о браке.

В суде ответчик, командир части Демарецкий, признал, что решение жилкомиссии было переделано, супруга Шевченко была исключена из списка, а самого майора в известность не поставили. Судья заметил: “Вы не правы. Переделать”.

Владимир Шевченко наивно посчитал, что только он вправе решать, кто ему жена, а кто нет. И подал кассационную жалобу в 3-й окружной военный суд (он “обслуживает” РВСН и Космические войска).

Но — не повезло и там. Жалобу рассмотрели, нижестоящий суд пожурили, решение его отменили и приняли свое, поистине соломоново решение.

Во-первых, судья отметил, что “суд не может вмешиваться в работу жилищной комиссии…” Жилкомиссия в России неподсудна?

Во-вторых, он обязал жилкомиссию “рассмотреть вопрос о распределении Шевченко и членам его семьи жилого помещения по нормам, предусмотренным законодательством”. В остальном решение Краснознаменского суда оставили без изменения.

Опять выходило, что жена Владимиру не жена.

Коммуналка поневоле

После суда Шевченко в части на руки выдали новую выписку из решения жилищной комиссии, в которой черным по белому было написано: “Исключить жену Зиновьеву А.И. из состава семьи…” Решение было заверено гербовой печатью. Интереснее всего причина, по которой это было сделано.

— Моя жена исключена из состава семьи на том основании, что она прописана в квартире своих родителей, в Зеленограде, — говорит Владимир Шевченко. — Но ведь каждый человек где-то прописан, если, конечно, он не бомж.

Существует постановление Конституционного суда РФ от 25.04.1995 г. за номером 3-П, которое определяет, что жилищные права основываются на семейных отношениях, а не на регистрации граждан по месту жительства.

Военная коллегия Верховного суда РФ в определении от 27.07.2006 г. также указала: “Закон не связывает получение военнослужащими и членами их семей жилых помещений с необходимостью постановки их на регистрационный учет по месту прохождения военной службы”. Тот же документ гласил, что “трешку” дают на всех детей Шевченко. То есть и на старшего сына тоже.

Владимир попытался на заседании жилкомиссии поднять вопрос о том, что своим решением она разлучает двоих малолетних детей — Богдану и Софье всего полтора года — со своей матерью. Ответ был таким: “После получения квартиры, если очень нужно, вы можете прописать в нее свою жену”.

Демагогия чистой воды. Ведь для этого понадобилось бы согласие старших совершеннолетних детей Шевченко, что практически невозможно. Если сын Максим относится к мачехе лояльно, то дочь Анна не воспринимает ее вообще.

— И теперь проблему, как разместить семь человек разного пола и возраста в трех комнатах, мне предложено решать самому, — констатирует Владимир. — Мол, наплодил детей, сам их и расселяй.

А позже командование заявило Шевченко, что даже в эту “коммуналку” он сможет заселиться только после того, как его первая супруга освободит служебную квартиру в Краснознаменске. Куда деваться женщине, 26 лет мотавшейся за мужем-военным по гарнизонам, никого не волнует. Обычно подобные вопросы командование решает в пользу экс-супруги — ей разрешают остаться в служебной квартире. В данном случае этого не произошло.

— Я трижды ходил в приемную министра обороны, — заканчивает повествование Владимир. — Консультант в приемной министра мне сказал, что выход один — подавать опять в суд.

Так что майора Шевченко ждет новый виток судебного процесса. Все в тех же Краснознаменском гарнизонном и 3-м окружном суде. Когда этот путь будет исчерпан, он обратится в надзорную инстанцию — Московский окружной военный суд. Может быть, там наконец смогут разобраться в его неординарной ситуации.

Комментарий военного юриста:

 — У майора Шевченко есть вариант решения проблемы. Ему нужно отказаться от этой трехкомнатной квартиры, которая по нормам не проходит для проживания шести человек, трое из которых несовершеннолетние дети. Во-первых, по закону должно быть по 18 метров общей площади на человека, то есть Шевченко “недодали” 11 метров. Во-вторых, согласно законодательству малолетние дети должны проживать с матерью. Но даже если ее не считать, у Шевченко в этой “трешке” получается три семьи — 21-летний сын — раз, старшая дочь с сыном — два, сам Шевченко и младшие дети. Согласно законодательству, если лица не состоят в супружеских отношениях, им положена отдельная комната. Младшие дети к тому же разнополые. То есть майору должны предоставить квартиру не менее чем четырехкомнатную и не менее 108 метров. Как правило, в таких случаях офицеру предоставляются две квартиры.





Партнеры