Китай-город по-американски

Корреспондент “МК” побывал в чайнатауне Сан-Франциско

5 декабря 2007 в 17:10, просмотров: 618

Чайнатаун есть едва ли не в каждом мегаполисе мира. Китайский квартал в центре Сан-Франциско (США) — самый “древний” из себе подобных. Большинство местных жителей не говорят по-английски и редко выходят за пределы квартала. Корреспондент “МК” побывал там, чтобы узнать, почему его называют “государством в государстве” и как его жителям удалось сохранить свои традиции вдали от Поднебесной.

— Все началось со знаменитой “золотой лихорадки” в Калифорнии, — говорит мой провожатый Джейсон, который, хотя и носит американское имя, родился и вырос в китайской семье. — С 1850-х и до 1900-х годов сюда прибывали многочисленные паромы из Гонконга с иммигрантами. Их, как и других золотоискателей, прельщала возможность разбогатеть.

Большинству это не удалось — приходилось выживать другими способами. Так, на фоне вызванных “расовой” безработицей мятежей и стычек появилась организация “шести компаний”. Этот фонд, который, кстати, действует и по сей день, был создан главами шести крупных китайских организаций, которые помогали согражданам найти работу или открыть дело в Америке.

— С их помощью в чайнатауне появились различные предприятия — например, известные на весь мир кондитерские мануфактуры, где до сих пор вручную пекут знаменитые “печенья счастья”, — продолжает Джейсон.

Однако вскоре появились и не менее известные, чем “печенья счастья”, китайские криминальные группировки, а также азиатские “улицы красных фонарей”. Это было ответом на попытки американских властей не допустить распространения китайцев по территории города и страны.

— Детям эмигрантов не позволялось учиться в государственных школах, — говорит мой спутник. — А на организацию собственных учебных заведений в чайнатауне не хватало ни средств, ни времени: все местные обитатели заботились лишь о том, как прокормить семью. Как следствие — новые поколения китайцев вырастали малограмотными и не способными ассимилироваться в американском обществе.

За разговором мы вышли на знаменитую аллею Росс, где вплоть до конца 1960-х можно было легко снять на ночь китаянку.

— Сейчас, конечно, уровень нелегального бизнеса и криминала существенно снизился, — говорит Джейсон. По его словам, этому поспособствовали многие факторы, но главным образом… 5-летняя китаянка по имени Мени Тей.

Ее история стала прецедентом. Родители малышки хотели дать своей дочери образование, но, куда бы ее ни приводили, получали отказ. Тогда они обратились в районный суд, а потом и в высший суд Калифорнии, который принял решение “равенства в разделении”. Это означало, что китайские дети имеют право учиться, но отдельно от американских школьников. Так в 1924 году в чайнатауне была создана первая школа…

Блуждая по узким улочкам, здания которых пестрят разнообразием цвета, а козырьки домов выполнены в китайском стиле, не верится, что всего в нескольких кварталах отсюда живут обычные американцы. Здесь же ничто не напоминает об Америке. Не слышно ни одного английского слова.

О комфорте в чайнатауне говорить не любят. Все, что туристам кажется национальной особенностью, продиктовано необходимостью: к примеру, известные своей дешевизной китайские закусочные. На каждом из ресторанов висят плакаты с надписями на китайском, из которых понятно главное — $3 за обед. Разумеется, трудно удержаться и не отведать местной кухни.

Больше всего хотелось отведать жемчужину кухни чайнатауна — димсам: это мясо, рыба или крабовое мясо, запеченное в тесте. Я заказала суп и димсам, попросив не затягивать с первым. По лицу официантки было сложно проследить, уловила ли она смысл сказанного, но все же хотелось надеяться, что да. Минут через 30 подоспел суп, в котором вместе с чем-то съестным плавала муха. Подозвав официантку, я вновь ощутила на себе трудности перевода. Она вместо извинений стала объяснять, будто я сама опустила муху в тарелку и теперь должна все съесть и расплатиться. “Ну уж нет”, — решила я и встала, чтобы покинуть заведение. Но женщина, крича по-китайски, настаивала на немедленной оплате. Спор продолжался до тех пор, пока она наконец не сказала: $2, please. Решив, что лучше заплатить, я протянула деньги. Но тут выяснилось, что китаянка хотела по $2 за все шесть мест за тем столом, куда мне не посчастливилось сесть. Она объясняла, что на моем месте могло сидеть много людей. “Они бы стать платить, а вы не стать!!!” — не успокаивалась она. Тогда я решила попросить совета у Джейсона, который отпустил меня в кафе одну. Набрав номер его мобильного, я получила рекомендацию все же расплатиться: “Это тебе не Америка”.

— В чайнатауне большая конкуренция за каждое рабочее место. Если хозяин заведения узнает, что клиент ушел, не расплатившись, то может уволить всех, кто работал в смене. А значит, их семьям придется голодать, — пояснил Джейсон. И я протянула официантке двадцатку.




Партнеры