Клякса за кляксой

Дизайнер Оксана Ярмольник: “Я вышла замуж, чтобы завести собаку!”

5 декабря 2007 в 15:51, просмотров: 330

Аполлон, Купидон и Соломон. Они же Аполлоша, Купидоша и Соломоша — любимцев принято называть уменьшительно-ласкательными именами. Парочка скотчтерьеров и один уэстхайленд-уайт-терьер. Этими белоснежными собачками сегодня, похоже, уже наводнена вся Европа. Пушистые существа с игрушечной внешностью способны на самую преданную дружбу, их и заводят для любви. Ну а скотчи — кто же не помнит знаменитую Кляксу, неизменную спутницу клоуна Карандаша?

— Скотчтерьер — собака моей мечты, — признается Оксана Ярмольник. — Мой папа имел отношение к цирку, поэтому я всех Клякс знала лично и обожала. Они самые смешные и обаятельные, у них неповторимый “дизайн”! Пинчер, французский бульдог, тибетский терьер, дворняжки — кого у нас только не было! Но всегда хотелось иметь именно скотча. У меня собаки всю жизнь, кроме студенческого периода. Я всегда говорила, что хочу выйти замуж только для того, чтобы в доме была собака. И первое, что мы с Леней сделали после того, как расписались, — завели скотчтерьера по кличке Чемодан.

— Как сложилась его судьба?

— К сожалению, он прожил всего два года. Чемодан погиб из-за несчастного случая. Пришли гости и подарили резиновый эспандер. Пес его разгрыз и какие-то кусочки проглотил. Это было зимой, а летом Чемодану стало плохо. Он отказывался от еды, слабел на глазах. Врачи не могли понять, в чем дело, и лечили его от других заболеваний, пока один доктор не нащупал инородное тело. Оказалось, резина осталась в кишечнике, что стало причиной непроходимости. Чемодана прооперировали, но он был такой слабенький, что не перенес наркоза. Мы очень горевали, это была ужасная трагедия. Единственное, что могло нас вывести из этого состояния, была другая собака, и мы завели новую “Кляксу”, которую назвали Батоном.

Оксана ставит на стол тарелку с колбасой, и Соломон уже тут как тут. Стоит столбиком, как суслик, и клянчит угощение. Хозяйка протягивает ему кусочек и улыбается: “Вот так мы распустили собак — даем со стола. А как не дать?”

Три собаки — это уже много. К тому же третий всегда лишний. Вот и Аполлон с Купидоном дружили против Дмитрия Егорыча, дворняги, прожившей в доме 17 лет. В прошлом году пес ушел в мир иной, и Ярмольники вдруг почувствовали, что домашняя гармония нарушилась, и поняли, что все-таки без третьей собаки не обойтись. На семейном совете долго спорили: кого завести?

— У Лени новая страсть — фокстерьер, — рассказывает Оксана. — Наша дочка Саша хотела джека-рассела. Я люблю и тех, и других. Но у них разный темперамент. У джека-рассела пропеллер в одном месте. Он замучает наших собак, которые уже в возрасте. Поэтому решили взять еще одного скотчтерьера. Так у нас появился Соломон редкого пшеничного окраса.

Англичане свой хлеб, точнее мясо, едят не напрасно. Они могут постоять и за себя, и за хозяина. Скотчтерьер — собака серьезная, если укусит, то мало не покажется. У нее зубы, как у немецкой овчарки. Пасть откроет — там словно крокодил притаился.

— Они камикадзе, ничего не боятся, — с гордостью за своих питомцев говорит Оксана. — Мы живем за городом, и бывают случаи, когда воры заходят в прихожую, чтобы украсть первые попавшиеся вещи. Но мне не страшно оставаться дома одной. Мои английские охранники однажды уже задержали грабителя!

Летом, около одиннадцати вечера, она наводила порядок в гараже, как вдруг прибежали собаки, напряженные, нервные, на холке шерсть дыбом. С лаем повели хозяйку к двери. Она только взялась за ручку, как дверь распахнулась.

— С той стороны стоит незнакомый мужик и пытается войти в дом. Мы оба заорали от неожиданности, и собаки тут же на него накинулись. Взяли в осаду, начали кусать за ноги. Я ему сказала: “Не двигайтесь, иначе загрызут! Бежать бесполезно — догонят кого угодно!” Дала команду “Стеречь!” Он замер, а я пошла вызывать милицию.

Был случай, когда меховая команда предотвратила другое несанкционированное вторжение. Оксана сидела на диване и ждала мужа. Открылась дверь. “Лень, это ты?” — спрашивает Оксана, но на пороге появляется незнакомец с палкой. Стая с грозным лаем кинулась к двери, и он бросился наутек.

Считается, что собак заводят люди, которым не хватает нежности, любви, заботы о ком-то. У Ярмольников есть и то, и другое, и третье. Просто они не понимают, как можно жить без существа, которое смотрит на тебя преданными глазами. В этом доме собаки и дети, и друзья, и меньшие братья. Они создают особый уют и гармонию в семье.

— У них нет никаких ограничений и запретов, — Оксана целует в нос Соломона. — Тем более что скотчи вообще считают себя центром вселенной. Все вертится вокруг них. Даже солнце всходит для них. А мы, их хозяева, — что-то вроде обслуживающего персонала. Когда Аполлон в хорошем настроении, он может к тебе подойти и наградить любовью. Но если на него нападает английский сплин, лучше не трогать. Ну, встал не с той ноги — все как у людей. Без них даже скучно спать. Обнимешь живое существо, прижмешься к теплому бочку и засыпаешь под уютное сопение. А светскую жизнь для собак мы давно отменили. У нас были собаки, которые снимались в телевизионных программах. Трудно отказать друзьям, которые приглашают в свою передачу, но потом понимаешь, что замучил своего питомца, заставил его нервничать, а в итоге потерял целый день.

Пока мы разговариваем, уэстхайленд Купидон подходит к шкафчику и красноречиво кивает головой на дверцу. Оказывается, пес пришел за сушками. Эта невероятно умная собака умеет говорить и выражать свои желания. Поэтому хозяева всегда понимают, что он хочет. Тянет к двери — надо погулять, устраивается на диване — включай телевизор. Впрочем, вечерний просмотр — ритуальное мероприятие для всех питомцев.

— У наших собак нет любимой передачи, — рассказывает Оксана, — а вот, например, Гектор у Саши Адабашьяна — просто фанат телевизионный. Его любимая программа “Дог-шоу”. Когда звучит знакомая мелодия, он летит на этот звук даже с улицы. А стоит только телевизионной собаке уйти из кадра, как Гектор вскакивает и бежит за телевизор, чтобы проверить, куда она делась.

Гостей троица особо не жалует, потому что из-за этого нарушается привычный режим. Сначала собаки, конечно, радуются, но быстро устают от шума. А потом, им не нравится, что хозяева еще кому-то уделяют внимание.

Когда гости наконец уходят, собачья компания тоже выходит в прихожую. Купидон смотрит на каждого холодным взглядом, потом переводит глаза на Оксану и облегченно вздыхает: “Наконец-то! Какое счастье!” Теперь можно и хвостом повилять, и устроиться на любимом диване.

А однажды Соломон, будучи в щенячьем возрасте, отличился. Пока Андрей Макаревич играл с Леонидом Ярмольником в бильярд, пес сгрыз ботинок гостя. Когда Макаревич спустился вниз и увидел, что осталось от обуви, он потерял дар речи.

— Макару очень нравились эти туфли, которые он купил в Лондоне. Он показывал их с гордостью: “У “Битлз” были такие же!” В общем, Леня поехал в Лондон и купил ему новую пару этой же марки. Я говорила: “Зачем ты привез два? Отдал бы один ботинок!” Но нашу обувь Соломон не трогал. Собаки чувствуют людей. Андрей Макаревич тоже очень любит собак, но по-другому. Он более строг с ними, чем мы, что, наверное, правильно.

Помимо своих питомцев в этом доме периодически появляются бездомные и потеряшки. Оксана и Саша подобрали много собак и всех устроили. Не было в их жизни случая, чтобы хвостатый бомжик остался бесприютным. “Когда ты этим начинаешь заниматься, выстраивается целая цепочка людей, готовых прийти на помощь, — говорит она. — Уже семь лет у моей подруги живет собака, которую я подобрала. Ее мама каждый раз говорит: “Оксана, вы подарили нам такое счастье!”



Партнеры