Огонь “Матисса”

Принес лауреату $20 тыс.

6 декабря 2007 в 18:04, просмотров: 901

Гости собрались в зале “Суздаль” Золотого Кольца за полчаса до торжественного обеда. Соки, шампанское, белое итальянское вино, ананасные квадратики с сыром на разноцветных палочках — все это было несущественно для литературной братии. В воздухе носился вопрос: Дмитриев или Иличевский? Кто же получит “Букера”?

Андрей Дмитриев, отыскав обозревателя “МК”, подошел, обнял и поблагодарил за “внимательное прочтение романа”. Замечательный прозаик, попыхивая ароматной трубкой, признался без всякой позы:

— Если получит Иличевский, я буду рад за него. Мне нравится его “Матисс”.

Невиданные в сопернике объективность и доброта меня поразили. Все искали глазами Иличевского, а он появился только перед самым торжеством. Подошел ко мне, поздоровался. Странное дело — за плечами у писателя, как ангел, притулился ранец. Что это? Талисман? И вспомнилось личное признание автора в конце “Матисса”: “За солнцем, впряженным в будущее… С огромным, как воздух, ранцем, набитым шестьютысячелетьем, — плыть и плясать первоклашкой…”

Тайну первенства до времени не выдавали ни литературный секретарь, профессор Игорь Шайтанов, ни председатель жюри, замечательный писатель Асар Эппель. Но все-таки наступил миг, и Эппель произнес: “Победил Александр Иличевский”. Праздничная публика радостно захлопала и бурно выражала свое удовольствие. 37-летний лауреат взмахнул руками, словно стремился взлететь. Он благодарил журнал “Новый мир”, где впервые был опубликован “Матисс”.

Студенческое жюри отыскало своего лауреата — Майю Кучерскую. Филологическую молодежь увлек ее роман “Бог дождя”.

— Саша, каковы впечатления от букеровского торжества? — спросила я у победителя.

— Все было превосходно. Я счастлив и еще не могу поверить в победу моего романа. Еще ощущаю легкое похмелье.

— А какое настроение сегодня?

— Настроение прекрасное, отличное. Мои друзья и сослуживцы на радиостанции “Свободы” поздравляют меня — это наша командная победа.

— Ты ощущал поддержку “МК”?

— Конечно. И “МК”, но прежде всего вашу поддержку, Наталья Александровна, и ваших рецензий на мой роман.

— А сердце бьется в упоенье?

— Это упоенье я ощутил лишь в первый миг, когда Эппель назвал мое имя. А сейчас оно бьется ровно.

— В поэтической концовке романа ты обещал закутать любимую в шубу из солнечных зайчиков. Не собираешься потратить часть из премиальных 20 тысяч долларов на шубу любимой Илине?

— Нет. Эти премиальные деньги — совсем для другой цели: потратим их на новое путешествие в одну из восточных стран.



    Партнеры