Вокруг шеста за 80 дней

Особенности национального стриптиза

7 декабря 2007 в 16:18, просмотров: 2345

Эта девушка нашла нас сама. “Все, что пишут и говорят СМИ про наших путан за границей, — ложь! Никто там не заставляет наших девушек продаваться, они продаются сами. Я работала в 25 странах и знаю владельцев всех стрип-клубов Европы по именам. Хотите расскажу, что там на самом деле происходит? Тогда с вас ужин…”

Миловидная блондинка с короткой стрижкой. Мягкий взгляд с поволокой, трогательная родинка над губой.

Никогда не подумаешь, что эта молодая женщина, что называется, повидала мужчин — из Алжира, Бахрейна, Германии, Италии, Франции, Хорватии, Боснии, Испании, Португалии, Японии, США, Голландии, Чехии, Греции, Турции, Сербии.

Правда, как только Наталья начинает говорить, все встает на свои места. Богатый жизненный опыт в ней выдают хрипловатый прокуренный голос и растянутая речь, изобилующая сленгом… Прикуривая сигареты одну за одной и опустошая бокалы с пивом, она рассказывает:

— Не верьте, когда слышите, что наших девчонок заставляют продаваться! Все они, поверьте, знают, куда и зачем едут. Просто за границей, попадая под облавы, девчонки вынуждены говорить, что их силой удерживают, чтобы не угодить в тюрьму. На самом деле, вернувшись на родину, “рабыни” снова идут на панель.

Я сама часто находила работу по объявлениям в газете или через Интернет… Как только звоню, сразу спрашиваю: “У вас работа с интимом или без?” Конторы всегда честно отвечали, а я уже думала, соглашаться или нет.

— А как же сексуальные рабыни, которых накачивают наркотиками, силой удерживают?

— Вранье это! Я только однажды за 12 лет работы слышала такую историю!  Сама не сталкивалась никогда!

По словам Натальи, найти подобную работу за границей проще простого — открыл газету или залез в Интернет. Надо лишь уточнить, что именно  придется делать. Работодатели сегодня ничего не скрывают. Бизнес этот давно и четко отлажен. Девушки получают легальные рабочие визы и настоящие загранпаспорта.

Занимаются наймом крупные агентства. Недостатка в кадрах у них нет. По словам Наташи, половина ее родного Тамбова сегодня обитает в Испании — девушки работают в барах, ресторанах, клубах. “Приходишь на дискотеку и только успеваешь здороваться — бывшие соседки и одноклассницы там”. И такая работа считается престижной! Даже отцы спокойно отпускают дочерей со словами: “Какая разница — здесь ты будешь проституткой или там”.

Хотя зачастую клубы ищут вовсе не путан, а танцовщиц или девушек для консумации. Но разнеженным сладкой жизнью и вниманием иностранных мужчин девчонкам все труднее вернуться к прежней жизни.

Самым выгодным считается контракт в новом клубе со стабильной зарплатой и чаевыми. Условия обсуждаются еще до отъезда.

— Есть страны, куда девочек из России и СНГ везут только для занятий проституцией, например ОАЭ. Но на такую работу соглашаются только украинки, молдаванки, белоруски. В других государствах, наоборот, секс находится под запретом — например, в Боснии или Японии.

— Ну а как же полиция?

— Чаще всего у владельцев таких заведений все схвачено. В Праге я работала в самом центре города, в Милане, Париже, Ницце — тоже. И только однажды в жизни меня депортировали. Это было в Португалии…

 В стриптиз Наташа попала сразу после школы. Подруга сказала, что ее приятель набирает девушек для варьете.

— Он посмотрел на нас и спрашивает: “Хотите работать в Японии?” — “А что делать надо? Трахаться?” — “Нет, только танцевать, но топлес. Получите 5000 долларов”. Мы с подругой переглянулись: “Блин, здесь за бутылку шампанского отдаемся, а тут Япония на халяву, еще такие деньги платят! Да не вопрос!”

Меня тогда все отговаривали: куда ты едешь? Тебя убьют или продадут в рабство! Если бы они знали, что моя жизнь после этой поездки перевернется на 180 градусов…

 “Японцы любят ездить с женами в гостиницы”

Через два года Наташа вернется в родной город не только живая, но еще и с мужем-миллионером. Все тамбовские девчонки тут же бросятся в агентство по найму. А профессия стриптизерши станет самой престижной в городе… А тогда, стоя на платформе японского города Осака, Наташу трясло от страха — из группы в 20 человек, которая прилетела вместе с ней в Токио, она осталась одна. Остальных девушек распределили в другие города.

— Меня встретил мужчина средних лет — менеджер клуба. Отвез в отель. Вечером он заехал за мной с хозяином, повезли в ресторан, накормили. Я все ждала: сейчас начнут намекать на секс! Но ничего такого не произошло… В клубе, где я работала, было несколько тумб, на которых я должна была танцевать по несколько минут. Все остальное время я сидела в подсобке и таскала из холодильника пиво. Японки в клубе тоже работали, была даже дама лет 50, живая такая…

В день на еду Наташе выдавали $10—20 плюс чаевые. Если за ночь получалось $100, девушка плакала — это было мало.

Поклонники у Наташи появились почти сразу. Когда контракт закончился, один из ухажеров сделал русской танцовщице предложение.

— Японские мужчины платили по 1000 долларов за ночь нашим девочкам. У меня было сразу два любовника. Но своего будущего мужа я очаровала тем, что после проведенной ночи денег не взяла: “Ты что, я же по любви!” Он очень растрогался… Ему было уже 40 лет, и он очень хотел жениться.

По выходным Наталья с женихом ездила в лав-отели — закрытые гостиницы, где номера сдаются на час. В пятницу и субботу свободных мест там было не найти.

— Эти отели очень любят японские пары, как женатые, так и холостые. Выбираешь на сайте номер — они бывают стилизованными под каюту, джунгли, восточный шатер. Выбираешь день и время. Когда подъезжаешь к отелю, кидаешь в специальную трубу деньги. Полная анонимность. В каждом номере огромный телевизор, по которому крутят порно. На кроватях — эротические игрушки, презервативы...

После свадьбы жениха как подменили. В клуб ходил без жены, денег не давал. Житье в японских семьях оказалось — не сахар. Супруг гуляет где и когда вздумается, многие бьют жен. Когда японец стал поднимать на молодую жену руку, терпение Натальи лопнуло…

При разводе ни красивый дом, ни дорогая машина Наташе не светили. Прожили вместе недолго, вида на жительство не было, общих детей — тоже. Поторговавшись, она все же выбила сумму, которой ей хватило на покупку квартиры в Москве. Первую квартиру…

Театр без трусов

Девушки из высшего общества едут в Милан на шопинг, а Наташа отправилась туда работать в театре стриптиза.

— Так называлось наше заведение в самом центре Милана — стриптиз-театр. Здесь была настоящая многонациональная труппа из 30 человек. Румынки, венгерки, украинки, вся Восточная Европа.

Как в настоящем театре, здесь было три отделения. Первое — гоу-гоу, когда на сцену выходит много девушек, танцующих топлес, они собирают с посетителей деньги и уходят. Второе — полный стриптиз, а третье — выступление порнозвезды с Украины.

— Последней выступала, как и полагается, прима театра — красивая блондинка, как две капли воды похожая на Памелу Андерсон. Это был отличный номер! Даже наши девчонки-стриптизерши возбуждались! Я сама подходила к сцене посмотреть ее выступление.

Все роли в театре были распределены и периодически менялись. Однажды Наталья, которая выступала всегда в первой части “марлезонского балета”, увидела себя в списках актрис второго отделения — на полном стриптизе.

— Когда я увидела свое имя в списках, была в шоке! Я же никогда раньше не раздевалась целиком! Ну, бывали приват-танцы, в отдельных кабинках, но там же лишних зрителей не было.

Со страху я выпила несколько коктейлей и так осмелела, что минут 20 танцевала нагишом…

О Милане, городе бутиков и музеев, у Наташи осталось только одно воспоминание. “Жадные эти итальянцы! Мне мой менеджер обещал: “Как приедешь, тебе сразу “Ламборджини” подгонят, в деньгах купаться будешь!” А в итоге — заработала немного, да там же все и потратила!”

Блондинки в законе

Сиам считается Меккой секс-туризма. Неудивительно, что сюда попала и Наташа. Работу в ночном клубе Паттайи Наташа вспоминает с ностальгией.

— Шикарный был контракт! Хозяйка заведения, тайка по имени Анна, хорошо к нам относилась. Но общались мы в основном с менеджером — швейцарцем. Мы не тратили деньги на питание и одежду, нас даже возили на экскурсии. В номере был мини-бар с виски, водкой, пивом — пей не хочу! Было весело! Только местная кухня сначала показалась очень острой, а виски — ужасным, но потом привыкли.

Девушкам купили красивые костюмы на рынке и решили всех перекрасить в блондинок. Дело в том, что девиз этого заведения был: “Только у нас — настоящие блондинки из России!”

— Мои рыжие волосы красили часов восемь. И на голове была пакля серого цвета.

Наталья и ее товарки оказались в Таиланде аккурат во время цунами. К счастью, до них разрушительная волна не дошла. Зато дошли пять (!) американских военных кораблей, присланных на “помощь от последствий цунами тайскому народу”.

— Не знаю, как эти военные помогали тайцам, но нам они точно помогли, — смеется Наташа. — Американцы — щедрые ребята, всегда давали хорошие чаевые…

В Таиланде большая конкуренция, стриптизерш там больше, чем туристов. Но к иностранным коллегам тайки относились дружелюбно. Проблем с полицией у нас никогда не было, мы работали по рабочим визам. Более того, местные стражи закона заступались за нас. Однажды русский турист снял местного трансвестита. А платить потом отказался, сказал: “Я думал, это девушка, а оказался парень!” Путана тут же вызвала полицейского, и он припугнул халявщика: плати, иначе заберем в участок! Пришлось тому раскошелиться…

Здоровье нации превыше всего

— Самая халявная работа — в Турции, — считает Наталья. — Сидишь за столиком, напиток попиваешь, мужики к тебе сами подсаживаются. А в Европе нужно самой за мужиками бегать, развлекать их, разговаривать.

Правда, есть одно “но” — законы в Турции строже, чем в других странах, и нелегалам грозит немедленная депортация, что для Наташи и ее коллег равносильно смерти.

В клубе, где работала Наташа, охранник предупреждал девочек о приближении людей в форме загодя. Те сразу прятались под столики. Но однажды охрана все же прозевала облаву.

— Забрали всех — и турчанок с паспортами, и нас, иностранок. Привезли в какое-то здание с решетками. Думали, тюрьма, оказалось — больница. Всем сказали, что сейчас будет медосмотр. Если у кого-то обнаружат венерические заболевания — депортируют.

Я испугалась, сижу, курю, а сама думаю: “Чтобы я еще раз куда-нибудь поехала! Да никогда в жизни!” Рядом трясется молоденькая девчонка из Воронежа. Говорит: если отпустят, сразу домой поеду, в Воронеж. Она работала на консумации. Ей было 19 лет, а на вид больше 14 не дашь. К тому же — девственница. Я ей говорю: “Иди первая, чтобы врач сразу обалдел, а я уже за тобой…”

Сначала сдали кровь из вены, потом нас повели к гинекологу… После анализов ждали еще несколько часов.

Турчанок стали отпускать, а мы сидим… Приехали какие-то полицейские в штатском, а скоро и наш босс с нашими паспортами. Забрал нас и повез… обратно в клуб. Как уж он там договорился с властями — неизвестно.
Но знаешь, что самое смешное? Та девственница, которая собиралась вернуться домой, спросила, когда мы вернулись в клуб: “Наташ, как думаешь, если я турецкий выучу, у меня больше клиентов будет?”

Взрывоопасный стриптиз

В Ниццу, где сейчас отдыхает весь столичный бомонд, Наташа попала по объявлению. Престижный курорт ассоциируется у нее со взрывами и кокаином…

— У нашего клуба были два хозяина — русский и француз арабского происхождения. Мы работали на консумации. Наш клуб находился прямо на набережной, возле казино, в полуподвальном помещении. Это было закрытое заведение. Чтобы попасть сюда, надо нажать звонок, охранник смотрит в глазок и решает, впускать посетителя или нет. Вход — платный. Публика сидела в общем зале. Если клиент сразу покупал девушке бутылку, мог отвести ее в отдельный зал.

Работали здесь украинки и венгерки. Мы все жили на вилле хозяина. Ходили в клуб в основном гастарбайтеры — португальцы, которые работали во Франции на стройках.

Однажды хозяин пригласил друзей, они сидели в кабинете. У него вообще были те еще друзья, приторговывали оружием, кокаином. Во Франции кокса вообще очень много. Вдруг раздается взрыв. Мы — на улицу. Думали, убивают хозяина и нас всех порешат! Оказалось, кто-то принес с собой гранату, а она взорвалась. Этому “шутнику” оторвало руку, а нашему хозяину осколком выбило глаз. Мы его потом так и звали: Одноглазый.
Утром к нам на виллу пришел переводчик: поедем в полицию давать показания. Документы у меня были в порядке и виза стояла, я поехала.

Через 4 дня хозяина отпустили, а клуб заработал снова.

Туристка с шестом

Сейчас дела у Наташи идут не очень хорошо. 30 лет для стриптизерши - почти старость. Выгодных контарактов все меньше. От былых богатств остались только квартира и небольшой бизнес, который помогает сводить концы с концами.

— Всю жизнь искала принца, но пока не нашла, хотя наших девчонок везде любят — и в Европе, и на Востоке, — говорит Наташа. — Языками я не владею...

— А хотите скажу, где мужа-иностранца лучше всего искать? В Чехии! Туда сейчас вся Европа ездит на выходные. Едут познакомиться и найти себе пару, в Европе с красивыми женщинами туго.

…Последняя поездка Натальи была в Хорватию. Но зарплата в 40—50 евро за вечер девушку не впечатлила. Сейчас путешественница рассматривает предложения из Греции, но сомневается — оклада нет, только процент с выпивки, и тот небольшой.

— А в Москве заработать нельзя? Зачем ездить в такую даль?

— Можно, но здесь деньги быстро улетают. А там — их откладываешь и приезжаешь домой с солидной суммой на руках. И потом, я путешествовать очень люблю...



Партнеры