Какая дорога ведет к храму?

На реставрацию церквей будет тратиться 2 млрд. рублей в год

9 декабря 2007 в 17:50, просмотров: 424

Год приближается к концу, и Роскультура подводит первые итоги. Одна из самых актуальных тем сегодня — реставрация памятников истории и культуры, переданных в пользование религиозным организациям. Какие проблемы мы имеем на этом фронте? Ведь речь-то идет о гигантских масштабах работы: если памятников культурного наследия всего около 24 000, то где-то 70% из них — это как раз церкви (и не только православные), оно и неудивительно — а что еще такого уникального могло остаться с былых времен? За комментариями “МК” обратился к заместителю главы Роскультуры г-ну Киселеву, непосредственно курирующему этот вопрос.

Уже с 2004 года существует целевая программа по бюджетному финансированию реставрационных работ на объектах культурного наследия, переданных в пользование церкви.

— Феликс Викторович, а средств выделяется достаточно?

— Если честно, то проблемы с финансированием будут всегда. Ведь реставрация — очень специфический вид деятельности: она растянута на длительное время, сложна технологически, иногда требуются и конструктивные изменения — всего-то сразу не предусмотришь. Но в любом случае наша работа — это огромное подспорье для Русской православной церкви, тем более что сумма ежегодных бюджетных вложений на реставрацию с 200 млн. в 2004 году возросла до 1,5 млрд. рублей в 2007-м. А это позволяет расширить географию реализации программы, увеличить перечень объектов…

— Каковы реальные результаты целевой программы на сей день?

— Да, чтобы решить проблему разом, так сказать, в масштабах страны, денег недостаточно. Но все же некоторые положительные результаты за годы существования программы у нас есть.

Во-первых, все внимание было направлено на уникальные объекты, которым грозило полное физическое уничтожение. Противоаварийные работы были проведены в храме Рождества Богоматери в селе Бакланское (Курганская область), в церкви Смоленской иконы Божией Матери в Старом Селе под Москвой, в церкви Святой Троицы в Захарьине под Новгородом и многих-многих других. Сейчас эти объекты выведены из аварийного состояния и там проходит плановая реставрация, после которой будут возможны богослужения.
Далее. Особый подход требуют объекты, традиционно считающиеся центрами духовной жизни и особого почитания верующими. Так, на широкомасштабную реставрацию Троице-Сергиевой лавры было затрачено в 2006—2007 гг. около 59,5 млн. рублей, Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря — 25,4 млн., Успенского собора в Смоленске — 30,3 млн. Здесь список длинный, важное место в котором занимает реставрация Казанского кафедрального собора в Санкт-Петербурге, на которую в 2006—2007 гг. было затрачено более 120 млн. рублей.

— Какие проблемы возникают у вас в контакте с представителями церкви?

— По счастью, за эти три года отношения у нас выстроились нормальные. А проблемы… Они есть всегда. Одна из основных — это подготовка документов. Так сложилось, что церковные объекты в принципе не обладали какой-либо маломальской документальной базой. А сейчас время такое, что у каждого прихода должен быть на руках полный комплект как технических, так и юридических документов. Вот и была создана внутри церкви некая “группа быстрого реагирования” (возглавляет ее отец Александр, в миру Абрамов), которая и занимается всеми этими вопросами с конкретными приходами. И группа эта нам очень помогает, ведь не в каждом приходе есть специалисты, глубоко знающие законодательство…

В завершение стоит сказать, что принятый в этом году бюджет на 2008—2010 гг. предусматривает выделение
6 млрд. рублей (с разбивкой по 2 млрд. на каждый год) как раз на проведение мероприятий, связанных с реставрацией церквей. Разумеется, не всех подряд, а именно памятников истории и культуры, занесенных в реестр. В 2007 году число таких мероприятий составило 66 777.

— Не могу удержаться от вопроса по поводу приватизации объектов культурного наследия, которая юридически будет возможна с 1 января 2008 года… Какие здесь подводные камни?

— Я пока не вижу, как это будет работать на деле. На мой взгляд, наше законодательство в целом к этому не готово. Подводные камни? Вот взять хотя бы Европу… Там основной фактор существования приватизированных объектов культурного наследия — это то, что они открыты для осмотра. А в России мне пока трудно представить, как какой-нибудь банк, купивший старинный особняк, будет пускать туда обычного посетителя для осмотра палат Юсуповых или иных князей… Нет, это серьезнейший вопрос! Не знаю, какой путь предложит высшее руководство страны, но я бы посоветовал сначала опробовать схему приватизации на одном-двух пилотных объектах, чтобы потом не было стыдно…



    Партнеры