Николай Щелоков: герой и жертва

Сын министра написал всю правду об отце

11 декабря 2007 в 19:56, просмотров: 674

13 декабря исполнится двадцать три года со дня кончины Николая Щелокова. Член ЦК КПСС, министр внутренних дел СССР застрелился — после смерти Брежнева его обвинили в коррупции, исключили из партии, лишили поста и генеральского звания... “Николай Щелоков. Герой своего времени и его жертва” — скоро увидит свет книга под таким названием, в работе над которой использованы уникальные архивы. Один из авторов книги — Игорь Щелоков, сын Николая Анисимовича. Отрывки из рукописи он предоставил “МК”.

* * *


Из дневника Николая Щелокова: “В своей жизни я всегда шел прямой дорогой, не примеряясь ни к чему. Может, это происходило потому, что в жизни я почти никогда не обжигался, а поэтому всегда шел смело и прямо вперед, с одной только целью, с одной ясной идеей для себя: работать, постоянно выискивая в работе новое”.
* * *

Николай Анисимович родился 26 ноября 1910 года на станции Алмазная в Луганской области Украины в семье металлурга. Вынужденный работать с 12 лет коногоном на шахте, Николай Щелоков тем не менее хорошо учился и много читал. С ранних лет увлекся живописью, проявив незаурядный талант. В 14 лет создал портрет Тараса Шевченко. (Его картины до сих пор хранятся в Стахановском музее.)
* * *

Самое яркое впечатление от военных лет у Щелокова осталось от пребывания в 218-й Краснознаменной Ромодано-Киевской стрелковой дивизии. В действующую армию Щелоков ушел добровольно, хотя имел и бронь от призыва... В 1943 году в Краснодаре Николай Анисимович знакомится со своей будущей женой — Светланой. Она работала в медсанбате. Несмотря на то что муж был старше ее на 17 лет, брак оказался счастливым. В мирное время фронтовая медсестра поступила в мединститут. Со временем у Николая и Светланы Щелоковых рождается сын Игорь (позже дочь Ирина). Когда по православному обычаю Игоря крестили в церкви, Леонид Брежнев стал его крестным отцом.
* * *

Работу Брежнева заметил Сталин и направил его восстанавливать Молдавию. Сталин разрешил Брежневу набрать себе в помощь группу специалистов. Николай Щелоков был в их числе. Кстати, сегодня мало кто знает, но именно он распорядился разливать молдавские марочные коньяки в бутылку, известную нам по знаменитому “Белому аисту”. Ее образец Николай Анисимович привез со Всемирной выставки в Брюсселе в 1957 году. “Когда берешь эту элегантную бутылку в руки, то такое впечатление, что обнимаешь за талию девушку”, — с улыбкой говорил он.
 
* * *

Решение принять пост министра общественного порядка (МВД) СССР далось нелегко. Светлана Владимировна долго и настойчиво отговаривала мужа. Игорь Щелоков стал свидетелем такого разговора: “Папа старался шутить, чтобы подбодрить расстроенную маму: “Ну, вот у меня теперь снова ординарец будет… Не волнуйся”… Мама даже не хотела слушать, мне запомнилась ее фраза: “Коля, тебя или убьют, или ты сам застрелишься…” Ведь судьба предыдущих министров была незавидна”.

Генерал-полковник В.М.Соболев вспоминает: “Я с министром был в командировке на Кавказе. Мы приехали в одно из районных управлений, сотрудники выстроились в шеренгу. Один одет так, другой так, кто в шинели, кто в бушлате… Министр говорит: “Что это за войско пошехонское? Не то милиция, не то чучела какие-то”.

Милиция теряла общественное доверие. Осложнения взаимоотношений вызывало у населения применение резиновой палки, введенной по приказу министра Вадима Тикунова. Распоряжением Щелокова, считавшего, что “палка легализовала битье людей”, применение дубинки было отменено.

Милицию переодели в новую форму. Министр лично занимался ее разработкой, выписал из архивов Ленинской библиотеки специальную литературу. Знакомые дипломаты по просьбе министра передавали каталоги оснащения, обмундирования сотрудников органов внутренних дел западных стран: полиции США, итальянских карабинеров...

Не все одобряли новую структуру, возросшие затраты. А Щелоков не уставал доказывать: нищая милиция опасна для общества, государства. Не нравилось, что есть у министра возможность напрямую обговаривать принципиальные вопросы “на самом верху”. Особенно это тревожило набиравшего политический вес главу КГБ Юрия Андропова.

“Брежневский любимец”, “фаворит”, “удачливый министр”, “всемогущий глава МВД” — какие только ярлыки не были в ходу...



Партнеры