“Олимпийский забег” Евтушенко

Поэт желает скептикам съесть собственные шляпы

11 декабря 2007 в 18:09, просмотров: 668

Все началось шесть лет назад, когда редактор программ Кремлевского Дворца съездов Алена Трозанова начала героически добиваться того, чтобы поэзия снова зазвучала под сводами этого зала. Поэзия в Кремле зазвучала. А сегодня, 12 декабря, Евгений Евтушенко уже в “Олимпийском” представит программу “Идут белые снеги…”.

Вспоминает поэт: “В 2000-м я согласился на предложение выступить в Кремле. Ведущий Дима Дибров заранее пожалел меня: “Евгений Александрович, при слушании стихов надо думать, а у людей сейчас нет на это времени. Даже если придет ползала, для вас это будет как катастрофа!” — “А если они все-таки придут?” — “Тогда я готов съесть свою шляпу!” — воскликнул Дима. И когда я вышел на сцену, я боялся, как Вий, поднять веки. Но подняв, увидел: даже вдоль стены стояли люди. Дима, как насчет съесть шляпу?..

Но сейчас я опять волнуюсь, что произойдет 12 декабря. На сей раз я говорю об Олимпийском комплексе в Москве. Я был первый и последний поэт, выступавший в этом зале с вечером, зал был полон, но это было 25 лет назад.

Сегодня я буду не одинок на сцене. Вечер ведет Михаил Задорнов — наш лучший сатирик. Он привозит с собой молодежный театр из Риги, который исполнит уникально заводное попурри из лучших песен. Будет премьера рок-оперы на мои слова “Идут белые снеги…” композитора Глеба Мая, будут петь Харатьян, Смеян, Алешин. К этому вечеру выйдет и тысячестраничное лучшее собрание моих стихов “Весь Евтушенко”...

РОБЕРТИНО ЛОРЕТТИ

Помню, слушал на рассвете
Ледовитый океан
то, как пел ему Лоретти —
соловеистый пацан.
И не знал он, Робертино,
гость матросского стола,
что работка-работина
нерп в ловушку зазвала.
Были в наших ружьях пули.
Каждый был стрелок — будь спок!
Мы в обман тебя втянули,
итальянский ангелок.
Наша шхуна-зверобойка
между айсбергов плыла.
Мы разделывали бойко
нерп заманенных тела.
Я, красивый сам собою,
фикстулявший напоказ,
первый раз был зверобоем,
но клянусь — в последний раз.
Молодая, видно, нерпа,
не боясь задеть винты,
как на нежный голос неба,
высунулась из воды.
Я быв вроде и тверезый,
но скажу не для красы,
что садились ее слезы,
чтобы послушать — на усы.
Что же ты не излечила
от жестокости всех нас,
песенка “Санта Лючия”,
выжимая боль из глаз?
И не знаю, уж как вышло,
но пальнул я наугад.
До сих пор ночами вижу
непонявший нерпин взгляд.
Сна не знаю окаянней:
до сих пор плывет оно,
не расплывшись в океане,
темно-красное пятно.
До чего все это гнусно
и какой есть злой шаман,
превращающий искусство
в усыпляющий заман.
Невеселая картина…
У меня кромешный стыд,
что Лоретти Робертино
мне мой выстрел не простит.

Евгений ЕВТУШЕНКО.
Произошло в 1964 году.

Написано в 2007-м.



Партнеры