Горы от ума

Альпинист из Климовска семь лет встречает Новый год на высоте

11 декабря 2007 в 16:45, просмотров: 757

У каждого из нас своя новогодняя традиция. Одни 31 декабря ходят с друзьями в баню, другие собираются всей семьей за празднично накрытым столом, а третьи… совершают безумные поступки, которые сами по себе претендуют на чудо. Уникальный способ встречать самый веселый праздник в году придумал Максим Шакиров из Климовска. Пока народ под бой курантов откупоривает шампанское, чтобы закусить его салатом оливье, он штурмует очередную горную вершину. А 1 января, вместо того чтобы мучиться похмельем, наслаждается волшебными зимними пейзажами с высоты в несколько тысяч метров. Такое вот хобби у человека.

Кто не рискует...

Профессиональным альпинистом Максим никогда не был. Но горы обожал всегда. Во многом благодаря отцу, который поставил его на горные лыжи еще в раннем детстве. С тех пор закрутило. В советское время, когда многие сверстники и слыхом не слыхивали про такое развлечение, Максим уже уверенно чертил синусоиды по снежному покрывалу Эльбруса. Каждая поездка в горы была для него как глоток кислорода. Раз в год не съездил — считай, задохнулся…

— С альпинистами я встречался часто, но никогда не думал, что сам так крепко подсяду на это дело, — говорит Максим.

— В голову по-настоящему ударило, когда искал идею, как встретить Миллениум. Сами понимаете, встретить хотелось так, чтобы… Словом, решили с ребятами идти на Эльбрус, тем более что опыт восхождения на него уже был.

Несмотря на приличную подготовку, задача перед смельчаками стояла непростая. Мало того что зимние восхождения на гору очень редки, штурмовать вершину предстояло ночью. Получался какой-то тройной экстрим. Но альпинистов это не испугало, и утром 31 декабря все вместе они выдвинулись в поход на высшую точку России и Европы.

— Около полуночи мы взошли на вершину. Ощущения непередаваемые! Будто в твоей жизни, посреди этого горного величия, появилась новая точка отсчета. Ты смог это сделать — значит, чего-то стоишь.

Уже по приезде домой Максиму вручили диплом Книги рекордов России. Оказалось, целенаправленно встречать Новый год на вершине горы до него еще никто не догадался.

Орехос и Курнохос

Сомнений на тот счет, идти на следующий год в горы или нет, у отважного климчанина даже не возникало. Из единовременной акция как-то незаметно превратилась в уникальную традицию. Максим и название для нее придумал. Длинное, но важное: “Новый год на высших точках континентов, стран и горных массивов Земли”. Оставалось придумать, где на этот раз встретить новый, 2002 год. Узнав, что Генеральная Ассамблея ООН объявила его Международным годом гор, Максим решил отправиться в колыбель альпинизма, Альпы. Утром 31 декабря он в полной амуниции уже стоял у подножия Монблана.

— Опять были те же сложности. Во-первых, зима, когда в горы стараются не ходить. Причем она в этом году выдалась очень холодной. Внизу было минус 25. Но, кстати, надо сказать, в горах мороз меньше чувствуется. В Москве при такой температуре даже холоднее, потому что влажность выше. Ну и, во-вторых, снова ночь… и снова повезло. 1 января я топтал снег на высоте почти в пять тысяч метров.

Следующий, 2003 год Шакиров с приятелем отмечал на самой высокой точке Африки, горе Килиманджаро. Чем дальше от Москвы, тем сложнее подгадать момент восхождения аккурат на полночь, поэтому Максим решил считать главной задачей подъем на вершину 1 января. Но отсчет вести независимо от местонахождения, по московскому времени. Здесь к погоде и темноте добавилась другая проблема. В горах начался камнепад.

— Буквально в нескольких метрах от нас пролетел камень величиной в два стола. Поверишь тут в чудеса на Новый год…

В 2004 год Максим вступал, находясь на Аконкагуа (Аргентина), самой высокой горе в Западном полушарии. В следующий, 2005 год его по собственной инициативе, конечно, занесло уже в Японию, на Фуджи.

— Эта гора для японцев не только национальный символ, но и настоящая святыня. Два летних месяца в году по ней текут огненные реки — это десятки тысяч паломников с фонариками поднимаются на вершину. А вот зимой на нее заходить нельзя. Там дуют сумасшедшие ветра. За две недели до нашего приезда здесь погиб гид моего знакомого. Его просто сдуло с горы и с пятидесятиметровой высоты бросило головой о камни. Я понял причину этого буйства ветров, только когда поднялся 1 января на вершину Фуджи. С противоположной стороны горы бушевал Тихий океан…

В следующем году Максим отправился в Эквадор — покорять его высшую точку, вулкан Чимборазо. Как объяснил ему сведущий в физике товарищ, если Максиму удастся подняться в Новый год на вершину, он окажется прямо над экватором и будет вращаться вокруг Земли с самой большой скоростью. Конечно, самого процесса вращения альпинист не почувствовал, зато более чем острые ощущения ему доставили погодные аномалии, которые царили в этот год на Чимборазо.

Экспедиция шла как-то наперекосяк с самого начала. Приехав в Эквадор, Максим попросил найти ему опытного гида. Главное условие — чтобы тот говорил по-английски. Ведь в горах они останутся одни, и тогда жизненно важно, что кричит тебе сквозь ветер твой проводник. 5 декабря за русским непоседой приехал жилистый эквадорец на раздолбанном “Лэнд Крузере”. Зная цель похода, их выбежала провожать чуть ли не половина крохотного отельчика.

Крик, шум, суета. Кое-как погрузились и отчалили в путешествие. Практически подъезжая к горе, Максим решил узнать у своего нового знакомого кой-какие подробности о восхождении, но на все свои вопросы слышал только однозначное “О’кей”. Только тут выяснилось, что это единственное английское слово, которое знает эквадорец.

— А потом получилось точно, как в фильме “Особенности национальной охоты”. Он по-испански, я по-русски — и, удивительное дело, понимаем друг друга. Я его звал Курносый, а он меня — Орехос, что по-испански значит лопоухий. Так и общались.

На базе, с которой начинается восхождение на Чимбаразу, спутники узнали, что в горах уже неделю идет мокрый снег. Многие альпинисты отказались от своих намерений и собирались в обратный путь. Ведь в любой момент может накрыть снежная или ледяная лавина. Но когда Шакирова это останавливало?

Поднимались на вершину по пояс в снегу. Вахту держали восемь через восемь: восемь часов “пашешь” снег, восемь — спишь без задних ног. Через два дня горовосходители были на вершине вулкана.

— Мой эквадорец всю жизнь работал гидом, ходил на эту гору раз сто, но ни разу не видел здесь столько снега. Он ходил по кромке кратера и не мог успокоиться: “Почему? Как?” По-русски я не смог ему объяснить, что последствия глобального потепления добрались и до горных вершин.

На семи холмах

За семь лет — почти половина земного шара… Со стороны может показаться, что Шакиров как минимум бизнесмен. Если не тайный олигарх. Но Максим по специальности  тренер по современному пятиборью, которое включает в себя плавание, бег, стрельбу, фехтование и конкур — преодоление препятствий на лошади. Зарплата скромная. Если бы не друзья и просто хорошие люди, сидел бы наш альпинист, как все, перед телевизором, слушал новогодние “Песни о главном”.

— Были у меня моменты, когда казалось — все, моему новогоднему проекту пришел конец. Кто мог, с деньгами помог, а больше их взять неоткуда. Так было перед наступлением 2007 года. Я тогда собрался на Олимп в Греции в честь всех Олимпийских игр и предстоящего голосования по Олимпиаде-2014 в частности. Когда понял, что поездка из-за финансовых трудностей срывается, обратился к главе Климовска Андрею Меньшову. И, представляете, он откликнулся, помог. С тех пор, на какой вершине бы я ни был, помимо моего талисмана — российского флага — я втыкаю в снег флаг города Климовска.

Одновременно Шакиров принял участие в проекте заявочного комитета “Сочи-2014”. Нужно было меньше чем за полгода поднять флаг “Сочи-2014” на пять высших точек разных континентов, которые символизируют пять колец на белом полотнище олимпийского флага. Начиная с января 2007 года Максим в составе группы альпинистов из международного клуба “Семь вершин” покорял одну вершину за другой, везде воздвигая флаг столицы Олимпийских игр 2014 года. После Олимпа, в начале февраля, была Аконкагуа, на которую Шакиров поднимался уже второй раз в жизни. 11 марта климовский альпинист вместе с флагом уже стоял на вершине Эльбруса. Оставался только пик Костюшко в Австралии и Эверест. На родину кенгуру полетел товарищ Максима, которого он попросил принять участие в проекте, а с Эверестом предстояло познакомиться лично.

— Для меня это было серьезное испытание. До этого я никогда не бывал на восьмитысячниках. Тем более у Джомолунгмы дурная слава. Ежегодно там погибают около 15 человек.

Два месяца продолжалась экспедиция на Эверест. Организм должен был привыкнуть к каждой новой высоте. Только потом можно было двигаться дальше. Выходили из лагеря на рассвете, несколько часов поднимались и спускались обратно. За ночь организм адаптировался, и тот же путь альпинисты проделывали снова. Только следующую ночь встречали уже на новой высоте. В конце пути подсчитали — за два месяца туда-обратно они протопали 250 км.

— Вершина Эвереста — это примерно шестиметровый снежный гребень. 19 мая я воткнул в него флаг “Сочи-2014”, а рядом небольшой флажок Климовска. С высоты в почти 9 тысяч метров действительно видно, что Земля круглая — взору предстает даже то, что ниже обычной линии горизонта. Трудно передать словами, что чувствует человек, когда понимает, что выше только космос. Всходило солнце. Я снял кислородную маску, вдохнул этого неземного воздуха и понял, как хочется оказаться здесь хотя бы еще раз. Ведь впереди нас ждало самое сложное — спуск. На нем обычно и происходит больше всего смертей. Поэтому у альпинистов строгое правило — поздравлять друг друга с горой только в базовом лагере.

После длительного и захватывающего путешествия по пикам пяти континентов флаг заявочного комитета “Сочи-2014” прямиком отправили в Гватемалу, на 119-ю сессию МОК. Полотнище служило талисманом российской делегации и, как мы теперь уже знаем, принесло ей удачу. В том числе и стараниями климовского альпиниста.

Рекордная мечта

 С той поры есть у Максима Шакирова мечта — встретить Новый год на Эвересте. Прямо скажем, почти несбыточная. Фокус с нарушениями всех запретов, который удавался храбрецу в других горах, на Джомолунгме может не пройти.

Всего раз, зимней ночью — 27 декабря 1982 года, на вершине в бинокль видели двух альпинистов. Те, кто провожал их из лагеря, говорили, что это были японцы. Но при спуске они погибли.

— Мой опыт восхождения на три сложнейшие вершины показал, что есть еще порох в пороховницах. Честно говоря, думал, на Эвересте силенок не хватит. Но теперь у меня есть полное моральное право хотя бы мечтать о встрече Нового года на третьем полюсе планеты.

Удачное восхождение на Эверест породило у Максима еще один честолюбивый замысел. В клуб “Семь вершин” входят всего около двухсот альпинистов со всего мира, преодолевших за определенное время семь высших точек континентов. Последний рекорд такого путешествия составил 156 дней. Климовский удалец считает, что вполне можно “отщипнуть” от этого срока еще недельку. И установить ни много ни мало новый мировой рекорд.

До встречи Нового, 2008 года практически рукой подать, а это значит… Да, это значит, что Максим Шакиров опять готовится в новую экспедицию. На этот раз он собирается покорить самый высокий вулкан в мире — Охос-дель-Саладо. Его высота 6893 м, и находится он на границе Чили и Аргентины.

— Вот только вчера авиабилет купил, — роется Максим в кармане куртки, будто боясь, что я ему не поверю.
Я верю. Во все, кроме одного.

— Новый год считается семейным праздником. Неужели жена и двое детей легко отпускают вас в такие путешествия?

— Зато я не играю в игровые автоматы.




Партнеры