Наглядные вы мои…

Таблица Менделеева за 36 724 рубля

12 декабря 2007 в 19:38, просмотров: 523

Национальный проект “Образование” помимо уникальных акций — поддержка талантливой молодежи, поощрение лучших учителей — предполагает и рутинную работу. Ну, например, оснащение школ учебно-наглядными пособиями и оборудованием. Речь идет по преимуществу о вещах, знакомых не одному поколению школьников — от портретов знаменитых ученых до химических реактивов. Вроде бы все правильно. Но программа эта вызывает нарекания специалистов. Ее называют и не проработанной до конца в методическом плане, да и вообще отставшей от времени. Почему? Попробуем разобраться.

Вот перед нами школьный учебный компьютер. Побольше по размерам, чем “наладонник”, но поменьше, чем ноутбук. В принципе на нем можно делать все те вещи, что и на обычном компе, но главное его предназначение все же научная работа. Пусть и на школьном уровне. К компьютеру можно подсоединить ряд датчиков — тепла, влажности и других химических и физических величин, в него встроен аналого-цифровой преобразователь. Проводит ученик опыт — и на экране сразу же в виде графика высвечиваются все полученные в ходе опыта данные. Читайте, делайте выводы, сами совершайте мини-открытия. А можно соединить компьютер с микроскопом и рассматривать почки у березы, клеточное строение тканей — да все что угодно. Есть и обучающие программы по географии — интерактивная карта Москвы, например.

А сотрудники столичного центра образования “Технологии обучения” показывают мне и учебные конструкторы, в которых можно самому собрать солнечные батареи. Поставьте их под лампочку, присоедините к собранной из того же конструктора мельнице — батареи станут давать энергию, а мельница вертеться. А есть и обучающие наборы для начальных классов, самые разные. Просто, но эффективно — например, можно кинуть в воду несколько одинаковых по размеру кубиков из разных пород древесины и, наблюдая, как одни тонут, а другие держатся на плаву, изучать такое понятие, как “плотность”.

Здорово. Но в Центре можно увидеть лишь идеальную учебную картину. Даже не всем московским школам все эти средства обучения доступны. К национальному проекту вся эта педагогическая феерия прямого отношения не имеет. По словам депутата Мосгордумы Евгения Бунимовича, Москва сама осуществляет собственную программу обеспечения школ компьютерами и средствами наглядного обучения. Причем зачастую с нестыковками.

— В школы обучающие системы поступают отдельными комплектами в разное время, — говорит г-н Бунимович. — Их приходится подолгу совмещать между собой. Проблема в том, что закупками компьютерного оборудования для школ занимаются те же структуры в правительстве Москвы, что делают общую компьютерную поддержку городских служб. А школам ведь нужные не обычные компьютеры, а учебные. Есть и другие особенности. В школе год начинается 1 сентября. А поставки идут в соответствии с обычным финансовым годом, который начинается 1 января. И новое оборудование может поступить в школу в апреле или мае. Кому оно, спрашивается, тогда нужно?

Федеральная программа тоже, конечно, коснулась Москвы. По данным Бунимовича, в рамках национального проекта в столицу ежегодно поступает оборудование для 60 учебных классов. Но если даже локальная — и весьма мощная — московская программа реализуется с трудностями, что уж говорить о федеральном проекте?

Вот самый яркий пример. В числе прочего оборудования в школы по нацпроекту тоже должны поступать совмещенные с компьютером измерительная аппаратура и датчики. Но порой дорогостоящие наборы для опытов поступают по программе нацпроекта в школы, а компьютеров для работы с ними в кабинетах физики или химии нет. Или есть, но единственный. А присоединять к нему современную технику учитель попросту не умеет.

— И даже если “железо” в школы идет, современных учебных программ для него нет, — продолжает г-н Бунимович. — В 90-е годы порой попросту сканировали учебники, закачивали их в компьютер — и это называлось “обучающей программой”. Мы недалеко ушли от тех времен. И как можно поставлять оборудование, если мы не определились, какими методами нужно учить в XXI веке. Компьютер в школах существует лишь как символ.

И вот здесь пришла пора поговорить о другой проблеме. Все специалисты в один голос утверждают, что наглядные средства обучения важны для школ как никогда. Кино-видео-интернет-поколение воспринимает информацию визуально. Но средства обучения в школы поступают без понимания того, как их использовать. Или же, выражаясь строгим языком, — без надлежащего методического обоснования.

— Школы в наши дни оборудуются так, как этого хочет администрация или власти, но не так, как это рекомендует педагогическая наука, — говорит руководитель Центра средств обучения Института содержания и методов обучения Татьяна Назарова. — Вот и списки наглядного оборудования, поставляемого в рамках национального проекта, составлялись без надлежащего учета мнения специалистов-методистов. Возьмем, например, микролаборатории по химии. Они такие убогие! Перед каждым школьником на столе на деревянных полочках стоят 75 склянок с разными веществами. А ему для определенной лабораторной работы нужно выбрать всего два-три из них.

В подтверждение своих слов г-жа Назарова цитирует письмо от учителей, получивших это самое оборудование. “Когда мы увидели стоимость этого набора — 9155 рублей, всего 15 на кабинет, мы решили, что все проблемы с лабораторными работами по химии будут решены, — говорится в нем. — Но когда мы увидели содержимое набора, то удивление перешло во что-то большее. Не будем вдаваться в методическую спорность и безопасность подхода, при котором в постоянном режиме на парте ученика хранится более 50 химических реактивов, с большей частью которых он в данный момент не работает. Да еще такая стоимость! Может быть, флакончики сделаны из золотого стекла?”

В том же письме упоминается и электронный справочно-информационный стенд “Периодическая таблица элементов Менделеева”. “Стоимость изделия по накладной составляет 36 724 рубля. Его не представляется возможным даже вывесить в классе, так как сама таблица дана абсолютно неправильно. Нарушен весь принцип построения периодов. Такое впечатление, что авторы главным в таблице считают номера и названия элементов. В таблице не обозначено расположение основных и дополнительных подгрупп”, — жалуются учителя.

— Конкурс на поставки по нацпроекту выиграли определенные фирмы, — уверена г-жа Назарова. — А это огромные деньги. Думаю, что здесь имеет место определенное лоббирование.

С ней согласны далеко не все. Многие учителя довольны наглядными пособиями “от нацпроекта” и особых методических упущений в них не видят. Но практически все сходятся в одном — поставки обучающего оборудования в школы идет без должного продуманного методического обоснования. И в конечном итоге нацпроект провисает в воздухе.



Партнеры