Киргизы стали казахами

В том, что касается парламентаризма

17 декабря 2007 в 20:36, просмотров: 750

Вторая половина года в странах СНГ ознаменовалась серией парламентских выборов. Они прошли в Казахстане, на Украине, у нас и в Киргизии. В президентском Казахстане в парламент попала лишь одна проправительственная партия. В разгульно-демократической Украине условные большинство и оппозиция набрали почти равное количество голосов. В России, при количестве прошедших партий, равных украинскому результату, итог все же получился ближе к казахстанскому — абсолютная власть в парламенте у одной партии власти. Кыргызстан, номинирующий себя как молодое демократическое государство, мог выбрать если не украинский, то хотя бы российский путь. То есть формально допустив в Жогорку Кенеш партии три, оставить за пропрезидентской партией большинство. Но получился — казахстанский результат…

И вот в эти выходные прошли выборы в Киргизии. Тут, казалось бы, должно быть все сложнее. Мощная оппозиция, которая еще накануне пообещала в случае несогласия устроить массовые акции протеста. Да и сама так называемая партия власти “Ак жол” партией стала всего два месяца назад. По всем правилам пиара за такой короткий промежуток организация не могла настолько полюбиться народу. А тут ей оказаны доверие и поддержка в размере почти 47% избирателей. Невиданное дело.

— Эти выборы были очень грязными и нечестными, — говорит политолог Марат Казакбаев. — Было огромное количество нарушений, начиная от использования административного ресурса (лидер победившей партии, как и у нас, — президент) и заканчивая вбросом бюллетеней. Кроме того, оппозиции не предоставлялось рекламное время в СМИ или предоставлялось, но слишком поздно.

“Представители ОБСЕ уже вынесли свой вердикт: выборы прошли не совсем чисто. И это плохо, ведь на мнение ОБСЕ обращают внимание и инвесторы, и западные политики. Значит, престиж нашей страны опять падает”, — грустит политолог.

В Киргизии, чтобы партия попала в парламент, ей надо преодолеть 5%-ный барьер. Парадоксально, но оппозиционная партия “Ата-Мекен” преодолела этот порог. Но в парламент не попала.

— У нас есть два барьера! 5% — это по стране, но при этом партия должна преодолеть еще и 0,5%-ный региональный барьер. В трех регионах оппозиция не смогла этого сделать, а раз так, то и не проходит в парламент, — объясняет Казакбаев. — Сейчас в суд передан иск об отмене этого второго порога, но, скорее всего, его не отменят. Кстати, перед выборами и партия власти предлагала его отменить, однако теперь, после победы, молчит.

Почему киргизский парламент будет сформирован? С этим вопросом мы обратились к политологу, директору Института национальной стратегии Cтаниславу БЕЛКОВСКОМУ.

— По той простой причине, что Бакиев взял за основу развития страны казахстанскую модель. И в Киргизии все вскоре будет так же, как и в Казахстане. Именно этой стране он отводит роль региональной державы, на которую стоит равняться. Москва — далеко, Россия даже не имеет одной границы с Киргизией, и ее присутствие в Азии — формально. А Казахстан — вот он, рядом. И именно Казахстан в случае чего придет на помощь. Кроме того, Бакиев во всем старается походить на президента Назарбаева.

Март 2005 года показал, на что способна разгневанная киргизская оппозиция; если сейчас повторится такая же ситуация, то мало никому не покажется.

— Да, перед выборами ходили разговоры о возможном повторении событий, но скорее всего ничего сейчас не будет. И на самом деле это еще хуже, — считает Казакбаев. — Теперь в обществе будет хроническое неприятие власти! Поверьте, за оппозицию в Киргизии голосовало очень много людей, однако их голоса куда-то делись. Если не будет новой революции, то власти обеспечены нелюбовь народа и постоянные дрязги.

Пока же оппозиция решила добиваться справедливости с помощью закона. Несколько оппозиционных партий же заявили, что будут доказывать фальсификации на выборах через суд.



Партнеры