Дай, друг, на счастье лапу мне!

Хвостатые доктора помогают детям бороться с недугами

17 декабря 2007 в 17:03, просмотров: 296

— Гав, гав, гав! — разносилось по всей округе, когда я лезла через сугробы к небольшому деревянному домику за решетчатым забором. За калиткой в открытом вольере заходился от лая сердитый черно-серый пес — очевидно, ему не нравилось, что на его территорию проник чужак. Впрочем, к гостям лохматому охраннику не привыкать: в кинологическом центре “Ордынцы” проходят реабилитацию дети-инвалиды почти со всего Подмосковья. А в роли врачей для маленьких пациентов выступают… собаки!

Фонд работает с детьми уже пять лет. В штате — 7 хвостатых “психологов”, которые помогают больным ребятишкам войти в контакт с окружающим миром. На занятия приезжают дети из интернатов, коррекционных школ, реабилитационных центров. Диагнозы нешуточные: ДЦП, аутизм, умственная отсталость, синдром Дауна. Несколько лет назад здесь проходили реабилитацию и детишки из Беслана.

— У нас работают замечательные псы: ротвейлер Василий Иванович, немецкая овчарка Борис, фокстерьер Феня, лабрадор Юрис, среднеазиатская овчарка Тигруша, карликовый пинчер Фунтик и шелти Викинг, — рассказывает президент фонда Юрий Карепин. — Клички мы им такие придумали, чтобы детям было легко запомнить. Как видите, это совершенно разные собаки, разного размера и темперамента, поэтому каждый ребенок может найти себе для общения подходящего песика. Мы детям показываем все наглядно: вот служебные породы, вот декоративные, вот охотничьи. У нашего психолога, которая ведет занятия с детишками, есть и своя собственная собака — огромный ирландский волкодав, добрейшей души пес. Он тоже “лечит” наших маленьких гостей.

Но не всякое животное способно работать с детьми. Для своего центра Карепин подбирал собак с помощью специальных тестов на профпригодность.

— Я тестировал животных, когда они были еще щенками, — объясняет он. — Для работы с детьми нужны собаки с крепкой нервной системой и высоким болевым порогом.

Занятия с ребятами делятся на два курса. На первом — “Курсе юного кинолога” — детишек учат, как правильно общаться с животным, как за ним ухаживать: расчесывать, кормить, играть, отдавать команды. Второй курс — это уже приобщение к спорту, ребята учатся управлять четвероногим другом, принимают участие в аджилити — преодолении собаками полосы препятствий.

— Многие дети боятся собак, а мы этот страх снимаем, — рассказывает Юрий. — Это происходит постепенно: сначала ребенку даем поиграть игрушечную собачку, потом знакомим его с настоящими собаками маленького размера, они не кажутся детям слишком страшными. Ну а дальше и до общения с волкодавом недалеко. После окончания курса ребята сдают экзамен и получают дипломы юного кинолога. А еще у нас каждый год в мае проходит небольшое шоу, на котором мы показываем, как работали собаки во время Великой Отечественной войны. Ну а зимой мы обязательно организовываем новогодний праздник, он называется “Пес — Дед Мороз”.

Подружись с волкодавом!

Вместе с психологом Юлей Соложенцевой и ее огромным серым ирландским волкодавом по кличке Емеля размером с хороший офисный стол мы отправляемся на занятия. Честно говоря, при виде собачки таких габаритов я немного оробела. Но дети — только что приехала группа из реабилитационного центра — встретили гиганта с бурным восторгом. Было видно, что они уже давно знакомы с собакой, хорошо знают и любят ее.

— С собачкой нужно сначала поздороваться, — объясняет ребятам Юля, почесывая довольного Емелю за ухом. — Погладить ее, поговорить с ней. А потом дать понюхать то, что у вас в руках. Вот у нас сейчас, например, стетоскоп. Дайте ему, пусть понюхает, чтобы собачка знала, с чем вы к ней пришли, и не испугалась.

Юля прикладывает стетоскоп сначала к носу Емели, а потом — к его лохматой собачьей груди. Пес стоит не шевелясь. Дети тоже хотят “послушать собачку”. Юля каждому дает возможность побыть собачьим доктором, показывает, как правильно осмотреть четвероногого друга, проверить ему уши, глаза, послушать, как бьется его сердечко.

Вторым номером в программу вступает супершустрая фокстерьериха по кличке Феня. Стремительно ворвавшись в зал, она носится не останавливаясь, как электровеник. Дети мчатся за ней, кидают резинового зайца, командуют “Апорт!”, а Феня будто только этого и ждет — хватает зубами игрушку и настойчиво сует ребятам обратно в руки, готовая делать все, что прикажут ей ее маленькие друзья.

— Феня действительно очень энергичная, впрочем, как все фоксы, — рассказывает Юрий Карепин. — Она у нас охотница — ее берут добывать лис.

“На закуску” пообщаться с детьми приводят маленького шелти с гордым именем Викинг. Недолго думая, Вик забирается на колени к 14-летней Маше. Глаза девочки сияют, когда она обнимает пушистое тельце… Другим ребятам тоже хочется поиграть с Виком, и песик переходит из рук в руки, тычась мокрым носом в протянутые к нему ладошки детей.

— Наши детки очень любят сюда ездить, — говорит воспитатель реабилитационного центра Ольга Мандрика. — У них повышается самооценка от сознания, что животное их слушается. У многих детей улучшается речь, из отдельных слов начинают складываться предложения. Изначально не все дети настроены дружить с собаками. Но потом они привязываются к животным, рисуют их, скучают, вспоминают.

Время неумолимо. Час прошел, занятие пора заканчивать.

— Детям трудно выдержать дольше, — говорит Юрий. — Не надо забывать, что они не совсем здоровы, им нелегко долго удерживать внимание.

На прощание ребята радостно машут руками своим хвостатым друзьям. Верткая Феня крутится рядом, провожает их до калитки. Вик приветливо машет хвостом, а флегматичный Емеля просто смотрит вслед своими добрыми круглыми глазами. И мне кажется, он улыбается!

Встать! Пес идет!

Терапевтический эффект от общения больного человека с животным известен еще со времен Гиппократа. Ученые давно заметили, что собаки способны снимать приступы головных болей, восстанавливать душевное состояние, выводить из истерики, благотворно влиять на людей, страдающих аутизмом, гиперактивностью, шизофренией и другими тяжелыми болезнями. Собаку не нужно учить, как общаться с детьми. Она сама знает и чувствует, как подойти к ребенку, как приласкаться к нему, как вовлечь его в игру.

— Однажды нам довелось поработать с глухонемыми ребятишками, — рассказывает Юрий Карепин. — Мы им записали все клички собак и все команды, чтобы они их выучили. Они были такие обособленные, необщительные, а через животных стали общаться и с собаками, и друг с другом, и с нами.

По словам Юрия, врач одного из подмосковных домов-интернатов даже отменила некоторым детям лекарства — настолько улучшилось их состояние после занятий с хвостатыми докторами.

Между маленькими кинологами и их четвероногими друзьями часто возникают необыкновенно трогательные, нежные отношения.

— К нам ездила на занятия одна девочка, она вообще не вставала с инвалидной коляски. И ей очень нравился наш Фунтик. Он это хорошо чувствовал, всегда забирался к ней на колени.

Психолог Юля считает, что главная цель всех занятий — помочь детям обрести уверенность в себе, развить их память, внимание.

— Общение с животным — очень сильная мотивация для развития речи, — говорит она. — Собакам ведь нужно отдавать команды, так что хочешь не хочешь, а надо учиться разговаривать. Конечно, самое первое, что мы делаем, — показываем детям, что к животным нужно проявлять нежное, заботливое отношение, объясняем, что собачка — это друг. К нам приходит довольно много детей, которых когда-то кусали собаки, и теперь им страшно подойти к животному. У нас есть мальчик, который боится всех собак, кроме самых больших — волкодава Емели и среднеазиата Тигруши, а есть дети, которые пока могут общаться только с маленьким Виком. Но к концу курса страхи перед нашими собаками почти всегда уходят. В занятиях есть еще один важный момент: о детях с ограниченными возможностями все время заботятся, все делают за них. А тут ребятишки попадают в ситуацию, когда они сами должны о ком-то заботиться. И это им очень нравится. Каждый раз они меня спрашивают, как тут без них собачки спали, как ели, ничего ли у них не болело. Они берут на себя ответственность за животных.

— Четыре года назад у нас и вовсе произошел потрясающий случай, — вспоминает на прощание Юрий Карепин. — Девочка, которая была прикована к инвалидной коляске, настолько сильно захотела участвовать в аджилити, что встала и пошла. За руку со взрослым она прошла своими маленькими больными ножками всю трассу вместе с собачкой! К сожалению, мы не знаем, где она сейчас и каково ее состояние, но тогда у всех был просто шок. Случилось чудо. И чудо это сотворил не какой-нибудь светило-эскулап, а всего лишь маленькое лохматое существо с четырьмя лапами, маленьким хвостом и мокрым носом…



Партнеры