Сектанты вели скитский образ жизни

Семья одной из пензенских затворниц до ухода в пещеру уже жила в отшельничестве

19 декабря 2007 в 20:51, просмотров: 343

Затворники из села Никольского Пензенской области на днях снова отказались сдаться и покинуть свое подземелье. Выйти на свет после почти 2 месяцев заточения их уговаривал на днях духовный лидер “схимонах Максим”, или Петр Кузнецов. Но все бесполезно. Кстати, как выяснил “МК”, у отшельников уже есть своеобразный опыт: одна из них до ухода в “мир иной” жила в скиту.

Наставник сектантов в разговоре с “учениками” озаботился здоровьем детей (их в пещере четверо). Однако сами же дети убедили его, что все живы-здоровы. Тогда “отец Петр” порекомендовал замуровавшимся принимать от внешнего мира не только свечи, но и молоко для малолетних отпрысков. Но те отказались. Также Кузнецов поинтересовался, нет ли под землей тех, кто сомневается в своих силах и хотел бы выйти наружу. Таковых, на радость Петра, не оказалось…

 
Сам “схимонах Максим” сейчас дожидается результатов комплексной психиатрической экспертизы. И очень надеется, что его признают здоровым. Ведь тогда он предстанет перед судом, чтобы, как заявил Кузнецов, всем поведать о конце света и о своих убеждениях.

А тем временем стали известны некоторые подробности мирской жизни одной из пензенских затворниц — Нины Молодчиковой из Ивановской области. В деревне Кобылино, куда из-за болотистой местности можно попасть только на тракторе, остались два ее сына с невестками и детьми. Немудрено, что женщина поддалась учению Петра Кузнецова и добровольно замуровалась в пещере. Ведь сама Нина Молодчикова и два ее сына — старший Сергей и младший Александр — со своими семьями уже давно жили в скиту. У них нет ни телефона, ни электричества. Уже год их выручает керосинка. Местные врачи до сих пор не знают, сколько у Сергея и Александра детей. Только одного ребенка жена Сергея рожала в роддоме. И то сбежала на следующий же день. Остальных медики и в глаза не видели.

Документы Молодчиковы также считают явлениями “от лукавого”. Поэтому, как и сектанты, зарывшиеся в Никольском, они сожгли свои паспорта и отказываются получать новые.

Пока глава семьи Нина не скрылась под землю, она часто ездила по святым местам. И вот однажды по возвращении из очередного путешествия взахлеб стала рассказывать о жизни в землянках и о пензенском “отце Петре”. Нина сказала, что нашла свою истинную веру. Пыталась приобщить к ней и сестру с подругой, но безуспешно. О том, что она собралась замуроваться в пещере в Пензенской области, не знали даже единомышленники-сыновья. Перед очередной поездкой она сказала им, что едет в монастырь под Саровом. А через некоторое время сыновья узнали, что их родительница отныне живет в пещере в селе Никольском. Сергей с Александром осуждать мать не стали. И волноваться особо — тоже. Дескать, она взрослый человек и сама знает, как ей жить.



Партнеры