15 лет на рынке

Глава Департамента потребительского рынка и услуг Владимир Малышков — о настоящем и будущем столичной торговли

19 декабря 2007 в 18:42, просмотров: 885

Москвичи давно забыли о пустых прилавках и очередях за колбасой. Мы воспринимаем товарное изобилие как должное и не задумываемся, что его обеспечивают сотни людей. Каждый день сотрудники Департамента потребительского рынка и услуг Москвы решают множество текущих вопросов, от которых зависит благополучие жителей большого города.

22 декабря Департаменту исполняется 15 лет.

В связи с этой датой его руководитель — министр правительства Москвы Владимир МАЛЫШКОВ — дал “МК” интервью, в котором рассказал о реконструкции столичных рынков, возрождении диетических столовых и регулировании цен.

— Владимир Иванович, как образовался ваш департамент?

— Не иметь в огромном мегаполисе органа, который бы регулировал вопросы организации торговли, невозможно.

После ликвидации власти Советов псевдодемократы мало понимали в практической жизни. Они думали: система отрегулируется сама собой. Но этого не произошло. С продуктами и до того было плохо, а без госплана они вообще исчезли. На асфальте же у нас ничего не растет, верно? И 10-миллионный город фактически остался без поставки товаров. Гавриил Попов хороший политик, но он не хозяйственник. Хорошо, что его правой рукой был Юрий Михайлович Лужков. И как только он стал исполнять обязанности мэра, сразу создал Департамент продресурсов и Департамент потребительского рынка и услуг в правительстве Москвы. Лужков возглавил продовольственную комиссию, и это нам тоже очень помогло.

Первая задача была — накормить, любой ценой находить товары. Здорово помогли челноки, которые тащили вещи из Турции мешками и баулами. Сейчас это вспоминается с улыбкой. Потом, уже в середине 90-х, появились первые крупные сетевые магазины, торговые центры. Первым пришел “Рамстор”. Мы зазывали и “Ашан”, и “Метро”, но тогда они к нам не шли — боялись.

— В 1998 году Москва первой приняла свой закон о торговле. Но на уровне государства такого закона до сих пор нет. Почему?

— Не знаю. Закон нужен и для защиты потребителя, и для поддержки бизнеса. В США — самое крупное министерство торговли. Оно не только регулирует сам процесс, но и все вопросы, связанные с торговлей. Попытались китайцы красить игрушки плохой краской и продавать Америке — те устроили скандал на весь мир. А у нас больше десяти лет продавалось непонятно что. И из-за отсутствия закона сделать ничего нельзя.

— Вернутся ли в Москву магазины “Хлеб”, “Молоко” и т.д.?

— Почему пропали магазины? А вы попробуйте на Тверской улице перетаскать 2—3 тонны хлеба. И сколько вы получите денег? Копейки. В этом же магазине можно сделать ремонт и привезти чемодан с ювелирными изделиями. С точки зрения экономики я предпринимателя понимаю. Но мы-то как власть должны думать о людях. Где человеку купить хлеба? Ехать за тридевять земель? Несколько лет назад мы приступили к программе по созданию магазинов шаговой доступности, уже почти закончили. Сейчас мы получили насыщение рынка. Вышли на европейский уровень по обеспечению жителей торговыми площадями: на 1000 человек — 700 кв. м.

— Наверное, поэтому в Москве появилась программа по ликвидации палаток?

— Да, мы поставили задачу в ближайшие годы избавиться от палаток, торгующих продуктами. Во-первых, сейчас много магазинов. Во-вторых, все наши проверки показывают: вся антисанитария, контрафакт — в палатках. В них до сих пор ночью торгуют алкоголем. Такой торговли быть не должно. Но мы ее терпели и продолжаем терпеть. В этом году мы сократили их количество на 20%. В следующем году сократим еще на 30%. К 2010-му палаток остаться не должно.

Шаурмы, которую делают из обрезков “на коленке”, тоже не будет. Но мы боремся не с шаурмой — это вкусный продукт, — а с нарушителями. Если ее делают в цивилизованных условиях, в нормальном цехе, — пожалуйста.

Оставим фастфуд, цветочные ларьки, “Справку”. Расширяем сеть киосков с печатной продукцией — их будет на 2000 больше.

— Какая судьба ждет рынки?

— Сейчас в городе остался 91 рынок. Мы еще закроем 15—16 продовольственных и смешанных рынков — и на этом закончим. Какие рынки останутся? Специализированные — строительные, автомобильные, рынок “Садовод”.

Останутся все сельскохозяйственные рынки (Даниловский, Кунцевский, Велозаводский, Люблинский и т.д.). Мы разрабатываем программу их реконструкции. На первом этаже — сам рынок. На втором-третьем — сопутствующие товары. Собираемся реконструировать рынок “Выхино”. Но он обязательно будет работать во время ремонта — может быть, временно выделим рядом с ним специальную территорию.

— Увеличилось ли количество торгующих фермеров?

— Мы до сих пор держим для фермеров почти 2 тысячи мест. Но я уже говорил и еще раз повторю: не поедет фермер торговать, не будет он этим заниматься! Ему надо пахать, сеять, доить, кормить. Сейчас начали оживать артели, или, если хотите, кооперативы. Люди ездят по всем окрестным деревням, собирают коров, свиней, привозят в Москву, нанимают продавцов. Я часто бываю на рынках. Спрашиваю продавщицу: откуда приехала? “Я москвичка”. — “А откуда свинина?” — “А у меня, — говорит, — родня в Рязани, мне на продажу товар привозят”.

— Когда исчезнет Черкизовский рынок? Разговоры ходят давно, но он как работал, так и работает.

— Черкизовского рынка не будет — однозначно. Мы, конечно, по срокам немного затянули. Понимаете, просто убрать рынок, выгнать тысячи торговцев — смысла нет. А у нас были сложности с землей (большая часть территории находится в федеральной собственности), не существовало общей концепции — что с этим участком делать, проект долго не утверждали. И только месяца полтора назад вышло постановление правительства по этому участку. Что там будет? Парковая зона, крупные торговые комплексы. Несколько компаний закончили проектирование и готовы приступить к строительству. Заканчиваем решение кое-каких градостроительных дел. В следующем году начинаем строить. Часть рынков уже закрыли, в 2008-м закроем еще половину, в 2009-м закроем полностью. А может быть, еще быстрее. Скажу почему — открою маленький секрет. Если в феврале—марте Международный олимпийский комитет решит, что юношеские Олимпийские игры в 2010 году должны проходить в Москве, тогда мы пересмотрим планы. Я не исключаю, что к июлю 2008 года все рынки будут снесены. И мы сможем приступить к приведению в порядок стадиона, пруда, станем строить спорткомплексы. А Измайловский комплекс, где будут проживать спортсмены, капитально отремонтируем.

— Цены в химчистках за последний год выросли в полтора раза, если не больше. Ведете ли вы контроль за этой сферой?

— Всего 8 лет назад у нас этих прачечных-химчисток практически не было. А сейчас мы каждый год открываем десятки, каждый торговый центр заставляем размещать пункт приема. Так же, как мы делали программу по созданию магазинов шаговой доступности, так в каждом микрорайоне будем создавать мультисервисы — предприятия бытового обслуживания. Я и сам постоянно пользуюсь химчистками: белые рубашки лучше специалистов никто не постирает.

Вот вы затронули вопрос цен. Цена у нас государством не регулируется, хотя, скажем, в капиталистических странах действуют очень серьезные механизмы. Не допускается, к примеру, наценка выше определенного уровня, причем по всей цепочке — начиная от производителя и заканчивая реализатором. А у нас, поскольку нет закона, нет и регулирования. У нас есть другой закон — полная свобода ценообразования, никто не имеет права влиять на цену. И когда осенью произошел скачок цен на молочные продукты и масло, нам пришлось разговаривать на всех уровнях, умолять коммерсантов, чтобы они заморозили цены на некоторое время. Как приостановить подорожание? У меня как у представителя власти есть только косвенные рычаги — например, создавать конкурентную среду.

— Так отчего же растут цены?

— Мы делали анализ по химчисткам. Химреактивы — дорожают. Электроэнергия — дорожает. Транспорт — дорожает. Аренда — дорожает. Да, есть такие бизнесмены, которые пользуются тем, что у людей увеличивается зарплата и эти люди готовы платить больше. Многие бизнесмены из страха, что чего-то недоберут, повышают цены.

Но далеко не все такие. А зарплату платить за счет чего? Сегодня, чтобы найти человека для работы в химчистке, его нужно заинтересовать. Там используются машины с программным управлением. Такой машиной не будет управлять приезжая тетенька из деревни. Нужно колледж заканчивать. Приходит специалист — и говорит: если не будете платить 25 тысяч, я не буду работать. Кстати, знаете, что нам не хватает 60 тысяч работников в сфере потребительского рынка и услуг? Это большая проблема.

— А каких потребительских предприятий не хватает Москве?

— Предприятий бытового обслуживания и точек общепита массового спроса. Куда, скажите, делись диетические столовые? Пока до их создания у бизнесменов не доходят руки, да и энтузиастов мало. Но населению это нужно. Так что будем возрождать диетические столовые.



    Партнеры