С прецедентом или без?

Насколько уникален косовский вариант?

20 декабря 2007 в 17:41, просмотров: 293

Даже самые яростные противники косовской независимости в глубине души отдают себе отчет, что эта самая независимость — практически свершившийся факт. Но факт, который создает некий международный прецедент. Сторонники же приштинских сепаратистов уверяют: случай Косово — уникальный. И никаких прецедентов. А как оно на самом деле?

“Косово — это исключительный пример. Абхазия и Южная Осетия являются частью Грузии, и мы также поддерживаем территориальную целостность Грузии. Вопрос сейчас о Косово”, — на эти слова Кондолизы Райс при желании можно было бы ответить столь же обоснованно (или столь же голословно?) так: “Абхазия и Южная Осетия — это исключительный пример. Косово является частью Сербии, и мы также поддерживаем территориальную целостность Сербии. Вопрос сейчас об Абхазии и Южной Осетии”.

Западные политики в чем-то правы, когда говорят об уникальности косовского случая. Потому что каждый случай уникален. Но чем было бы англо-американское право, если бы не судебные прецеденты? Если сопоставить ситуацию в Косово и, например, в Абхазии (или другой непризнанной республики на постсоветском пространстве), то бросается в глаза то, что эти республики худо-бедно, но на протяжении полутора десятилетий реально существуют, часто в условиях экономической блокады, без того объема помощи, который идет в Косово. Так что если говорить об уникальности — то эта уникальность не в пользу Приштины.

ЧТО ГОВОРЯТ ЗАПАДНЫЕ ДИПЛОМАТЫ?


“Косово — это уникальная ситуация, потому что НАТО было вынуждено вмешаться, чтобы остановить этнические чистки, а затем преодолеть их последствия”

(зам. госсекретаря США по странам Европы Дэн Фрид, февраль 2007 г.).

КОСОВО: Вряд ли можно говорить об уникальности на основе только того, что вмешалось НАТО, направив свой удар по сербам, но не по албанским боевикам. Случаев вмешательства извне для остановки этнических чисток зафиксировано немало.

АБХАЗИЯ: Грузино-абхазский конфликт был остановлен во многом благодаря вмешательству миротворческих сил. Но Россия не заявляет, что вмешательство российских миротворцев в конфликт дает ей право настаивать на признании независимости Абхазии.

“У Косово была большая независимость в рамках бывшей Югославии, до тех пор, пока Милошевич не нарушил, не отозвал собственную югославскую конституцию”
 (помощник заместителя госсекретаря США по вопросам политики на Балканах Розмари Ди Карло, в эфире “Эха Москвы”, декабрь 2007 г.).

КОСОВО: Опыт автономии у Косово относительно невелик. Косово стало автономной областью в составе Сербии в 1945 г., а в 1963 году получило статус края. Действительно, в конце восьмидесятых Слободан Милошевич уменьшил степень косовской автономии. Было ли это причиной вспышки албанского национализма или ответом на него — вопрос весьма спорный. Еще с начала 80-х гг. студенты-косовары требовали выхода Косово из Сербии и предоставления краю статуса союзной республики в составе Югославии. В 1990 г. косовские националисты в одностороннем порядке провозгласили независимость края. А в 1995 г. боевики Освободительной армии Косово начали партизанскую войну против сербов.

АБХАЗИЯ: По сравнению с краем Косово у Абхазии больший опыт государственности. В 1921 г. провозглашена Социалистическая Советская Республика Абхазия, заключившая союзный договор с Советской Грузией. В феврале 1931 года Абхазия вошла в состав Грузинской ССР на правах автономной республики. Требования выхода Абхазии из Грузии и включения ее в состав РСФСР звучали еще в 70-е и 80-е годы. Аннулирование грузинскими властями законодательных актов советского периода сделало недействительными договорные отношения с Абхазией.

“Сербия проводила войну против населения Косово, и нам кажется, что сейчас мы должны защищать волю
 народа Косово”

 (посол Великобритании в России Тони Брентон, в эфире “Эха Москвы”, декабрь 2007 г.).

КОСОВО: Да, сторонники “Великой Сербии” немало поспособствовали тому, что Косово перестало быть сербским. Этнические чистки проводили как сербы, так и косовские албанцы. Защищать же волю косовских сербов Запад, похоже, готов только на словах.

АБХАЗИЯ: Грузия вела широкомасштабные военные действия против Абхазии. Великодержавный грузинский национализм от Гамсахурдиа (неслучайно академик Сахаров назвал Грузию “малой империей”, вызвав гнев грузинских демократов) до Саакашвили для абхазов ничуть не лучше, чем национализм Милошевича для косоваров.

“Другие части Югославии стали независимы, Косово не получило этой независимости. Трагическое вмешательство в ее территорию привело в итоге к вмешательству ООН, признанию со стороны ООН, что оно не является частью Сербии, не может стать частью Сербии”
(помощник заместителя госсекретаря США по вопросам политики на Балканах Розмари Ди Карло).

КОСОВО: На самом деле в резолюции №1244 Совета Безопасности ООН говорится о создании “временной администрации для Косово, под управлением которой население Косово сможет пользоваться существенной автономией в рамках Союзной Республики Югославия”. То есть фактически ООН признает суверенитет Сербии над краем.

АБХАЗИЯ: Как ООН, так и все государства, включая Россию, формально считают Абхазию частью Грузии.

“Уже 8 лет тянется эта ситуация... Есть территория, есть сообщество, население, которое ждет иностранных инвестиций, которые не могут туда прийти”
(помощник заместителя госсекретаря США по вопросам политики на Балканах Розмари Ди Карло).

КОСОВО: Косово было де-факто отделено от Югославии в 1999 г. путем иностранной военной интервенции и управляется временной миссией ООН. Вопрос эффективности собственной администрации — без поддержки извне — остается открытым.

АБХАЗИЯ: Абхазия фактически отделилась от Грузии в 1993 году и в качестве непризнанного государства вполне эффективно существует почти полтора десятилетия. Но именно “подвешенное” состояние республики мешает нормальному ее экономическому развитию и полноценному приходу иностранных инвестиций.



Партнеры