Виражи под колпаком

Летчик Сергей Рахманин: “Авиаслалом — это опасно, но мне нравится!”

20 декабря 2007 в 17:01, просмотров: 570

— Господа, да вы просто обязаны выпить по глотку нашего портвейна, — широко улыбнулся хозяин ресторанчика в Порто. В предвкушении огромного наплыва посетителей настроен он был явно благодушно: народ заполонил улицы города в канун экстремальных авиагонок Red Bull Air Race-2007. Что это, спросите, такое? Да это “Формула-1” в небе!

Шестьсот тысяч человек (!) высыпали на набережные живописного залива, чтобы посмотреть на это зрелище. Люди, которым места в многочисленных кафе найти не удалось, сидели прямо на узких мостовых или на каменных ступеньках, иной раз залитых пивом или колой.

И посмотреть там, конечно же, было на что: экстрима, признаться, хватало. Каждый раз перехватывало дыхание, когда маленький самолет с кем-то из пилотов змейкой проносился по трассе. Одним из участников был россиянин Сергей Рахманин.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Сергей Рахманин родился 18 октября 1961 года в городе Карл-Маркс-Штадт — еще на территории ГДР, а сейчас живет в Санкт-Петербурге.

Абсолютный чемпион СССР-1991, абсолютный чемпион России 1995, 1999, 2002, 2004 гг., абсолютный чемпион Европы 1996, 1999, 2002, 2004 гг., абсолютный чемпион мира-2003.

Заслуженный мастер спорта, выступает за ЦАК им. В.П.Чкалова.

…Когда гонки закончились, я ждала Рахманина в отсеке для участников. Там уже расставили белые диванчики и белые столики, где пилоты могли выпить по бокалу шампанского. Но Сергея среди них не было. Он появился позже, успев поговорить с друзьями, так сказать, переварив немного тяжелую гонку…

— Похоже, Сергей, мы, зрители, народ избалованный. Нас уже ничем не удивишь, и кажется, все эти ваши трюки — это так легко…

— А ведь это на самом деле опасно.

— Хотите сказать, страшно даже для вас — чемпиона мира?!

— Я чемпион мира по пилотажу. А пилотаж и слалом — совершенно разные вещи. И для меня пока еще все то, что тут происходит, абсолютно ново и очень непросто. Здесь гораздо опасней, чем в пилотаже, потому что гонки проходят очень низко. К тому же это слалом.

— Но пилон, я думаю, сбить не так страшно — он ведь надувной.

— Скажу вам честно, лучше этого не делать.

— Как же вы решились на такое испытание? За вас семья, наверное, жутко переживала?

— Семья уже привыкла. И потом, у нас было десять специальных тренировок. И дальше я собираюсь тренироваться, но не бросать при этом пилотаж.

— Не расстроены, что не удалось пробиться в лидеры — вы ведь привыкли побеждать?

— Это же совсем другой вид соревнований. Тут на первом месте скорость — и твоя машина летит как летит. И если она не может быстрей, ничего тут не сделаешь. Это ведь только с виду все самолеты участников похожи. На самом деле внутри они все совершенно разные.

— Ну да, как и автомобили…

— Что-то вроде того. И в отличие от высшего пилотажа, где на первом месте мастерство пилота, в Red Bull Air Race главный показатель — скорость. И очень много зависит от машины.

Порто — Москва



    Партнеры