Про Деда Мороза и капитана Грея

Надо ли поддерживать в ребенке веру в сказку?

24 декабря 2007 в 18:09, просмотров: 1158

Когда дети перестают верить в Деда Мороза?

В каком возрасте они понимают, что подарок под новогодней елкой — презент от родителей, а вовсе не от волшебного старика с белой бородой, прилетевшего из Лапландии? К сожалению, однажды такое прозрение приходит к каждому человечку. Можно ли отдалить это разочарование, продлив ребенку детство?

 И нужно ли вообще это делать?

Не знаю… Я, во всяком случае, попробовала.

Помню, что сама я перестала верить в Деда Мороза еще в детском саду. Это случилось на одном из новогодних утренников. Как и все дети, я читала Деду Морозу стихи. Он снял свои красные варежки, полез в мешок за подарком, а затем взял меня за руку…

В этот момент я испытала шок: у волшебного старика, который, как меня уверяли, состоит из снега, руки были горячими, словно печка! Я тут же поняла: человек с белой бородой — обыкновенный обманщик. С той минуты в Деда Мороза я не верила.

Никто из взрослых разубеждать меня не стал. Мне лишь сказали: “Ты же взрослая девочка, тебе пора уже все понимать правильно…” А правильно понимать очень уж не хотелось. Хотелось просто верить в чудо. Но его у меня отняли. С тех пор Новый год для меня навсегда стал грустным праздником.

 * * *

Возможно, поэтому, когда у меня росла дочь, мне очень хотелось, чтобы она как можно дольше сохранила веру в новогоднюю сказку.

Это оказалось совсем непросто. В то время я занималась организацией массовых праздников. В том числе и новогодних. Моя дочь Катя вечно болталась со мной на репетициях и видела, как артисты одеваются, гримируются, учат роли… После всего этого ее, конечно, трудно было убедить, что дядя Петя, только что куривший в гримерке, — тот самый сказочный Дед Мороз, которого так ждут все дети.

Да я, собственно, и не пыталась этого делать. Мне просто хотелось объяснить дочке: то, что артисты делают на сцене, — это их работа, а для зрителей — развлечение. И тут никто никого не обманывает. Все как бы договорились: мы играем в сказку. Истинное же новогоднее чудо происходит в тишине, ночью, когда его никто не видит. Тогда-то и прилетает настоящий волшебный Дед Мороз, чтобы положить под елку подарок.

Несколько лет, пока Катюха была маленькой, мне удавалось ее в этом убеждать. Хватало несложных придумок: небольшой лужицы воды у елки — будто Дед Мороз подтаял, пока укладывал подарок, распахнутой форточки — забыл закрыть улетая, или упавшей елочной игрушки — случайно уронил, задев мешком с подарками… Но однажды пришел день — Катя тогда была уже классе во втором, — когда мне было сказано:

— Мама, я прекрасно знаю, что никакого Деда Мороза не существует.

— А ты хотела бы, чтоб он существовал на самом деле?

— Наверное, — вздохнула она, — только это невозможно. В жизни все происходит не так, как мы того хотим…

“Вот это да! — вздрогнула я. — Что же за жизнь я устроила своей дочери, если в таком нежном возрасте она превращается в крутого пессимиста?” Ну как после таких ее слов я могла сказать: ты права, ни Деда Мороза, ни всяких там чудес, конечно же, не существует… Нет, это было выше моих сил!

— Знаешь, — стала рассуждать я, — в жизни многое зависит от самого человека. Если он о чем-то мечтает, верит в свою мечту, стремится к ней, то она обязательно станет реальностью. Вот тогда-то и случится чудо. Помнишь Ассоль и ее мечту об алых парусах? Что это было: сказка, чудо или все-таки быль?

Катюха серьезно задумалась, а я продолжала:

— Ты же помнишь, что сделал капитан Грей? Чтобы завоевать сердце Ассоль, он своими руками исполнил ее мечту. Причем сделал все довольно банально: пошел в лавку, купил красной материи, заказал из нее паруса, нашел музыкантов, заплатил им денег… А в результате случилось чудо. И в него поверила не только сама Ассоль, но и все люди в поселке. Даже те, кто в чудеса сроду не верил.

— Мам, ты хочешь сказать, что если я поверю в Деда Мороза, то он по-настоящему ко мне прилетит? — хитро прищурилась Катерина. — Но тогда его тоже кто-то должен сделать своими руками? И кто же это?

— Не знаю, — уклончиво ответила я. — Возможно, тот, кто тебя очень сильно любит…

* * *

Накануне Нового года дочь объявила:

— Сегодня ночью я спать не лягу. Если ты утверждаешь, что Дед Мороз существует, — твердо сказала она, — я должна обязательно его увидеть.

При этом она смотрела на меня с вызовом, дескать: что ты теперь скажешь? Я делала вид, что абсолютно спокойна и даже одобряю ее решение: “Конечно. Непременно надо посмотреть”. Хотя на самом деле, как поступить, я не знала.
Ясно было только одно: либо мне предстоит совершить невозможное, либо придется сказать правду — и навсегда лишить своего ребенка веры в сказку. К этому я была не готова, а потому выбрала первое.

Я продумала все до мелочей. Для начала вспомнила знакомый театральный прием: если в зале резко выключить свет, то в первые секунды, пока глаза зрителей не привыкнут к темноте, они не видят того, что происходит на сцене. Этим часто пользуются, когда нужно, чтобы там неожиданно появились новые предметы, декорации, актеры… Когда свет снова зажигается, то их появление выглядит почти чудесным. “Почему бы и мне не попробовать использовать этот прием?” — решила я.

Заранее упаковав подарок, я спрятала его в шкаф, где лежали теплые одеяла, и стала готовить удобный момент.

…31 декабря дочь весь день крутилась рядом, чтобы не дать мне возможности незаметно положить под елку подарок. И вот часов в семь вечера, когда на улице уже было совсем темно, я ей предложила:

— Давай немного полежим. Ведь ты решила сегодня не спать всю ночь, а если не отдохнешь, долго не протянешь. Уснешь прямо за столом. Тогда уж точно не увидишь своего Деда Мороза.

Несколько поколебавшись, Катерина согласилась:

— Только ты ляжешь рядом, — твердо сказала она.

— Конечно, — обрадовалась я тому, что мой тайный план, кажется, начинал срабатывать. — Давай выключим свет и накроемся одеялом, — предложила я ей.

— Давай, — согласилась она, не почуяв в моих словах подвоха. Я ведь никуда не уходила, была совсем рядом, лишь протянула руку к выключателю. И вот…

Свет погас. Я сделала вид, что достаю из шкафа одеяло. На самом же деле мгновенно нащупала там подарок и метнулась к елке, буквально швырнув его под ветки. Затем, уже спокойно, действительно взяла плед и улеглась рядом с дочерью. Она крепко сжала мою руку, чтоб я никуда не сбежала.

Бедняжка, она не догадывалась, что держать меня уже поздно…

* * *

Теперь мне было нужно, чтобы она случайно не уснула, иначе все мои старания пошли бы насмарку. Я выждала пару минут и начала активно ворочаться:

— Слушай, тебе не кажется, что вдруг стало как-то холодно? — загадочно прошептала я. — Наверное, ветер подул в наши окна? Смотри, и узоры на стеклах какие-то необычные появились, словно их только что кто-то нарисовал… Совсем недавно их еще не было… Слышишь, собаки на улице громко залаяли, может, они увидели кого-то чужого…

Я говорила тихо, таинственно, почти гипнотизируя. Дочка привстала: действительно, собаки разлаялись, и стекла как-то по-особенному раскрасились зимним кружевом, и снег вдруг повалил сильнее, и деревья за окном в свете фонаря выглядели просто сказочно…

— Да-а-а, — прошептала она, — правда, все стало особенное… Может, это — он…

Не договорив, она вскочила, откинула одеяло и помчалась к елке:

— Мама, смотри! — в восторге закричала Катюха.

Под елкой лежал яркий пакет, завязанный красным бантом.

— Значит, это точно был он! — захлебывалась она от восторга. — Это он прилетал! Он!!!

Выговорить “Дед Мороз” у нее все-таки не хватило сил. Ведь еще час назад она сильно сомневалась в его существовании.

Я включила свет и увидела, как ее испуганные и одновременно счастливые глаза спрашивают: “Я же видела, что ты никуда не отлучалась! Кто же тогда мог это сделать?!”

“Конечно, никто”, — улыбалась я в ответ. Просто случилось чудо…

* * *

В первый же день после зимних каникул дочка возвратилась из школы вся в слезах:

— Мама, как ты могла! Надо мной все смеются, — всхлипывала она, — никакого Деда Мороза нет! Дед Мороз — дурацкая выдумка взрослых. Признайся, ты меня все же обманула?!

Я не призналась. Не смогла.

Сказала только, что о чудесах не стоит рассказывать всем подряд. Когда собирается слишком много людей, которые в них не верят, то они просто перестают с нами происходить.

А что я должна была ей ответить? Что в ту новогоднюю ночь и сама видела чудо. Я точно знаю, оно было: и узоры на окнах, и деревья, и волшебный свет фонаря, и этот непонятно откуда взявшийся подарок.

…Потом еще много лет я сомневалась: правильно ли поступала тогда, не признавшись во всем своей дочери? Но однажды, когда моя девочка стала уже совсем взрослой, ей пришлось столкнуться с первым серьезным разочарованием. Я успокаивала ее как могла, хотя понимала, что справиться с бедой она может только сама...

Удивительно, но она довольно быстро взяла себя в руки. А потом сказала мне: “Знаешь, в жизни многое зависит от самого человека. Если он чего-то очень хочет, то это обязательно станет реальностью. Я знаю: у меня так и будет”.

Дочь оказалась права. Или все-таки я — в ту новогоднюю ночь?



Партнеры