Добрый пришелец Никита Пресняков

Внук Аллы Пугачевой заказывает себе сны

24 декабря 2007 в 18:02, просмотров: 1118

Голос Михаила Горбачева на том конце провода настолько похож и убедителен, что закрадывается мысль, будто ошибся номером. Но после приветствия понимаешь — это автоответчик. “Здравствуйте, чуваки и чувихи. Если Никита сейчас не колбасится, то он обязательно возьмет трубку. (Пауза.) Нет, наверное, все-таки колбасится. Куда только родители смотрят? Так и будет колбаситься, пока, как говорится, колбаса не кончится”. “Колбасился” представитель младшего поколения самого известного в России эстрадного семейства Пугачевых—Пресняковых—Орбакайте — Никита — недели две. Потом перезвонил сам и без звездных закидонов назначил “МК” встречу в столичном дельфинарии. Кстати, это первое интервью Никиты.

Во время беседы на Преснякове-самом младшем ничего, кроме плавок, вязаной шапочки и махрового длинного банного халата, открывавшего модную татуировку на груди, не оказалось.

— Мы сегодня здесь снимаем одну из сцен нашего будущего фильма “В гостях у $каzki”, где у меня главная роль. Придется с дельфинами плавать, поэтому и вид такой.

О тату


— Тату настоящее?

— Не-а, нарисованное. Я поэтому и хожу нараспашку, чтобы краска скорее высохла. Настоящую татушку я долго мечтал сделать. У меня с этим связана забавная история. Когда я в первый раз подошел к маме с идеей сделать татуировку (даже эскиз на бумажке нарисовал — такое переплетение линий), она сказала: ладно, дам тебе денег на Новый год, делай, пусть будет мой подарок. Перед Новым годом подхожу, а она говорит: “Давай лучше на твой день рождения”. 21 мая снова напоминаю ей про татуировку. Она подумала и предложила подождать до конца школьных экзаменов за девятый класс, с условием, что я их хорошо сдам. Я так старался! Пишу экзаменационную работу и думаю, что вот теперь все, сделаю наконец тату. Когда сдал, пришлось маме уступить. Нашли хороший салон, профессионального мастера. Я уже приехал со своим рисунком, сел в кресло. И вдруг — звонок на сотовый от мамы: “Нет, не делай этого! Я только что узнала, что татуировка привлекает в дом негативную энергию…” Так я и остался без татуировки. Но мечту сделать ее не похоронил. Только теперь что-нибудь другое вытатуирую.

— Кристина — великий педагог и дипломат. Ведь могла бы просто стукнуть кулаком по столу и заявить: “Никаких татуировок!”

— Со мной эти номера с детства не проходили. Сейчас это кажется смешным, но я был, наверное, строптивым ребенком, который всегда требовал от взрослых объяснить, почему нельзя. Объяснения типа “потому что” со мной не проходили. Я, помню, вставал в позу и требовал, чтобы мне доказали, почему нет. Родители, дедушка, бабушки были в шоке. До них не сразу доходило, чего от них хочет этот ребенок.

О сновидениях

— А с какого возраста ты вообще себя помнишь?

— Трудно ответить конкретно. У меня бывает — не могу вспомнить, что было вчера. А иногда вспоминается, как вспышка, как озарение, целый день из детства, когда мне было четыре года. Причем ярко и живо. Как в фильме “Эффект бабочки”. Но уже через пару минут забывается, к сожалению.

— Некоторые, чтобы легче было вспомнить прошлое, ведут дневники. Ты не пробовал?

— У меня есть другой дневник, особенный. Он называется “дневник снов”. Его интересно перечитывать. По некоторым своим сновидениям я собираюсь когда-нибудь написать сценарий и снять фильм. Людям часто снятся яркие и красивые сны, которые мы, проснувшись, не можем вспомнить. Для запоминания приснившегося есть специальная техника, на которую я натолкнулся в Интернете. Она позволяет каждый вечер взять сон под контроль и наутро все помнить. Сначала я думал, что это бред. Но оказалось, обучиться этой технике можно всего за месяц. И можно заказать себе любой сон, контролировать во сне свое поведение, программировать ситуации.

— Разве интересно, когда заранее знаешь, что тебе приснится?

— А в том и штука, что остается допуск на подсознательную импровизацию. Ты лишь стартуешь, а дальше все идет как идет.

О кино

— Ты же вырос в музыкальной семье — зачем тебе кино?

— Музыкой я занимался с детства и не собираюсь прекращать. Но, когда мне было восемь лет, родители и бабушка подарили мне видеокамеру — изменили мою жизнь. Сначала я снимал home-video. А когда научился подключать камеру к компьютеру, поставил свою режиссерскую и операторскую деятельность на полупрофессиональную основу. Научился и свет выставлять, и монтировать. Первыми моими фильмами были любительские съемки. Когда нам надоедало носиться без толку с моим братом и его нянькой по квартире, мы начинали придумывать какие-то истории и сюжеты. Лет в 10—11 я научился добавлять эффекты на компьютере, и мы делали маленькие фильмы по мотивам компьютерных игр с наложенным саундтреком. А до этого было смешно, когда мы с друзьями сами озвучивали выстрелы: пдыш-пдыш.

— Кто обычно становится первым зрителем твоих фильмов? Чьему мнению ты больше доверяешь?

— Кто первый в комнату войдет, тот и первый зритель. Вторые зрители — родители и бабушка. Но все-таки я предпочитаю сначала показывать друзьям. Их резюме честнее. Папа с мамой, а особенно бабушка, всегда скажут, что это супер, — только потому, что они меня любят. Друзья врать не будут. Если отстой, жалеть не будут.

— Ты один трудишься над своими фильмами?

— Чаще один. Причем я же и актер в них. Не потому, что мне так уж сильно хочется в кадр, но из-за отсутствия полноценной съемочной группы. А в одном из своих фильмов, который мы сняли вдвоем с нашей домработницей на даче, я сыграл сразу две роли.

Об армии

— Родные не высказывали недовольства, что ты променял музыку на кино? Кстати, кто тебя первый раз посадил за инструмент?

— В самом раннем детстве я жил у бабушки Лены Пресняковой. И там стояло старое красивое пианино. Я сам подошел и из интереса стал нажимать на клавиши. Потом уже дедушка Володя научил меня что-то такое тупо бить по клавишам. И если совсем честно, то только он один и жалеет, что я не стал профессионально заниматься музыкой. Остальные, напротив, говорят: хватит музыкантов в семье. Я когда раньше заикался о том, что, может быть, буду певцом, бабушка Алла сразу меня начинала отговаривать. Она и мама первые увидели, что мои сегодняшние работы — уже не детская самодеятельность, и предложили развиваться в этом направлении.

— Значит, по их совету ты поступил в этом году в американскую киношколу. Кстати, почему именно Америка? Таблоиды уже написали, что в Америке ты пытаешься скрыться от армии.

— Да ни от кого я не бегу. И про армию мне еще рано думать. Сначала надо получить образование. А к тому времени, думаю, наша армия перейдет на контрактную основу. И потом врачи недавно поставили мне диагноз, в который я не особенно вдавался, что-то со спиной. С таким диагнозом в армию не пускают.

— Тебе приходилось учить родителей чему-то, а не только учиться у них?

— Ну, не знаю. Маму учил компьютер осваивать. Хотя она до сих пор не любит сидеть за ним.

О брате

— Какие отношения у вас с младшим братом Дэни? Деретесь или ты за него горой?

— Дрались только подушками. По приколу. Мы с ним оба любим компьютерную игрушку старенькую — “Мортал Комбат”. И иногда зажигаем. Даем друг другу по три жизни, три касания и носимся по комнатам. Раньше я ему поддавался. А теперь он стал такой ловкий: если ударит, то будь здоров. Когда он был совсем маленький, существовало взаимонепонимание. Он тогда всех доводил своими капризами. Приходилось убеждать, успокаивать: “Денька, замолчи”. В общем, не очень дружили. Сейчас он вырос и мы лучше понимаем друг друга. Учу его разбираться в компьютере. По моему совету брат уже два года занимается айкидо.

— Сам каким спортом занимался?

— Рукопашным боем. Хочу попробовать смешать кунг-фу и тхэквондо.Это называется Matrial Arts. Меня уже начинал тренировать мой друг, который в этом силен. Собираюсь продолжить в том же духе.

— Для Дэни слово старшего брата важнее родительского?

— Когда как. Во всяком случае он ко мне прислушивается. Ему интересны и мои киноопыты. Недавно попросил снять ему фильм. Получилась десятиминутная фантастика со спецэффектами, с компьютерной графикой. По сюжету Дэни и его подружка Маша строят портал, через который попадают на Луну. Там они встречают пришельца, которого я сыграл. Брат начинает защищать Машу. Но я оказался добрым пришельцем, никому не желающим зла.

О детях и родителях

— Вряд ли к 17 годам ты избежал вредных привычек…

— Если говорить о сигаретах, то могу и покурить для понта. Алкоголь — только по праздникам: мама не против, если я выпью чуть-чуть шампанского. Но ни то ни другое не стало для меня привычкой.

— Какие методы твоего воспитания ты бы хотел перенести на своих детей?

— Я не раз задавал себе этот вопрос. И пришел к одному простому выводу. Часто приходится слышать: у меня, мол, были строгие родители, поэтому я своим детям ничего и никогда не буду запрещать. И это абсолютно неправильно. Ибо любой родитель волнуется за своего ребенка.

— Тебе самому многое позволялось в детстве?

— Я рос в звездной семье. Мне могли разрешить то, что не позволяется другим, и запретить дозволенное остальным.

Когда я был маленьким, очень злился на некоторые запреты. Временами казалось, что меня как будто в тюрьме закрыли. Пацаны во дворе еще на велосипедах катались, по деревьям лазали, а меня загоняли домой самым первым, и я грустно сидел у окна и смотрел, как мои ровесники резвятся. Много времени прошло, прежде чем я по-взрослому поговорил с родителями и объяснил, что ничего со мной не случится, если я погуляю подольше. Родители — такие же люди, и с ними можно договориться, если очень этого захотеть.

— Твои папа и мама стали родителями достаточно рано. Когда родился ты, их самих считали еще детьми. Повлияло ли это на ваши отношения? Обычно молодые родители становятся для своих детей друзьями. Вам это удалось?

— Когда я был совсем маленьким, воспринимал папу и маму как супергероев. Папа особенно пытался показаться в моих глазах суперменом. Я даже какое-то время считал и всех в этом убеждал, что отец может легковую машину одной рукой поднять. Мама — она все-таки мамой и осталась. Хотя и с ней можно посмеяться, порезвиться. А с отцом мы прямо как ровесники. Типа: “О, здорово, чувак! Как дела? Пошли в боулинг поиграем”. Реально — два пацана.

— Новый год где и с кем собираешься справлять?

— В этот Новый год буду сдавать экзамен в Нью-Йорке. Так что, будет ли мне до праздников, не знаю. Обычно же встречаю в Москве с друзьями. Конечно, вначале — с семьей: елочка там, праздничный стол. А потом — своей компанией.



Партнеры