Разделяй, но проверяй

Юрий Чайка: “Мы помогаем молодым следователям СКП, а не закапываем их”

25 декабря 2007 в 20:03, просмотров: 480

Полным “бредом и чушью” назвал во вторник Генпрокурор России Юрий Чайка утверждения о конфронтации между его ведомством и Следственным комитетом при прокуратуре (СКП) РФ. На встрече с журналистами трех изданий, среди которых был и корреспондент “МК”, он сообщил: “Наша общая задача — посмотреть: если болевые точки, то совместными усилиями развязать узлы, а вовсе не искать какой-то компромат”.

— У нас есть проблемы организационного плана, учитывая, что эта структура была создана совсем недавно. Есть единая государственная задача — чтобы Следственный комитет работал, и работал эффективно. У нас с руководителем СКП Александром Бастрыкиным никаких разногласий нет — я его знаю давно, и при назначении на должность я давал ему характеристику — так обозначил свою позицию Чайка.

— Но, Юрий Яковлевич, в последнее время в некоторых СМИ появились сообщения о грядущей проверке СКП Генпрокуратурой. А некоторые даже написали, что она уже идет.

— Я изначально был за то, чтобы следствие и надзор за следствием были разделены. Но при этом необходимо соблюсти баланс следствия и надзора. Пока это удается не всегда. О проверке говорить преждевременно. Все три прошедших месяца со дня основания СКП только набирал обороты. Полноценная деятельность начнется с нового года. А пока мы ведем совместный мониторинг. Где-нибудь в апреле мы соберем коллегию или оперативное совещание, тогда и можно будет рассматривать первые итоги.

Много говорят о трениях по финансам — это тоже неправда. Фактически финансирование СКП началось в конце ноября. А до этого Генпрокуратура помогала созданию Следственного комитета как могла. На свои средства приобрела для сотрудников СК 93 автомобиля, 110 комплектов мебели, 1500 компьютеров, 2 сервера, а также передала из своего имущества более 7 тыс. компьютеров и 140 автомобилей.

По словам Генпрокурора, совместная работа налаживается. “Надо понимать, что около 40% сотрудников СК — молодые следователи. Безусловно, им надо взаимодействовать с прокурорами, которые имеют больший опыт работы. Мы им помогаем, а не закапываем”. За 3 месяца работы нового комитета прокуроры 4,5 тыс. раз выезжали на место преступления, оказывая помощь молодым следователям.

— Не могли бы выделить приоритетные направления работы Генпрокуратуры в этом и следующем году?

— Борьба с коррупцией, со взятками. Таких фактов за 11 месяцев прошедшего года выявлено на 6% больше. Будем продолжать проверки ведомств. Завершена проверка по Пенсионному фонду России. Аналогичная проверка в настоящее время проводится в Федеральной таможенной службе. Но говорить о ее результатах пока рано. Создано управление по борьбе с экстремизмом. За 11 месяцев 2007 года рост таких преступлений составил 42%! МВД выступило с инициативой создать специальное подразделение по борьбе с этим явлением. И мы эту инициативу обязательно поддержим.

Еще одной болевой точкой остается надзор за исполнением наказаний. На 30% выросло число тех, кто находится в СИЗО за преступления средней и малой тяжести. Это гигантская цифра. По поручению президента мы подготовили проект закона о передаче таких дел в органы дознания.

— Но ведь законотворчество не ваша функция? Что вы предлагаете и можете сделать?

— Действительно, мы не занимаемся законотворчеством, но мы выполняем указание президента. Генпрокуратура уже получила предварительную поддержку МВД и других силовых структур. Мы надеемся, что в целом закон будет принят. И штат дознавателей в этом случае сильно увеличивать не надо. Но убийства и экстремизм исключать из работы следователей нельзя из-за особой значимости и актуальности этих дел.

В числе наших предложений — разделение органов дознания на два вида. Упрощенное, которое предполагает за неделю подготовить обвинение при согласии обвиняемого и его адвокатов и передать дело в суд. Там тоже пройдет упрощенная форма суда, и обвиняемый получит меньшую меру наказания.

Также предполагается и обычная форма, когда дела средней тяжести будут расследоваться 2—3 месяца. Это разгрузит следствие и не будет плодить отбывающих наказание в тюрьмах и других местах лишения свободы. У нас в начале этого века было 1 млн 100 тысяч заключенных. В 2004 году мы снизили это число до 740—760 тысяч. Сейчас опять около 900 тысяч заключенных.

— После дела о смерти Литвиненко наметился холод в отношениях с Великобританией. Ситуация изменилась?

— Сейчас динамики нет. Английская сторона считает, что мы ничего не делаем, а мы не видим в представленных ими материалах вины Лугового. Я подчеркиваю — в представленных. Нет подвижек и по выдаче Березовского, хотя работа продолжается.



Партнеры