В грузин стреляли из психотронных пушек?

При разгоне митингов в Тбилиси испытали новое секретное оружие

25 декабря 2007 в 18:08, просмотров: 1072

С древних времен диктаторы и тираны мечтали найти чудодейственное средство, дающее абсолютную власть над людьми, — восстания, революции и кинжал заговорщика висели над ними как дамоклов меч. Но сегодня человечество, кажется, вплотную приблизилось к созданию невиданного оружия, позволяющего превращать подданных в покорных зомби. Обладатель этого оружия становится практически неуязвимым. Это страшная угроза до сих пор не воспринималась всерьез. Недавние события в Тбилиси показали, что, пока у нас только сочиняют фантастические романы о новом сверхоружии, кое-кто, кажется, им уже обладает…

Он очнулся внезапно, как просыпаются от толчка. Но рядом никого не было, и если он и спал, то спал стоя.

Дико болела голова. Перед ним был замусоренный пустырь. Он стоял у обшарпанной панельной многоэтажки.

Георгий не мог понять, как он оказался здесь, на самой окраине Тбилиси. Последнее, что он помнил, — проспект Руставели, спецназ в противогазах, идущий в атаку на безоружную толпу. Он задыхался, по лицу текли слезы, изнутри его словно жег огонь. “Сейчас я умру”, — подумал Георгий и провалился в небытие. Где он был и что делал в течение следующих двух часов, пока не пришел в себя в спальном районе Вашлисджвари, он забыл.

7 ноября, сразу же после разгона митинга оппозиции, в больницы Тбилиси обратились за помощью 508 пострадавших. Из них 414, получив неотложную помощь, в тот же день были отправлены домой. Большинство из этих людей получили различные травмы либо отравились слезоточивым газом. Эти факты хорошо известны.

Менее известно, что большое количество участников митинга обратились в больницы и поликлиники в течение трех следующих дней. Причем жалобы пострадавших были очень необычными: по утверждению грузинских медиков, в 80% случаев людей беспокоили не физические травмы, а резкое ухудшение психического состояния. Пациенты жаловались на приступы агорафобии, или боязни открытых пространств: им было страшно выйти из дома, пойти в магазин, кафе, спуститься в метро или просто пройтись по улице. Страх и отвращение на физическом уровне вызывали незнакомые люди, толпа: оказавшись, например, в переполненном вагоне метро или автобусе, пострадавшие испытывали удушье, у них пересыхало во рту, их бил озноб или повышалась температура. Некоторые отмечали у себя кратковременные провалы в памяти. Врачи не могли рационально объяснить эти странные явления.

Между тем по Тбилиси поползли слухи о том, что грузинский спецназ при разгоне митинга применил какое-то новейшее секретное оружие. Многие участники событий обратили внимание на странные шестиугольные щиты, установленные на белых полицейских пикапах с открытым верхом. На этих же пикапах передвигались специальные расчеты, стрелявшие в манифестантов гранатами со слезоточивым газом. Щиты издавали резкий свист, похожий на дельфиний. В первый же день грузинские информагентства сообщили, что при разгоне митинга полиция применила какие-то “специальные установки направленного звука”. Официальных комментариев по этому поводу не последовало. Что это за установки и каков принцип их действия — не знал никто. Однако участники митинга рассказывали, что, когда эти шестиугольники поворачивались в их сторону, у них возникало чувство паники и желание бежать.

Трубы иерихонские

Многим кажется, что акустическое оружие — это что-то из области фантастики. Но оно не только существует, но и применяется. Например, в ноябре 2005 года “акустическая пушка” помогла экипажу круизного лайнера Seabourn Spirit отразить атаку морских пиратов, напавших на судно у берегов Сомали. Пираты обстреляли корабль из автоматов и гранатометов, а затем попытались взять его на абордаж. Однако Seabourn Spirit был оборудован системой LRAD — Long Range Acoustic Device (звуковое устройство дальнего действия). После того как устройство было приведено в действие, пираты обратились в бегство.

LRAD — это звуковое оружие, которое относится к разряду “нелетальных”. Хотя последствия его воздействия на организм человека еще не изучены, специалисты полагают, что оно может быть опасным для здоровья. Эта “акустическая пушка” была разработана корпорацией American Technology по заказу Пентагона после нападения террористов на американский эсминец “Коул” в Йемене в 2000 году. Вот уже несколько лет устройство применяется на судах ВМФ США. Например, она установлена на кораблях, которые находятся в Персидском заливе. Известно, что установка весит порядка 20 кг, имеет “тарелку” полусферической формы диаметром около метра и внешне похожа на прожектор или локатор. Она производит узконаправленный пронзительный звук высокой частоты, похожий на вой пожарной сирены, но гораздо громче. Громкость LRAD достигает 150 дБ и может даже повредить слуховой аппарат человека (для сравнения: у пожарной сирены — 80—90 дБ). При этом частота звуковых колебаний составляет 2100—3100 Гц. Но такие характеристики звук имеет только внутри узкого луча, так что звуковой удар не вредит оператору, а поражает только врагов. “Пушка” воздействует на противника силой звука, оглушая его и вызывая болевой шок.

Однако ее устройство позволяет записывать и воспроизводить любые другие звуки — человеческую речь, например.

“Звуковая пушка” использовалась во время боевых действий в Ираке. В 2004 году ее разработчик, American Technology Corporation, заключил с армией США контракт стоимостью 1,1 миллиона долларов на поставку этих установок морской пехоте. Планировалось использовать их для разгона толп бунтующих иракцев. А заодно, видимо, и изучить последствия воздействия нового оружия на человеческий организм. До событий в Тбилиси ни одно правительство не применяло его против своих сограждан.

До появления LRAD все попытки создать эффективное акустическое оружие заканчивались провалом. Хотя первый случай его успешного применения описан еще в Библии. Там повествуется о том, как евреи во главе с Иисусом Навином разрушили стены древнего Иерихона звуком священных труб. Создать свою “иерихонскую трубу”, чтобы сбивать вражеские самолеты, пытались немцы во время Второй мировой войны. К счастью, это им не удалось.

Провалилась и диверсия против Великобритании: гитлеровцы намеревались послать англичанам специальные грампластинки с записями популярных мелодий, которые должны были при воспроизведении излучать инфразвук.

Уже тогда было известно, что инфразвук может вызывать у человека страх, истерику, головные боли и даже галлюцинации. Инфразвуком определенной частоты можно даже убить человека. Спасло англичан то, что домашние проигрыватели не могли воспроизводить инфразвуковые колебания. Позже с инфразвуком экспериментировали американцы. Но пока о создании инфразвукового оружия ничего не известно. Проблема в том, что инфразвук сложно сфокусировать, он рассеивается в пространстве.

У пострадавших — провалы в памяти. Иностранцы изучают их мозг

Установки, которые использовались в Тбилиси, даже по внешнему виду очень похожи на LRAD. Однако LRAD, как мы помним, воздействует на человека одной лишь силой звука. В Тбилиси же происходило что-то другое. Никто из участников митинга не слышал никаких сверхмощных звуков. Значит, эти установки, возможно, созданные на базе LRAD, воздействовали на людей как-то иначе. Наши эксперты полагают, что они могли воздействовать непосредственно на психику человека. То есть это было не акустическое, а так называемое психотронное оружие. В саму возможность существования которого большинство разумных современных людей просто не верит. По их мнению, это явление того же порядка, что НЛО или полтергейст.

Нам удалось найти человека, который провел профессиональное психиатрическое обследование некоторых участников тбилисских демонстраций.

Кандидат медицинских наук Михаил Михайлов в настоящее время служит доцентом на кафедре психиатрии Международной еврейской академии имени Маймонида. Работает над докторской диссертацией, тема которой будет связана с защитой психики человека от целенаправленных электромагнитных и акустических воздействий. Он считает, что на сознание участников демонстраций грузинской оппозиции целенаправленно воздействовали с помощью особых методик.

— Михаил Альбертович, как вы нашли своих пациентов? Или это они вас нашли?

— Первоначально намерения обследовать участников событий в Тбилиси у меня не было. Но вышло так, что сразу после разгона митинга четверо из них случайно оказались в Москве. Ко мне они обратились по рекомендации своего знакомого, который был моим пациентом. Все четверо были обеспокоены своим психическим состоянием. В процессе обследования выяснилось много необычных фактов. Поскольку пациенты уверяли, что аналогичные психические расстройства возникли и у многих других участников демонстрации, это вызвало у меня профессиональный интерес.

По моей просьбе пациенты связались со своими знакомыми, пострадавшими на митинге, и мне в течение недели позвонили еще 37 человек. Все они высказывали аналогичные жалобы.

— Обращение к психиатру для среднестатистического человека — шаг достаточно серьезный. У них действительно были для этого веские основания?

— Да. Применяя обычные для нашей практики методики, удалось выявить полный набор симптоматики, характерный для такого психиатрического диагноза, как агорафобия с паническим расстройством.

— Но во время разгона митинга спецназом с использованием газа, дубинок и резиновых пуль люди испытали сильнейший стресс. Может быть, этот стресс и вызвал расстройство психики? То есть никакого целенаправленного воздействия на психику людей не было, все произошло “естественным путем”?

— Возникновение у большого количества людей отчетливых психических расстройств “естественным путем” маловероятно. Обследованные до этих событий были абсолютно психически здоровы. К тому же обычные слезоточивые газы не вызывают никаких психических расстройств, тем более что трое из позвонивших мне по телефону вообще не попали под воздействие газа.

По рассказам участников митинга, во время газовой атаки они инстинктивно хватались за сотовый телефон, чтобы позвонить близким. Но разговор всегда сразу прерывался. И вслед за этим с их психикой происходило что-то странное: они чувствовали жуткий страх, непреодолимое желание куда-то бежать, кричать, прыгать. Людям казалось, что они сходят с ума или умирают. Затем они теряли над собой контроль, и наступал период полной потери памяти, который длился от полутора до пяти часов. После чего люди обнаруживали себя в самых неожиданных местах города.

Те трое, которые не были отравлены газом, говорили, что испытывали страшное давление в ушах и голове, страх и панику. У них тоже были провалы в памяти. В результате же у всех возникал стойкий страх участия в любых массовых мероприятиях, демонстрациях и митингах.

Но самое интересное, что, когда на следующий день люди обращались за медицинской помощью в тбилисские поликлиники, какие-то непонятные иностранные специалисты без каких-либо просьб со стороны пострадавших снимали у них электроэнцефалограммы (то есть проводили запись электрической активности мозга). Пациентам энцефалограммы почему-то не выдавались. Именно рассказы про эти странные исследования и вызвали у Михайлова подозрения, что над людьми в Тбилиси был проведен какой-то эксперимент.

Психотронное оружие — миф или реальность?

— Я предполагаю, что на демонстрантах испытали как минимум два варианта психотехнологий, относящихся к психотронному оружию, — говорит Михайлов. — Один связан с использованием “акустических пушек”, во втором варианте нужная программа загружалась через мобильный телефон. Для достижения максимального эффекта необходимо, чтобы перед активацией новой психофизической программы произошла блокировка привычного жизненного стереотипа человека. Для этого нужно, чтобы он испытал сильное эмоциональное потрясение. Это произошло во время “газовой атаки” спецназа. Когда напуганные происходящим люди хватались, как за спасительную соломинку, за сотовый телефон, связь с абонентом искусственно прерывалась, и происходила мгновенная загрузка через мобильник в подсознание людей программы панического расстройства.

Эта программа могла содержаться в закодированных определенным образом акустических сигналах, не осознаваемых человеком. Введение их в линию сотовой связи технически несложно. Особенно в свете признаний грузинского правительства, что оно контролирует все разговоры по сотовой связи.

Все это похоже на фантастику. Однако обозревателю “МК” удалось выяснить, что теоретически это вполне возможно. Более того, в разработке методик управления сознанием людей наша страна когда-то намного опережала Запад. Мне удалось побывать в лаборатории, где занимаются подобными изысканиями.

…Унылая серая окраина Москвы, типично советский антураж, обшарпанные стены. Вряд ли многие догадываются, что здесь, под крышей сталинского машиностроительного НИИ, нашли приют ученики и последователи “отца русского психотронного оружия” Игоря Смирнова, умершего несколько лет назад. Кстати, отцом Смирнова был начальник сталинского Смерша Виктор Абакумов, арестованный, когда его сыну было 4 месяца, и через три года расстрелянный. Так что “государево око” внимательно наблюдало за Смирновым всю жизнь — сначала из-за отца, а потом уже из-за его собственных открытий. Его работа велась в обстановке секретности и под пристальным наблюдением КГБ. Даже зарегистрированные им патенты не имеют названий, а только номера.

Но советское государство рухнуло, и произошло, как сказано на сайте НИИ психотехнологий имени Смирнова, “смещение государственных интересов”. Новым правителям России уникальные разработки оказались не нужны. А вот Запад за ними буквально охотился. Смирнову предлагалось американское гражданство, руководство научным институтом в Германии.

— Психотронное оружие мы не разрабатываем, мы мирные люди, — говорит сотрудник НИИ психотехнологий Максим Конобеевский. — Но наши технологии двойного назначения. Это как кухонный нож: им можно порезать овощи для салата, а можно убить человека. Поэтому действует запрет спецслужб на их распространение.

В общих чертах суть технологии, разработанной Смирновым, состоит в обращении непосредственно к подсознанию человека, минуя его сознание. Это позволяет, с одной стороны, считывать оттуда скрытую информацию, например, выявляя потенциальных преступников. А с другой — влиять на мысли, мотивацию и поведение человека.

Психозондирование позволяет, например, выявить потенциального террориста перед его посадкой в самолет. Такая методика разработана и даже уже кое-где применяется. Психокоррекция в мирных целях применяется, например, при лечении алкоголиков и наркоманов.

В 1993 году правительство США обратилось к Смирнову за помощью в разрешении конфликта с сектой “Ветвь Давидова”. Сектанты собирались совершить самосожжение и забаррикадировались на ранчо. Надо было как-то заставить их отказаться от этого намерения. Смирнов предложил передавать через динамики музыку, а на ее фоне — закодированные обращения к сектантам их родных. Однако затея провалилась: американцы ничего не поняли и начали транслировать призывы родственников открыто. Это только разозлило сектантов.

— Нашу технологию можно использовать и для воздействия на толпу, — говорит Максим Конобеевский — Обладая ею, создать нужные технологические средства несложно.

Это может выглядеть так. Словесные сообщения, нужные установки (например, “беги отсюда”) определенным образом кодируются, чтобы поступать прямо в подсознание человека, обходя критикующую функцию сознания. Чисто физически информация человеку поступает, но он ее не осознает. Поэтому воспринимает ее как собственные мысли.

— Закодированная программа внушения может восприниматься как шум ненастроенного приемника, — говорит Максим Конобеевский. — Или может маскироваться музыкой, чем-то еще. Эффективность этой методики доказана экспериментально. 

Устройство “звуковых пушек”, снабженных компьютером, как мы помним, позволяет транслировать любой оцифрованный звук, в том числе и закодированные смысловые сообщения. Может быть, именно это и проделали в Тбилиси?

Американцы вполне могли поставить подобную аппаратуру и методики своим грузинским партнерам. Но скорее всего не для разгона демонстраций оппозиции. А для применения в регионах конфликтов — Абхазии и Южной Осетии. К тому же американское законодательство довольно жестко регламентирует деятельность спецслужб на территории США. Поэтому испытания сомнительных методик на людях они предпочитают проводить в менее развитых странах. Бывшие узники Гуантанамо, например, рассказывали автору об испытании на них каких-то химических препаратов. Кстати, стоимость одной установки LRAD — около 30 тысяч долларов. Удовольствие не из дешевых.



Партнеры