Нацпроект пошел лесом

Обычная сельская школа установила рекорд по получению грантов

26 декабря 2007 в 19:11, просмотров: 421

В 200 километрах от Твери в самом обыкновенном селе, где живет всего 4 тысячи жителей, на самой обыкновенной улице стоит самая обыкновенная средняя школа №1. Как же удивились жители этого самого обыкновенного села, когда на их школу “оптом” начали сыпаться гранты — за два года существования нацпроекта “Образование” грант получила сама школа, гранты получили три учителя да еще два ученика. Корреспондент “МК” побывал в этой сельской школе и выяснил, что же так притягивает “образовательные” деньги в село Лесное.

К восьми утра, когда в окнах двухэтажного здания еще нет ни одного огонька, к школьному крыльцу уже подруливает желтый автобус с надписью “Нацпроект “Образование”. Из него, размахивая портфелями, вываливается куча ребятишек. Хотя первый урок в Лесной школе начинается без пятнадцати девять, ребята из села Бор-Пруды — самого отдаленного от Лесного населенного пункта, находящегося в 18-и километрах от школы, уже “на посту”. Нет, ребятишки не боятся опоздать на урок, просто автобус привозит их заранее. Ведь за оставшийся час школьному транспортеру нужно сделать еще один рейд — забрать вторую партию учеников. Всего в Лесной школе “на колесах” передвигаются 185 учеников из 15 разбросанных по Лесному району Тверской области сел и деревень.

— Вот сейчас заброшу этих ребятишек и поеду забирать следующую партию, — объясняет водитель, указывая на маршрутный лист. В маршрутном листе — 5 деревень: Лесное — Чернятка— Бор-Пруды — Ошеево — Лесное. Всего 56 километров по разухабистым дорогам.

* * *

Из приоткрытой двери кабинета №16 доносятся звуки баяна. В этом факте не было бы ничего удивительного, если бы это был кабинет музыки. Или актовый зал. Но к музыкальной сфере дверь никакого отношения не имеет. У 11-классников здесь только что начался урок литературы: подростки проходят поэзию Серебряного века.

Вместо указки и классного журнала учитель литературы Ольга Андреева обнимает баян, протяжно растягивает мехи и нараспев исполняет: “Послушай: далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф!”. Кто не знает — это стихи Николая Гумилева, а музыку к ним сочиняет сама учительница.

К музыкальному сопровождению уроков литературы ребята уже привыкли. Поэт-песенник Ольга Андреева ни урока не начинает без аккордов гармони — если проходят Пушкина, исполняет “Я вас любил…”, когда по программе Цветаева — “Под лаской плюшевого пледа…”.

В прошлом году Ольга Андреева и ее коллега по школе Елена Цветкова получили гранты по нацпроекту “Образование”. Сразу два литератора да еще и в одной сельской школе — это действительно редкость.

— Когда мы оформляли документы, были просто уверены — двум учителям по одному предмету в одной сельской школе гранты ну уж никак не дадут! — перебивают друг друга педагоги. — Как же мы удивились, когда увидели обе свои фамилии в списках!

— А я даже отчаялась в какой-то момент: зачем я в это ввязалась? — признается обладательница гранта Елена Цветкова. — Думала: в нашем-то Лесном, да в этой глубинке, кто меня увидит? Да как я могу соперничать с учителями Москвы и Питера… А когда приехали на получение сертификата, были приятно удивлены, что в зале сидело много сельских учителей из небольших школ. Таких, как наша.

Правда, конкретную область исследований, за которую они получили “президентский куш”, ни одна из обладательниц гранта назвать так и не смогла.

— Грант учителю вручается по итогам работы, — поясняет Елена Цветкова. — Анализируется, как дети сдавали экзамены на протяжении нескольких лет, повышается ли качество знаний учеников. И еще огромное количество параметров.

Но скорее всего грант им вручили в номинации “толерантность”.

— Я никогда не была противницей никакой литературы, — объясняет Елена Викторовна. — Дети могут спокойно прийти ко мне и спросить: “У вас есть еще донцовская книжечка? А то я вот эту уже прочитала”. Я хорошо понимаю, что есть книги для электрички, есть для пляжа, есть для кресла. Есть такие, о которых хочется говорить всем классом, а есть — о которой хочется размышлять одному. Главное, чтоб читали.

* * *


Пока одни 11-классники под звуки баяна осваивают Гумилева, другие идут на школьный двор и выкатывают из гаража новенький, еще блестящий на солнце трактор. Его купили вместе с компьютерами и учебными пособиями на “грантовские” деньги. Теперь “в наборе” с аттестатом зрелости школа выдает своим выпускникам еще и права трактористов. Конечно, не всем, а только тем, у кого хватает терпения в течение четырех лет копаться в масленых внутренностях машины и по пять часов сидеть за баранкой. Зато после получения заветной корочки ребята могут работать не только на всех видах тракторов, но даже на комбайне.

— Мы долго не могли доказать комиссии, что нам нужен трактор. Нам говорили, что это сельхозтехника, а по правилам нацпроекта “Образование” деньги можно потратить лишь на модернизацию учебного процесса. Но мы доказали, что он нам нужен для учебы, — объясняет директор школы.

Оказывается, трактор водить не легче, чем решать уравнения или разбирать переплетения сюжетных линий в “Войне и мире”. Чтобы получить водительское удостоверение тракториста, нужно продемонстрировать перед экзаменаторами умение лавировать между колышками, съехать с горки на ручном тормозе и без проблем заехать в ангар, чтобы подцепить телегу или плуг. Правда, сначала нужно сдать правила дорожного движения — вызубрить 100 билетов по 10 вопросов в каждом.

— Начинается обучение с 8-го класса: девочки идут на домоводство, а мальчики — на машиноведение. Сначала ребята изучают только теорию — строение мотора, починка. А с 10-го класса ребята уже садятся за баранку, — объясняет преподаватель машиноведения. — В конце 11-го класса сдают экзамены и получают права тракториста.

— Трактор водить легче, чем машину, — в один голос утверждают 11-классники. — У него руль крутить легче, и он более маневренный.

* * *

— А это наша школьная киностудия “Уолт Дисней”! — шутит директор школы, приоткрывая передо мной дверь компьютерного класса с табличкой “Видеостудия “Фаэтон”. — А что вы смеетесь, мультфильмы у наших учеников получаются ничуть не хуже, чем у американских мэтров.

Производство кинофильмов и мультиков в стенах сельской школы началось 13 лет назад, когда в альма-матер появилась первая видеокамера. Тогда снимали всё: начиная от музыкальных клипов и заканчивая документальными фильмами. Правда, теперь пришлось перепрофилироваться и перейти на мультфильмы — видеокамера приказала долго жить.

Их оказалось снимать не легче, чем серьезное документальное кино. Чтобы на экране появились лишь несколько секунд мультика, юные мультипликаторы должны усвоить как минимум три компьютерные программы — в одной создаются сами фигурки героев, во второй — пейзаж. А в третьей статичные “картинки” оживают.

— Раньше больше половины работы ребятам приходилось делать дома, после уроков. Ведь у нас были очень слабые компьютеры, — вспоминает Александр Соловьев, учитель физики и руководитель видеостудии по совместительству.

— Но сейчас, с покупкой новых компьютеров на выигранные деньги, проблема решена. Все стараемся успеть здесь. Правда, иногда школьники засиживаются до ночи. Ведь только один кивок головы делается не меньше пяти часов, а чтобы снять пятиминутный мультфильм от сценария до финальных титров, нужно потратить не меньше года.

Мультикам, выходящим из стен видеостудии, позавидуют создатели “Смешариков”. Например, фильм “Ночные ведьмы” о девушках, которые во время войны на легких самолетах разбили не один немецкий взвод, занял призовое место на “Московских каникулах”. Правда, это был проект 11-классников, но сейчас старшие ребята заразили “синеманией” и младших школьников.

Теперь задумка сделать собственный мультфильм есть даже у 8-классников. Правда, пока юные мультипликаторы работают только над сценарием. Но к концу года мультфильм должен быть готов.

— По сценарию, девочка — обычная школьница — долго засиживается за компьютером. Неожиданно нажимает не на ту кнопку и попадает в страну, где ее ждут встречи с драконами, эльфами и принцем, — перебивая друг друга, пересказывают сценарий восьмиклашки Саша Смирнов и Коля Кочкин.

* * *

— Вот представьте себе, какую кипу бумаг нужно было собрать, — директор Лесной школы Ольга Смирнова вываливает на стол огромную папку с документами. — И это еще черновики: здесь нет ни грамот учащихся, ни визитной карточки школы. Вся администрация школы — а это шесть человек — сидели две недели до ночи.

Оказывается, президентский грант для школы получить не так легко: за две недели нужно собрать порядка двухсот разных бумаг. Здесь и отзывы общественности о работе школы, и комментарии родителей, и смета распределения президентских денег. Кроме пакета документов в “грантовский набор” входит визитная карточка школы, чаще всего в виде видеофильма, в котором рассказывается о достижениях учебного заведения.

— Потом документы проходят экспертизу и получают определенное количество баллов. Мы из всех сельских школ Тверской области заняли второе место, — хвастается директор.

Миллион распределяли всей школой — купили трактор, компьютеры и ноутбуки, на которые поставили лицензионное ПО. Но мало купить ПК, нужно еще обучить пользоваться ими преподавателей. Ведь многие компьютер видели разве что по телевизору. Пришлось потратить часть денег, чтобы обучить учителей компьютерной грамоте. Теперь 30 из 40 учителей школы имеют специальное удостоверение, подтверждающее окончание компьютерных курсов.

— Началось преподавание с освоения Word’а, ведь до этого многие из нас работали с компьютером на уровне печатной машинки, — признается учительница литературы Елена Цветкова. — А сейчас я могу даже скомпоновать урок-презентацию на компьютере. Кроме того, мы научились работать в Exel, где оказалось очень удобно составлять план урока. Для меня, как для литератора, это был темный лес. Я упиралась как могла, но под конец курсов сдалась.

Правда, изначально деньги предполагалось потратить совсем на другие нужды. Дело все в том, что несколько лет назад в школе начала протекать крыша. Осенью и весной школяры со всего Лесного учились под постоянной капелью, а из-за сырости стены обросли грибком и превратились в настоящую микологическую лабораторию. Современные компьютеры да красочные учебные пособия, на которые и предполагается потратить образовательный грант, некуда было даже поставить. Но оказалось, что ремонт полуразвалившегося здания входит совсем в другую смету и к “модернизации учебного процесса” не имеет никакого отношения. Поэтому директору, имея на руках президентский сертификат в 1 миллион рублей, пришлось искать спонсоров, чтобы залатать прохудившуюся кровлю. Тогда, перепробовав все способы, директор Лесной школы обратился в газету “Московский комсомолец”. Теперь осталось отремонтировать только небольшой участочек над школьным музеем.

Тверская обл., село Лесное.



Партнеры