Райская любовь, райские лопаты

Премьера в “Школе современной пьесы”

28 декабря 2007 в 19:37, просмотров: 774

Что такое притча? Это когда рассказывают о чем-то красивом, абстрактном и без натурализма. Именно таким и получился спектакль “Любовь в раю” по пьесе Андрея Максимова, того самого, что регулярно устраивает ночные полеты на голубом экране. Постановка — внимание! — тоже его. Максимов, конечно, не жнец, не швец и на дуде не игрец, но сумел выступить и в режиссерской, и в драматургической ипостасях. И ни в одной не проиграл.

Озеро. Луна. И лунная дорожка. Все это — декорации, но декорации такие, что у вас ни на миг не возникнет сомнения: это настоящее озеро и настоящая лунная дорожка. Ура художнику по декорациям Александру Лисянскому — поработал отменно.

Два героя. Он — Юрий Беляев — актер из тех, что способны телефонный справочник сыграть почище “Гамлета”. При нем Она — русская красавица в наряде а-ля васнецовская Аленушка — актриса Анжела Хромова. И еще есть некий третий — Владимир Шульга. Он — кладбищенский сторож. Она — прекрасная девушка, бывшая актриса, которая вдруг просыпается на берегу этого озера, видит Его… Она уверена, что умерла и попала в рай. Где они на самом деле находятся, непонятно, особенно если учесть, что к ним еще и бывший ее любовник вдруг приходит. И уговаривает ее вернуться в земную жизнь. А она отказывается, говорит, что там все фальшь и ложь. К тому же она уже влюбилась в этого сторожа. Короче, факты здесь не очень важны. Спектакль атмосферный, здесь важнее не смысл, а “подсмысл”. Иногда нам очень нужно, чтобы нам сказали простые и важные слова.

“Все одиноки. И вы все. Все до единого, — говорит Он, обращаясь в зал. — Время любви наступает тогда, когда человек способен ее принять. Любовь и смерть сталкиваются. Любовь побеждает, но смерть ранит”. Герой философствует, как только может. А героиня в ответ: “А пойдем погуляем?” — хотя при этом лежит и всем видом показывает, что никакие прогулки под луной на фиг не нужны. Да еще и красивые ноги повыше подняла. Ужас! А при чем здесь лопаты? При том, что этот кладбищенский сторож все время колотит деревянные кресты. И лопатами, которыми утыкана вся сцена и на полу, и на потолке, и на стенах, он зарывал многих, многих и многих умерших. В том числе и своего отца.

И рефреном по спектаклю звучит песенка:
Осень медленно расправит рыжее крыло,
Веют медленные снеги,
Нам опять не повезло…



Партнеры