И не друг, и не враг. А как?

Саакашвили не главная проблема в отношениях России и Грузии

9 января 2008 в 18:55, просмотров: 2223

Недовольная Саакашвили часть грузинского населения так и не смогла преподнести Кремлю подарок на предстоящий Старый Новый год. Республиканский Центризбирком официально провозгласил “неистового Мишу” избранным президентом страны. Оппозиция, правда, назвала эти результаты жульничеством. Но с вероятностью в 70% сейчас сместить Саакашвили у нее не получится. Другое дело, что в долгосрочном плане внутриполитические позиции грузинского президента скорее всего будут ослабевать. И это чревато новым обострением отношений с Россией.

В точном соответствии со сложившейся в независимой Грузии почтенной политической традицией оппозиция вчера наотрез отказалась признавать официальные результаты президентских выборов. Но у заклятого друга Кремля Саакашвили уже есть все основания праздновать победу.

“Президенту Мише” очень повезло с противниками. Как сказал мне российский политолог Зураб Тодуа, “действия оппозиции и раньше были скорее вялыми и беззубыми, а сейчас они продолжают терять время. Объявленная голодовка основного соперника Саакашвили уже ни на что не окажет никакого влияния”.

Если же оппозиция попытается перейти к силовым действиям в духе очередного ремейка “революции роз”, то у нее тоже вряд ли что-нибудь получится. Запад в целом с малозначимыми оговорками уже признал прошедшие президентские выборы демократичными. Значит, жесткий силовой отпор оппозиции будет трактоваться мировыми СМИ как защита общепринятых норм демократии.

По количеству штыков Саакашвили сейчас тоже с легкостью обгонит своих противников. Армия, полиция и спецслужба во время его президентства стали элитой грузинского общества. Они получают фантастические по местным меркам зарплаты и пользуются всевозможными привилегиями. Сдавать своего кормильца у силовиков нет никакого резона.

Однако если Саакашвили выиграл сейчас, это не значит, что он обязательно продолжит выигрывать и в будущем. Основная масса населения страны по-прежнему живет в состоянии, близком к нищете. А во время предвыборной кампании президент надавал кучу явно невыполнимых обещаний.

Через считанное количество месяцев — или в крайнем случае лет — у Саакашвили есть все шансы вновь оказаться перед лицом мощного внутриполитического кризиса. И сторонников у президента тогда будет меньше, чем сейчас. С 2004 года популярность Саакашвили стабильно падает. И вряд ли эту тенденцию удастся повернуть вспять.

Но злорадствовать по поводу будущих злоключений грузинского лидера не стоит. Ведь в случае угрозы своему режиму Саакашвили обязательно прибегнет к своей традиционной палочке-выручалочке и спровоцирует новый конфликт с Россией. А поскольку ставки в игре резко повысятся, то грузинский лидер может не ограничиться риторикой и арестом отдельных российских офицеров. Нельзя исключать, например, попытки устроить “маленькую победоносную войну” в Южной Осетии или даже в Абхазии.

Даже если этого не произойдет, у Москвы все равно есть повод серьезно задуматься. Стоит задаться, например, следующим вопросом: что произошло бы с российско-грузинскими отношениями, если бы противникам Саакашвили удалось его сместить? Ответ большинства экспертов однозначен. В нюансах определенные изменения, конечно, могли бы иметь место. Но общий стратегический курс Тбилиси по отношению к Москве все равно остался бы прежним.

Получается, что наша главная проблема в Грузии заключается не только и не столько в Саакашвили. Направленный на замораживание конфликтов в мятежных грузинских провинциях курс России медленно, но верно отрывает Тбилиси от Москвы. Грузия фактически вталкивается в американскую орбиту. Разумеется, наши возможности для маневра в Грузии сейчас предельно ограничены. Но это не значит, что Москве не стоит искать выход из тупика. Возможно, время сейчас и играет против Саакашвили. Но против Саакашвили — необязательно значит в нашу пользу.

Михаил РОСТОВСКИЙ.

СААКАШВИЛИ СТАНЕТ УЗУРПАТОРОМ?

Центризбирком Грузии вчера огласил предварительные результаты голосования на президентских выборах.

По его версии, Саакашвили победил в первом туре, набрав 52,91% голосов. Оппозиция с этим совершенно не согласна. Единый кандидат Леван Гачечиладзе с соратниками начал голодовку. Властям поставлен ультиматум: если до 13 января не произойдет пересчета голосов, на улицы Тбилиси и других городов выведут до 100 тысяч митингующих. Кстати, в честности грузинских выборов усомнились и… партнеры Саакашвили из США. Независимый Американский центр по политическому мониторингу, работавший в Грузии, вынес свой вердикт: “Выборы 5 января не соответствуют международным стандартам избирательного законодательства”.

“Как будет развиваться ситуация в Грузии?” и “Почему Саакашвили победил на выборах?” — с такими вопросами “МК” обратился к экспертам.

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований:

— Победа Саакашвили — лишь начало нового витка в противостоянии его с оппозицией. Грузия пока не является страной с сильной, развитой демократией, и вопрос о власти больше будет решаться на улице, а не у избирательных урн. Возможно, результатом этого будет второй тур выборов. Для Саакашвили такое развитие событий будет означать вскрытие и дальнейшее развитие компрометирующих его тем (например, убийство Зураба Жвания, в котором его обвиняют). Скорее всего Саакашвили пойдет на прямую конфронтацию с противниками — митинги будут разгоняться, оппозиция — раскалываться и перекупаться. Полоса нестабильности в Грузии продолжится.

Гия ХУХАШВИЛИ, грузинский независимый эксперт-политолог:

— Надеюсь, что до 13 января возобладает разум и власти признают, что победа Саакашвили в первом туре невозможна. Есть компромиссное решение, позволяющее им сохранить лицо: показать хотя бы 49%. Дальше никто копаться не собирается, что там на самом деле произошло. Реальные результаты выборов отличаются от объявленных официально, и они об этом прекрасно знают.

— Это похоже на ситуацию в России...

— Несмотря на риторическую борьбу, Путин и Саакашвили очень похожи: оба люди какой-то большой сверхзадачи. Но в России эта сверхзадача востребована, исходя из истории, общественной психологии. А в Грузии она виртуальная, настоящей сверхзадачи нет и не может быть.

— Что будет, если власти все же не пойдут на второй тур?

— Саакашвили будет воспринят обществом как узурпатор власти. Сложилась ситуация цугцванга — у властей нет хороших ходов. Только плохие и очень плохие. Одна из причин, почему они не могут уступить власть, — это боязнь того, что будет потом. У нас не та ситуация, когда власть уходит и в оппозиции может спокойно заниматься политикой. Они творили все, что хотели, и все это всплывет. Им страшно. Их агрессивность идет от боязни будущего.

— Саакашвили может победить во втором туре?

— У него есть некоторые шансы. Он должен пойти на второй тур и попытаться победить. Он должен понимать, что доверие к нему сейчас настолько низкое, что легитимизировать те результаты, которые он объявляет, ему не удастся. И в этом случае он будет вынужден пойти на диктатуру. Ведь даже по выкладкам ЦИК в основных мегаполисах он проиграл. Он может потушить возмущение силовыми методами. Но диктатура может продержаться только на очень больших внутренних ресурсах — это нефть и газ, как в России, или сверхидея. Ни одного этого инструмента у Саакашвили нет. Так что все это рухнет максимум в течение года.

Марина ПЕРЕВОЗКИНА, Игорь КАРМАЗИН.



    Партнеры